Бывший нападающий "Енисея" Андрей Пашкин: "Без хоккея я затосковал"


Бывший нападающий

Одна из легенд красноярского спорта нападающий «Енисея» Андрей Пашкин приезжает в Красноярск каждое лето. Вот и на этот раз хоккеист, лишь семь лет назад зачехливший коньки и вставший у тренерского руля, не изменил своим привычкам.

ОПЯТЬ В ИГРЕ

Андрей Пашкин забил в первенстве СССР более пятисот мячей. И всё – в составе «Енисея». А в 1988 году он первым из красноярцев уехал играть в Швецию. Там в итоге и остался, перейдя в конце 90-х на тренерскую работу. В прошлом году Пашкин принял предложение от братского «Металлурга» и вернулся в Россию.

С кумиром тысяч хоккейных болельщиков мы встретились в холле стадиона «Енисей».

Пашкин тут же предложил пойти на трибуны. Как только мы вошли, нас совсем не приветственным лаем встретили две собаки.

– А ну молчать! – тут же прикрикнул Пашкин. Пес гавкнул еще несколько раз и успокоился.

Раньше-то, наверное, местные дворняги при виде вас сразу замолкали? Знали, кто на стадионе хозяин?
– Да тут раньше их вообще не было...

Вы приехали в Красноярск с женой и детьми?
Только с женой. Дети уже большие, разъехались кто куда. Сына Михаила пригласили в шведский клуб «Эдсбюн», являющийся действующим чемпионом страны. Предложили контракт по системе 2+1. Дочь переехала со своим парнем в другой город. Он, кстати, тоже хоккеист. Играет в «Эребру», который в этом году вышел в высшую лигу. До последнего времени Катя работала в оптике, теперь будет в спортивном магазине.

Дети не горят желанием каждый год бывать в Красноярске?
– Дочь не против деньков на десять приехать. Но на большее ее не хватает. Сын раньше приезжал, даже здесь с ребятами тренировался. Но последние два года не был.

Погостите в родном городе, а дальше куда?
– В Швецию. Перед приездом в Красноярск я подписал контракт с командой первого шведского дивизиона «Алесурта». Задача на сезон – удержаться в дивизионе. Хотя еще несколько месяцев назад желания продолжать тренировать не было. Я хотел отдохнуть от спорта, побыть дома, с семьей. У жены скоро юбилей – 50 лет, у меня тоже. Поэтому сначала я не согласился. Но вот после возвращения из Братска пожил немножко без хоккея и... затосковал. Понял, что не могу без него. Тянет – не отпускает. А перед отъездом в Красноярск они снова вышли на меня, и я сказал, что согласен.

БРАТСКИЙ СОВЕТ

Наверное, нелегко было адаптироваться к жизни в небольшом сибирском городке после 16 лет, проведенных в Швеции?
– Да, перерыв был большой. Но я рад, что попал в Братск. Там я сразу увидел все плюсы и минусы российского хоккея. Это стало очень хорошей школой – с головой окунулся в происходящее.

Что сразу резануло глаз?
– Вообще-то, я ожидал худшего. Но меня хорошо встретили, сразу устроили встречу с мэром города, спонсором – управляющим алюминиевым заводом. База хоккеистов в целом неплохая, там уютно. Хотя работы непочатый край. Льдом очень плохо занимаются. Сам стадион можно бы подремонтировать, матчи покрасочнее проводить.

Вы наверняка предлагали что-то изменить, улучшить? Ведь вам есть чем поделиться?
– Да, был разговор. На прощание я посоветовал, на что обратить внимание. Самое необходимое – это искусственный лед. Я думаю, на сборы за последние пять лет клуб истратил больше, чем требуется на установку льда. Во время подготовительного периода команда полностью на колесах. Уезжают на сборы и только к началу чемпионата в Братске появляются. В Кемерово ездят, в общем, туда, где есть лед. Это не дело. Ну и детскую школу надо подтягивать. Пока все игроки приезжие, свои не очень-то растут. А ведь перспектива есть, завод богатый.

ПОПАЛ ПОД СОКРАЩЕНИЕ

Что подтолкнуло к решению уехать из Швеции в Братск?
– Это не вдруг произошло. Меня и в Казань звали, и в Абакан. Но я все как-то не решался уехать. Была работа, а вместе с ней и хороший уровень социальной защиты. Я боялся потерять право на эту защиту. А потом ситуация изменилась. Меня сократили на основной работе. В Швеции ведь не как у нас. Хоккеем занимаешься вечером, в свободное, так сказать, время. А днем ходишь на службу.

Чем занимались днем?
– Четыре года я проработал в электронной фирме, в отделе логистики. Потом дела у фирмы пошли неважно, и началось сокращение. В первую очередь уволили тех, кто имел небольшой рабочий стаж. В моем возрасте найти новую работу трудно, что в России, что в Швеции. И я принял предложение «Металлурга».

Вы сказали, что тренируете вечером. Получается, у шведских хоккеистов одна тренировке в день?
– Да. И многие из них тоже играют после работы. Но если доход от хоккея устраивает, могут не работать днем.

Какие из первых впечатлений о Швеции сохранились?
– Что это тихая, спокойная страна, где у каждого свой круг интересов – работа, семья. Все общаются друг с другом чуть ли не по записи. Так, запросто придешь – точно не поймут. Не принято. Мне было еще тяжеловато оттого, что тренировок мало было. Привык уже к енисеевскому ритму. А там не знал, куда себя девать. Еще в Швеции понятие о выездном матче скорее условное. Всё рядом. Приехал, сыграл, вечером уже дома.

Ваша жена в Швеции чем занимается?
– Она работает в... у нас бы это назвали домом престарелых. Небольшой домик на несколько квартир. Там живут старики. Она за ними ухаживает.

ТЕПЕРЬ ЗВЕЗДЫ ТОЛЬКО В «ДИНАМО»

Как относитесь к ситуации в «Енисее»? Сначала ведущие игроки уехали, потом тренер...
– Насколько я знаю, в команде нет стабильности, причем давно. До последнего момента никто не знает, какими средствами будет располагать клуб. А другие просто имеют лучшие финансовые возможности. Всё в деньги упирается. В Швеции вон тоже команды «болтает». Вышли, например, в высшую лигу, сели, подсчитали – не хватает денег. Всё, команда распускается или уходит в низший дивизион.

Спонсоры в Швеции хорошо поддерживают хоккей?
– Везде по-разному. Обычно у команды очень много спонсоров, бывает, около двухсот. И все из одного города. Но там система спонсорства такая: компания может часть налогов платить не государству, а перечислить на спорт. Насколько я понял, в России этого нет.

В Красноярск вас не приглашали?
– Конкретных предложений не было. С Ломановым разговаривали, конечно. Он говорит: «Что я буду тебя звать, если сам не знаю, что с командой будет?»

А сами вы не прочь вернуться?
– Я бы поработал в «Енисее».

Когда в очередной раз приезжаете в Красноярск и заходите на стадион, что вспоминается?
– Шум трибун... Шум трибун, крики «Енисей, вперед!» В общем, атмосфера. Живая, зажигающая огонь. Бывало, как гаркнут, ноги сами бегут, понимаете?

Сейчас трибуны по-другому на «Енисей» реагируют? Или, когда приехали сюда с «Металлургом», вспомнили то ощущение?
– По-другому сейчас. Раньше больше зрителей было, больше шумели.

Какие воспоминания из вашего хоккейного прошлого самые яркие?
– Первые тренировки с командой мастеров в памяти остались. На асфальте с клюшками на роликах гоняли. Ну и конечно наша первая медаль в 1978 году. Это вообще незабываемо. Когда люди подкидывают тебя в воздух, рвут на тебе майку...

Вспомните атмосферу того матча?
– Тогда мы дома играли решающий матч с «Кузбассом». Если выигрываем – бронза в кармане. Первая бронза. Ну, да и чуть раньше мы хороший задел в Москве сделали. Обыграли «Динамо» со счетом, по-моему, 6:5. Привезли важные очки, а главное поняли, что можем выигрывать. Ведь как хоккеист растет? Обыграл сильного соперника, раза два мяч у него отобрал – и понял, что может с этим именитым мастером бороться. Вот так и мы после матча с «Динамо» выросли. Осознали, что можем бороться за медали. И дело пошло. Естественно, на игру с «Кузбассом» пришел полный стадион. Люди с утра места занимали. Выиграли с разгромным счетом – 20:5. После финального свистка болельщики повалили на поле и разорвали нас на кусочки. Кому-то шлем достался, кому-то клюшка.

А вы сами как победу отмечали?
– Руководство «Красмаша» устроило нам встречу с ветеранами хоккейной команды «Трактор». Оказалось, они завоевали свои первые медали ровно 25 лет назад! Очень душевно с ними посидели.

Сейчас в России есть команда, игроки которой по силе равны трио Ломанов, Пашкин, Ануфриенко?
– Звездная команда у нас теперь одна – «Динамо». Только, может, не в том городе она играет? Болельщиков в Москве на хоккей с мячом уж точно не придет столько, сколько пришло бы, например, в Красноярске или Хабаровске.

0
Комментарии (0)