Уже не полтрассы, а целый глобус


Уже не полтрассы, а целый глобус

На входе в легкоатлетический манеж КУОР женщина в ярко-желтой спортивной толстовке поинтересовалась: “Вы к кому?”. Услышав, что к Третьякову, ответить не успела — за нее это сделали две черноволосые девчушки, хором воскликнувшие: “На интервью?!”. Как оказалось, Александра в фойе дожидались две сестры. Тем же самым — только уже в спортзале — занималась его девушка Анастасия, старательно скрывавшаяся за колоннами от телекамер.

“Уже целый час”, — вздохнула она. — “Но вы разговаривайте, не беспокойтесь”. А обладатель Кубка мира по скелетону тем временем вовсю познавал обратную сторону популярности — отвечал на бесконечные вопросы, демонстрировал прозрачную медаль с бронзовой каемкой, сворачивал и разворачивал Хрустальный глобус, бережно спеленатый в одеяло и упрятанный в спортивный рюкзак. Уговаривал Настю показаться перед оком объектива, видел в ответ упрямое качание головой, разводил руками и прохаживался перед камерой в компании журналистки. Все время улыбался и безропотно позировал перед фотографом — стоя, с медалью, с медалью и Глобусом, с медалью и Глобусом на стареньком потертом пьедестальчике, до блеска вышарканном сотнями ног красноярских легкоатлетов.

Разговор с корреспондентом “СТАДИОНА” стал для Александра Третьякова третьим интервью за день, четвертым — за недолгое время пребывания в Красноярске и бессчетным с того самого момента, как 23-летний скелетонист (по меркам этого вида спорта, сущий младенец) принял в свои руки хрустальную награду за победу в общем зачете Кубка мира. Российские журналисты звонили на мобильный, иностранные атаковали вживую. С последними Александр общался при помощи знакомых латышей: с английским языком, по его признанию, он испытывает определенные проблемы. Ангельское терпение в отношении представителей прессы объясняет просто — для него рассказывать интереснее, чем слушать.

В сезоне 2008/09 красноярский спортсмен шесть раз побывал на пьедестале почета: на этапах Кубка мира был третьим, дважды вторым и дважды показывал лучшее время. Когда же на трассе что-то не получалось, занимал девятые места — в Альтенберге, Санкт-Морице и Уистлере. Также в его активе пятый результат на чемпионате Европы и бронза чемпионата мира.

— К чемпионату мира накопилась уже общая усталость, — объясняет Третьяков. — Были ошибки на трассе, да и сама трасса сложная. Но я считаю, что третье место — это тоже хорошо. Все-таки это моя первая медаль чемпионата мира, так что еще есть к чему стремиться.

На вопрос, что для него значимее — бронзовая награда или Хрустальный глобус, Александр задумывается: “Наверное, Глобус. Все-таки восемь этапов Кубка мира, на всех надо выступать стабильно. Дороже тем, что к нему дольше идти”. Через секунду, улыбаясь, добавляет: “Но и медаль тоже дорога”.

Вообще, какие-то конкретные медальные планы Александр не строил и на пик физической формы вышел лишь к февралю. “К тому времени я уже подобрал коньки, — рассказывает он. — Появилась внутренняя уверенность, ехалось легко, бежалось легко”.

Надо думать, что этот опыт будет учтен тренерами при подготовке к следующему сезону, так как Олимпиада в Ванкувере стартует через год, 12 февраля. Трассу, где придется бороться за олимпийские награды, Третьяков называет очень сложной и скоростной, причем последнее обстоятельство ему даже на руку. Не раз перед его скелетоном падали рекорды треков, причем свое давнишнее прозвище Александр-полтрассы, присвоенное за неудержимость на стартовом разгоне, спортсмен считает уже отошедшим в прошлое. С техникой, на которой будет выступать в Канаде, он также определился. В этом сезоне красноярец пересел с немецкого скелетона, изготовленного Томасом Платцером, на латышский — и его скорость на трассах сразу возросла.

— Экспериментировать буду с полозьями, с коньками, а сам скелетон мне очень нравится, — сообщил Третьяков. — Других вариантов пока нет: вряд ли кто перед Олимпиадой будет продавать хорошие скелетоны. Я имею в виду, не только россиянам, а вообще всем. Потому что на скелетонах ездят те, кто их и производит.

Кстати, вес скелетона вместе со спортсменом строго ограничен регламентом и обязан не превышать 115 килограммов. Минимальный вес техники составляет 33—34 килограмма, соответственно, стрелка на весах, когда на них поднимается скелетонист, должна колебаться в районе 80 килограммов. У Александра Третьякова, который рядом со своими красноярскими коллегами по бобслейному цеху выглядит худеньким подростком, масса тела до этой отметки пока не дотягивает. Но это дело наживное — ведь сибиряк является самым молодым победителем Кубка мира в истории скелетона и первым его российским обладателем. Так что в его обозримом будущем маячат не только Ванкувер и Сочи. Но все это впереди, а пока триумфатор сезона собирается хорошенько восстановиться после праведных трудов и уже на этой неделе уезжает отдыхать. Куда — не сказал.

0
Комментарии (3)
Galka
2 апреля 2009 г. в 12:36
Приложение СТАДИОН выходит раз в неделю, а новости - ежедневно

Так что десь никакого "повтора" нет. Разные виды - ТВ и печатная пресса
Ответить
Митяй, г. Красноярск
1 апреля 2009 г. в 23:44
но мы это уже по ОРТВ видели. жаль что повторились.
Ответить
Galka
31 марта 2009 г. в 16:47
классно написано
Ответить