Избежать заумной автономии


Избежать заумной автономии

В прошлом выпуске “СТАДИОНА” один из авторов нашей спортивной редакции предложил в качестве эксперимента по воспитанию нового поколения грамотных арбитров организовать в СФУ и КГПУ — двух вузах региона, где можно получить специальность тренера или учителя физкультуры, — кафедры или даже целые факультеты судейского дела. С углубленным изучением психологии человека в экстремальных условиях, анатомии, физиологии, нюансов правил тех или иных видов и так далее.

Дескать, от бывших спортсменов, которые сейчас составляют костяк арбитражного корпуса, толку мало — эмоции частенько их захлестывают, да и, чего таить, базовых навыков порой не хватает. Озвученная точка зрения вызвала определенный резонанс в среде болельщиков и специалистов спорта, а потому продолжаем сегодня тему воспитания судейского резерва публикацией письма, присланного к нам в редакцию по электронной почте рядовым, как он сам представился, красноярским физкультурником.

Спортсмены-неудачники, обиженные в свое время судейской несправедливостью по отношению к себе, — вот кто, оказывается, идет в арбитры! По крайней мере так считает автор материала “А судьи кто?!”, опубликованного в вашей газете 17 марта. И тут же между строк как бы предполагает, что старые обиды эти люди не могут в себе вытравить до конца жизни — ну раз продолжают мстить за свои душевные раны действующим атлетам, взяв в руки свисток и получив необходимую для обслуживания соревнований различного уровня квалификацию. Посему выходит, что большинство наших судей можно разделить на три основные категории. Первая — глубоко несчастные жертвы морального насилия, вторая — крайние циники, для которых в радость слышать несущееся с трибун “Судья, три-два-раз!”, третья — алчные донельзя шкурники, готовые и без свистка на поле появиться, если щедрые дарители попросят об этом перед самым началом состязаний. Получается, что они по всем признакам психически нездоровые люди, нуждающиеся в срочной госпитализации в соответствующие лечебницы, а не в получении единоличного права карать и даровать. В таком случае ответ на извечный вопрос “Чем руководствовался судья в спорном эпизоде?” очевиден. Тогда при обязательном тестировании и лицензировании такие арбитры должны держать экзамен не на знание правил и приемлемую физическую подготовку, а развернуто рассуждать на подкинутые врачами хитрушки: кто зажег солнце, умеет ли разговаривать трава, какого цвета ветер, когда вода ложится спать и так далее.

Но, к счастью, в этой части общества не все так мрачно. Что, кстати, говорит и автор статьи: “Поверьте, грамотных, честных и порядочных судей в том же Красноярске хватает”. Сам лично знаком с такими. Их в самом деле немало. Это беззаветно преданные своему любимому делу энтузиасты. Я бы сравнивал их не со спортсменами-неудачниками, а с настройщиками роялей. Есть среди последних настоящие маэстро, которые, починив уставший от времени и детских шаловливых рук инструмент в актовом зале обычной школы, исполняют потом на нем выдающиеся классические произведения на уровне лауреата международного конкурса. Скромно так, без зрительской поддержки, но с любовью и со знанием дела. Это призвание. И среди арбитров — такие есть.

Так вот (что я в самом деле только с критикой выступаю?), предложение о создании судейских факультетов в университетах, приведенное автором в качестве панацеи, само по себе бесценно. В том смысле, что у него цены нет, оно бесплатно. Ну, ничего кардинальным образом не изменится! А может стать и того хуже. Представьте только: в какой-то конкретный вид спорта откуда-то со стороны для оценки действий участников приходит человек и начинает судить. Оторванный от реальности, он успеха на этом поприще не сыщет. По крайней мере волна критики — в случае принятия им непопулярного решения — ему обеспечена покруче нынешних упреков. А именно таким вот изолированным воспитанием и видится мне обучение арбитров на особых факультетах. Попробую пояснить на жизненном примере. Кто служил в армии, поймет, о чем я: чрезвычайно трудно завоевать авторитет у кадровых офицеров и рядового состава лейтенанту — выпускнику вуза с военной кафедрой. Там таких уничижительно называют пиджаками, то есть, по сути, гражданскими, случайными людьми, попавшими под присягу не по доброй воле. Одно дело старательно строчить конспекты о средствах противоракетной обороны, а другое — обеспечить на практике, в живом окопе, безопасность вверенных солдат. То же и в спорте. Можно знать, что во время исполнения пенальти в футболе вместо прямого удара допускается пас по направлению к воротам, но при этом потеряться в элементарной ситуации с падением игрока в чужой штрафной площади. Ведь прессинг арбитра со стороны недовольных участников спортивного спектакля и болельщиков гарантирован всегда. Важно также понимать не только букву, но и дух закона, обладать собственной философией, структурированным мышлением. А это достигается только за счет опыта, помноженного на природное чутье и преданность делу.

Потому предлагаю все же не изобретать велосипед, а усовершенствовать былые наработки. В частности, не тратить бюджетные деньги на создание дополнительных учебных направлений (в конце концов, страна сейчас больше нуждается в других специальностях), а поплотнее начать взаимодействовать с федерациями по видам спорта. Краевой и городской спорткомитеты должны быть на постоянном контакте с представителями различных направлений (возможно, создать специальный комитет или комиссию) — для постоянного привлечения к турнирам различного уровня, от школьного до всероссийского, основной и резервной обоймы судей. Топ-арбитров — поставить на регулярное денежное довольствие, включив в их обязанности еще и проведение различных семинаров, мастер-классов, аналитическую и методическую работу. Таким образом и формировать базу, вершиной которой должен стать в первую очередь гражданский, а не научно-образовательный институт.

Не следует забывать и о ветеранах спорта, многие из которых, знаю, недовольны своим нынешним положением. Зачастую случается, что обстоятельная беседа с бывалым атлетом дает молодому спортсмену или арбитру гораздо больше, чем многолетний стресс “вслепую” — без опоры на опыт предыдущих поколений. Ведь знание наработок прошлого позволит начинающему судье не топтаться на месте, а отталкиваться от уже имеющихся знаний, мыслить прогрессивно, принимать верные и выдержанные решения.

С уважением,
рядовой красноярский физкультурник Роман БОБРОВ
0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях