SIM-карту купить не успел...


Памяти Юрия Петровича Пытько...

Сейчас уже затрудняюсь сказать, где и когда мы познакомились в реале. Случилось это в начале девяностых. То ли в Шушенском в регбийном Кубке, то ли в Сосновоборске на спартакиаде городов и районов края. Но его до боли знакомый голос как-то не позволял причислить его к незнакомцам. А голос его помнят все болельщики 80-х.

Мы встречались на соревнованиях, здоровались, обсуждали новости, но о том, с какой кладезью информации доводится общаться, узнал немного позже. Проходило первое (в должности тренеров) противостояние Ломанов-Янко. Телефон Юрия Петровича был записан. Дай, думаю, позвоню. Может, подскажет что интересное. Он с ходу назвал парочку цифр, запомнилось, что оба - пятикратные чемпионы мира, и попросил еще полчаса. Мол, перезвоню. Вскоре раздался звонок, и Пытько начал забрасывать меня самой вкусной информацией: как встретились впервые, как не срослась их совместная игра в сборной, как Ломанов-игрок выступал против, а потом за Янко-тренера. Мне столько и не надо было, но уж сильно красиво получалось. И я вытащил всю статистику во врезку с указанием источника. Так началось наше плотное сотрудничество.

Иногда и мне доводилось быть полезным. В последние годы Юрий Петрович выпускал хоккейные программки. А какая программа без состава? Вот и лазил по сети, искал, диктовал. Причем пользы от этого я получал едва ли не больше. Пытько помнил всех игроков выступавших в чемпионатах 1960-1980-х годов. Весьма часто доводилось слышать: "Это сын такого-то, игравшего там-то и там-то. О! А это, наверное, внук. Отец его приезжал к нам с молодежной командой, но по мастерам не заиграл. А дед-то сильным игроком был". Прекрасно он знал и руководство всех команд. Порой его отзывы были и нелицеприятными, но в большинстве случаев - только положительные.

Когда газета "Очевидец", где я работал, сменила формат и объем, в ней выходило по три спортивных полосы в неделю. Юрий Петрович на правах вице-президента краевой федерации ХсМ собрал все наши материалы и отправил в Москву - в федерацию. Пусть мы никакого места и не заняли, одобрение со стороны мэтра значит очень много. Это сродни вручению ордена.

А его регбийные тетради, знакомые всем мало-мальски занимающимся статистикой! Три толстых больших тетради в дерматиновых обложках, с врезками, с дописками. Начиналось с малого: узнавал - в таком-то месте сыграли 4-5 команд. Какие именно, собеседник не помнил. Встречался с другими очевидцами. Дописывал названия. Затем результаты. Все на новых и на новых бумажечках, которые аккуратно вклеивал, вшивал… В тетрадях этих была почти вся история отечественного регби. Он сам видел две "дырочки" — не было нескольких результатов чемпионатов СССР конца 50-х, и одного южного студенческого турнира "Политехника". С грустью говорил: "Мне бы на недельку в Москву, в "Ленинку"... Я уже даже знаю, какую газету и за какую половину года перелистать!" В прошлом году ему даже такая возможность представилась. Юбилей ДФСО "Профсоюзов", и Пытько получает заказ написать книгу к этому событию. Так и не знаю, вышла она или нет. Юра не хвастался. Но в Москве он сильно заболел. Да вдобавок в метро вытащили из кармана все деньги. Добирался домой с приключениями. И здесь слег уже капитально.

Но спорт не оставил: переписывался с десятками коллекционеров страны. Кому-то отсылал наши программки и справочники. От кого-то получал местные. Порой и с посвящением, с благодарностью ему на титульном листе.

А как он мечтал о компьютере с принтером! Тогда сразу можно было бы систематизировать весь архив. В прошлом году чуть не купил. Но болезнь, вырвавшая из колеи... А незадолго до смерти у него появился и первый сотовый телефон. Вот только "симку" он так и не купил…

А каким добрым и заботливым он был! За что не раз страдал. Вспомним историю его третьей пожизненной дисквалификации, заработанной на стадионе "Енисей". Шло открытие соревнований посвященных 100-летию ХсМ. Выступали юные фигуристы, и вдруг пленка с фонограммой рвется. На улице мороз, а девчоночки в тоненьких колготках. И Юрий Петрович, будучи ведущим мероприятия, бросается спасать ситуацию. Он рассказывает детям об Ирине Родниной, откатавшей свою "Калинку" без музыки, и начинает сам громко и красиво распевать прервавшуюся песню: "Мальчик хочет в Тамбов". Лучше всего у него, конечно, получался рефрен "Чики-чики-да". Под его пение фигуристы закончили свое выступление, уехали в раздевалку, но таких бурных оваций мне доводилось слышать нечасто. Хлопали и Юре.

Летом умер его хороший товарищ, хоккейный арбитр Геннадий Преловский. Эта пара специалистов отработала вместе не меньше сотни хоккейных турниров. Гена — главный судья, Юра — секретарь. Они вновь объединились, чтобы вместе вести хоккейные турниры, проводимые в раю.

0
Комментарии (0)