Жесткий в деле, добрый по жизни


Жесткий в деле, добрый по жизни

Он участвовал в становлении команды, но спустя сезон ушел — чтобы вновь вернуться. Вернуться и завоевать со своим новым-старым клубом бронзу первенства страны.

Наш сегодняшний собеседник — 24-летний защитник “Сокола” Роман ЧЕРНИКОВ, прошедший хоккейную школу Ангарска, Омска, Магнитогорска, Новокузнецка и других городов, где “шайба” развита во всех смыслах этого слова. С ним мы встретились в одном из красноярских кафе, как раз накануне торжественного награждения команды.

Роман, еще раз прими поздравления по поводу завоеванной бронзовой медали.
— Спасибо. До сих пор приятно осознавать, что мы стали призерами. Сезон-то был тяжелым.

Это первая медаль в твоей профессиональной карьере?
— Нет, до нее у меня были еще две бронзы. Одну я добыл, выступая за Новокузнецк, другую с родным Ангарском завоевал.

Что помогло “Соколу” впервые за шесть лет взойти на пьедестал?
— У нас подобрался боеспособный коллектив. Удачный старт тоже помог. Мы тогда сразу начали выигрывать матч за матчем, приобрели дух победителей, даже на верхнюю строчку таблицы смогли взобраться. Потом, правда, были неудачные выезды в Прокопьевск, Междуреченск, Барнаул и Усть-Каменогорск. Про судейство лишний раз говорить не хочу — там и так все понятно. В общем, эти матчи подпортили нам турнирное положение. У команды был непонятный игровой спад, кризис. Мы потеряли чувство победы. Но игры с Устинкой стали поворотными. Нам удалось победить, и после этого черные полосы уже не повторялись (к слову, в начале сезона 2003—2004 гг. “Сокол” долгое время барахтался на дне таблицы, но после неожиданной победы именно над сильной командой из Усть-Каменогорска сумел выбраться из ямы и по итогам сезона занял сенсационное четвертое место. — Прим. авт.).

Благодаря чему “Сокол” так сильно преобразился в плей-офф?
— Все ребята бились друг за друга, понимали, что терять уже нечего. Да и соперники нас недооценили: думали, на одном коньке обыграют, но не тут-то было! “Шахтер” просто не ожидал, что мы упремся. Это и стало главным фактором нашей победы в четвертьфинале. Как говорится, аппетит приходит во время еды, а потому хотелось и в финале поиграть. Мы реально могли пройти Междуреченск. Был шанс поехать на пятую игру, но, к сожалению… (Роман начинает смеяться, вспомнив свой нереализованный голевой момент в овертайме четвертой игры с “Вымпелом”. — Прим. авт.).

С сегодняшним составом “Соколу” пришлось бы тяжело в высшей лиге?
— Думаю, было бы сложно играть. В высшей лиге совершенно другие скорости, равно как и исполнительское мастерство. Игроки выкатываются на площадку, выстраиваются на гимн, поворачиваются к тебе спиной, а ты читаешь: что ни фамилия, то человек, несколько лет отыгравший в суперлиге.

БАТ ВСЕГДА НА ПОЗИТИВЕ

Вспомним былое и наши дни. Каким был “Сокол” тогда, после возрождения, и насколько он изменился сегодня?
— За эти годы команда обновилась процентов на 90. В том “Соколе” я был масочником: мне было всего 18 лет, а выступать приходилось с опытными игроками. В нынешнем составе уже все ребята на равных, команда подобрана практически без разрыва в возрасте. К тому же в 2003-м “Сокол” только воссоздали, поэтому и сверхзадач перед клубом не стояло. Мы должны были просто показывать хороший хоккей, тренеры наигрывали состав на будущее, создавали костяк. А в этом году от нас уже ждали серьезных результатов. И мы их добились.

Общий уровень команд в первой лиге за это время вырос?
— В том сезоне, когда “Сокол” возродился, в лиге было очень много по-настоящему сильных команд. Никого так просто обыграть невозможно было. Достаточно вспомнить ту же Устинку — какой она была тогда и какая сейчас.

Кто, на твой взгляд, был ярко выраженным лидером тогдашнего “Сокола”?
— Вообще главным и безоговорочным лидером клуба был, конечно же, Юрий Лавренюк. Я, правда, не застал его (Юрий выступал за “Сокол” с 2004-го по 2008 год. — Прим. авт.). Играть довелось только против. Но его мастерство, его действия на площадке мне очень импонировали. Было сложно против него играть. Он — прирожденный фаворит и капитан… А из своих бывших партнеров особо отмечу Александра Ведерникова и Игоря Малышева. С Игорем мне очень комфортно было играть. Я тогда довольно много очков набирал — просто скидывая ему шайбу под бросок. К тому же Игорь частенько исправлял мои ошибки. Хотя и я, чего лукавить, нередко его огрехи подчищал (улыбается).

А из партнеров по минувшему сезону кого можешь выделить? Есть в команде так называемые дядьки, способные вовремя что-то подсказать, поддержать морально?
— Серый Холодилин — вообще нормальный парень. Андрюха Цыба и Антоха Петров тоже всегда подсказывали, что и как. Игроки-то опытные.

У других хоккеистов есть какие-то неформальные роли в команде?
— Юморист — это, скорее всего, Бат (Виктор Батов. — Прим. авт.). От него постоянно слышится что-то веселое, он всегда на позитиве, никогда не унывает. Я его очень хорошо знаю: в Новокузнецке два года вместе отыграли.

Он вам пену в шлемы не наливает? Сланцы к полу не прибивает?
— Такого за ним не замечалось.

А кто самый эмоциональный человек в команде?
— Это Серега Шадрин. Он действительно живет хоккеем. Для него проиграть — это, наверное, хуже всего на свете. После каждого нереализованного момента он тратит очень много эмоций.

СОПЕРНИКОВ НЕ ПРОЩАЮ

Шесть лет назад ты, как мне помнится, сам довольно сильно переживал, когда что-то не клеилось на льду. Нередко это приводило к тому, что ты совершал ошибки буквально на ровном месте. Тот мандраж уже в прошлом?
— Да, сейчас этого уже нет. Если где-то и промелькнет, то очень редко. Все-таки опыт сказывается.

В последние годы стиль твоей игры вообще заметно поменялся. Болельщики только-только возрожденного “Сокола” помнят тебя неуступчивым парнем, который не давал прохода никому. Практически в каждой смене ты ловил кого-нибудь из соперников на корпус, размазывал их по борту или просто сшибал с ног в сумасшедших прыжках. Но сейчас назвать тебя разрушителем сложновато. В чем причина?
— С учетом новых правил довольно тяжело играть в силовой хоккей. Действительно, тогда я играл очень жестко, шел едва ли не в каждый стык. Но сейчас это сразу же карается штрафом. Если раньше на чистый силовой прием в прыжке судьи закрывали глаза, то теперь все строго. Только ты оторвался ото льда — получай две минуты. А хоккей в последнее время, сам знаешь какой: большинство результатов делается за счет успешной игры в неравных составах. Поэтому каждое удаление — это реальная угроза для твоей команды. Вот мне и пришлось менять стиль игры.

Может, и здесь опыт как-то сказался?
— Не думаю. Если бы правила не изменились, я бы продолжал припечатывать соперников. Даже сейчас, если есть подходящий момент, я стараюсь бить и никого не прощать. Противник не должен чувствовать себя вольготно в нашей зоне.

ПРОЯВИЛ СЕБЯ ЗА ОДНУ ТРЕНИРОВКУ

Чем между собой отличались тренеры “Сокола”? В 2003 году тобой руководил Сергей Быхун, а в минувшем сезоне — уже Василий Олейник.
— Провокационный вопрос (смеется). Тренеры, конечно, отличались, но не мое дело давать им оценку. Каждый наставник видит хоккей по-своему, а задача игрока — подстроиться под предлагаемую схему и четко выполнять игровое задание. Лично мне комфортно работалось и с Сергеем Васильевичем, и с Василием Павловичем. Каждый из них оставил определенный след в моей игровой карьере. Как, впрочем, и все другие тренеры.

Уж кого, а тренеров у тебя сменилось предостаточно…
— Это точно. Мне и 25 еще нет, а я уже с десяток команд сменить успел, поскитался по стране (улыбается).

Особые воспоминания о ком-либо из наставников остались?
— Пожалуй, выделю Александра Викторовича Зыбина. Почти два года назад он пригласил меня в Ступино. Я приехал туда, если можно так сказать, в немного расслабленном состоянии. Думал, если меня позвали, то я уже наверняка в составе, останется только потренироваться — и можно контракт подписывать. А оказалось, что в команду приехали почти два десятка игроков не хуже меня. Еще и тренер говорит: “У вас одна тренировка, чтобы проявить себя”. Мною овладело отчаяние. Поначалу хотелось вернуться домой, но раз уж приехал в такую даль… В общем, я решил, что откатаю разминку и поеду искать себе другую команду. А тренировка была игровая. Очков я тогда не набрал, чего-то умопомрачительного не показал. Просто надежно сыграл в оборонке, стараясь не дать соперникам забить. И так получилось, что я, в отличие от остальных, выиграл свой микроматч. А после тренировки меня тренер вызвал к себе и говорит: “Ты мне понравился. Какую зарплату хочешь?” Я даже растерялся. Потом назвал сумму своей последней зарплаты и получил прибавку в пять тысяч (улыбается). Конечно, сезон в Ступине выдался неплохим. И городишко мне понравился, и в высшей лиге я поиграл, и личность тренера внушала уважение. Ведь Александр Викторович в звездные 70-е играл в одной команде с легендарным Валерием Харламовым.

А в каких еще командах было особо приятно играть?
— Приятные воспоминания остались о “Магнитке”. Это было давненько, но когда играешь в одном звене с Евгением Малкиным — такого никогда не забудешь. И, наверное, отмечу позапрошлогоднюю предсезонку, когда меня вызывали в тренировочный лагерь тольяттинской “Лады”. Я играл в паре с Гуськовым, а впереди были Григоренко, Жмакин и Буцаев. С такими мастерами, как говорится, играй в свое удовольствие — вовремя пас отдавай и подстраховывай в защите. О чем-то большем хоккеисту, думаю, и мечтать нельзя (улыбается).

В КРАСНОЯРСКЕ — УНИКАЛЬНЫЙ ДВОРЕЦ

Уже несколько лет в Красноярске не могут довести до ума новый ледовый дворец. Без него “Соколу” сложно показывать хорошие результаты, как считаешь?
— Разумеется, для качественного развития хоккея Красноярску необходима соответствующая арена. Причем минимум на 3 500 мест, чтобы играть в высшей лиге. А нынешний красноярский дворец и дворцом-то назвать нельзя. Не сарай, конечно, но так — стадиончик. По-другому и не скажешь.

У какой из команд первой лиги ледовый дворец хуже, чем в Красноярске?
— Таких команд в лиге нет. По крайней мере, в Сибири и на Дальнем Востоке — точно. В Красноярске самый холодный и неприглядный по архитектуре стадион, даже мест сидячих нет. Не очень комфортно смотреть хоккей, когда ты в двадцатиградусный мороз приезжаешь на игру и попадаешь на минус 22 градуса. Даже сами болельщики утверждают, что здесь холоднее, чем на улице.

Кстати, о болельщиках. У “Сокола” и так немало преданных поклонников, которые в любой день и час готовы прийти на игру и поддержать любимую команду. А прибавится ли в их полку, если в Красноярске наконец-то построят новую ледовую арену?
— Безусловно, прибавится. Если даже сейчас на наших играх трибуны заполнены, то в хороший дворец болельщики будут идти с еще большей охотой. Они вообще молодцы, весь сезон помогали нам. Без поддержки трибун играть гораздо сложнее. А когда болельщики дарят тебе эмоциональный заряд, это действует наилучшим способом.

Получает ли “Сокол” достаточно информационной поддержки?
— Однозначно нет. У красноярской команды ни сайта нет, ни программок. Пресса и телевидение деятельность “Сокола” почти не освещают. Это, конечно, не играет нам на руку. В первой лиге вообще у многих команд дела с этим обстоят тяжело. Если взять те клубы, за которые я выступал, то, пожалуй, только в Ангарске была выстроена достойная информационная политика. Думаю, пока “Сокол” не добьется таких высот, как здешний хоккейный “Енисей” или как местные регбийные клубы, должного внимания ему уделять не будут. Надеюсь, минувший сезон — это наш первый шажок к большому успеху.

НАШЕЛ СВОЕ СЧАСТЬЕ В СЕТИ

Как у тебя складывается личная жизнь?
— Уже год я живу с девушкой. Ее зовут Лера, она из Новосибирска. С ней меня познакомил мой товарищ — тоже хоккеист, который, как и Лера, из Новосибирска. Наше с ней знакомство произошло через Интернет.

Рома, ты продолжаешь меня удивлять. Зачастую люди негативно относятся к интернет-знакомствам: дескать, это пустая трата времени…
— Я посмотрел фотографии: девушка мне очень сильно понравилась. Так что там и думать было нечего. Поначалу мы с Лерой переписывались, потом начали созваниваться — и понеслось! Она приехала ко мне в Ступино. Все завертелось, закрутилось. Так что и такие вот вещи случаются в нашей жизни (улыбается). Ну а сейчас у нас все замечательно. Лера меня полностью устраивает как человек. Даже хоккей вместе со мной по телику постоянно смотрит и на матчи наши ходит. Я сам такого не ожидал. Когда любимый человек находится на трибуне, то и играть хочется с удвоенной энергией. Стараешься не ошибаться и радовать любимую как можно чаще.

В былые годы к тебе прямо на игры частенько приезжал отец. Как у него теперь с этим обстоят дела?
— Раньше он и впрямь нередко приезжал, в частности в Красноярск. Я ведь тогда был совсем еще пацаном. Мы в одно время даже в Омск из Ангарска переехали: я за омичей четыре года по юношам отыграл. И только потом по семейным обстоятельствам мы вернулись в Ангарск. Теперь визиты отца случаются уже по ситуации. А вообще, мама с папой — это мои главные болельщики. Отец меня постоянно поддерживает, когда бывают неудачи, и хвалит, когда что-то получается. Он тоже живет хоккеем, раньше сам выступал по молодежке. Возможно, и более серьезно бы играл, но в один момент перед ним встал выбор между шайбой и дальнейшим продолжением жизни. Он выбрал второе.

Я так понимаю, он и привел тебя в хоккей?
— Да, конечно. Он весьма неплохо разбирается в этом виде спорта.

В следующем сезоне болельщики увидят тебя в составе “Сокола”?
— Контракт у меня заканчивается в конце апреля. Если не удастся продлить соглашение, то попробую снова пробиться в вышку. Охота, конечно, в сильной лиге играть. Двери туда я для себя еще не закрывал.

Досье

Роман Андреевич ЧЕРНИКОВ родился 15 февраля 1985 года в Иркутской области
Амплуа — защитник
Воспитанник ангарской школы хоккея
Выступал за команды: “Авангард-2” (Омск), “Металлург-2” (Магнитогорск), “Энергия-2” (Кемерово), “Металлург-2” (Новокузнецк), “Алтай” (Барнаул), “Ермак” (Ангарск), “Южный Урал” (Орск), “Капитан” (Ступино), “Сокол” (Красноярск)
Выпускник Ангарской государственной технической академии (специальность — менеджер по финансам и кредитам)
Не женат
0
Комментарии (5)
Федякин
6 мая 2009 г. в 18:03
Степан,сейчас все ребята из команды разъехались по домам,но Ваня Лобанов остался в городе. Если есть желание взять у него интервью я это могу организовать,пиши на foblok@mail.ru
Ответить
Серж, г. Красноярск
11 апреля 2009 г. в 21:20
Такбы и раньше Степан. Мы уже заждались интревью. Класно получилось. Кто из парней будет следущим?
Ответить
Степан Ратников
8 апреля 2009 г. в 01:22
На счёт Воронкина - время покажет. Что касается Смирнова, то он на контакт не идёт. Возможно, сказался первый сезон (2003-2004 гг.). Начинал он тогда едва ли не хуже всех молодых, хотя его бешеный потенциал всем прекрасно известен. Я его несколько раз, скажем так, поругал в материалах за нежелание отрабатывать в обороне, необъяснимый мандраж и т.п. Он посреди сезона подошёл ко мне и предъявил, мол, чего это я о нём всякую вату пишу. С той поры он словно преобразился. Уже в последующих матчах начал пахать за двоих, а то и за троих. Видимо, критика подействовала (и не только с Ромой Смирновым так было - на многих критика действует болезненно). Тем не менее, ко мне он с тех пор относится с каким-то пренебрежением (возможно, тоже считает, что правильные статьи - сугубо положительные и хвалебные). Так что, братцы, кто готов общаться с прессой, с тем и будем общаться. Взять то же руководство: не желают идти на контакт - мы и не напрашиваемся.
Ответить
spr
7 апреля 2009 г. в 23:09
Степан, большое тебе спасибо за интервью с Романом Черниковым ,но у Сокола есть еще Роман Варонкин,Роман Смирнов. Они этого заслужили в этом сезоне чтобы о них писать РОМАНЫ .
Ответить
Sokol-champion!, г. Красноярск
7 апреля 2009 г. в 18:30
Ромка красавец! Остовайся в Красноярске. Все ребята тож молодцы. Sokol-champion!
Ответить