"Осенняя Транс-Хакасия": дневник путешествия


Хакасия необычайно привлекательна для любителей велосипедных путешествий. Здесь есть полный набор географических, исторических, археологических памятников и достопримечательностей: горы, тайга, степи, пещеры, лечебные озера, древние крепости, наскальные рисунки, животный мир… Все это покрыто сетью разнообразных дорог — асфальтовых, гравийных, грунтовых, лесных, просто тропинок… При этом невысокая заселенность территории позволяет в полной мере почувствовать себя первопроходцем и первооткрывателем. И, что особенно важно, все это рядом! Не надо ехать в другой конец страны. Вечером сел в поезд, утром — уже на месте!

”Транс-Хакасия” — автономный туристский велопробег для любителей спортивных походов из сибирских городов, который организуется с 2005 года дважды в год — в мае и в конце сентября. Участники узнают информацию о пробеге в Интернете и по электронной почте подают заявки на участие. При таком комплектовании маршрутной группы главная проблема — создание команды, способной эффективно решать все вопросы, связанные с ее жизнедеятельностью. Это и организация питания, техническая и медицинская помощь, психологическая совместимость… Ведь участники не просто круглые сутки находятся друг у друга на глазах, но и получают серьезную физическую нагрузку, преодолевая на велосипеде порой значительные расстояния с немалым грузом. И погода в это время года может быть абсолютно непредсказуемой.

В последнем походе участвовало пять велосипедистов из Новосибирска и двое из Красноярска — считая и автора этих строк.

* * *

18 сентября. Ст. Учум — Большой Сютик — Копьево. Выехал из дома на два дня раньше объявленного срока, чтобы встретить новосибирцев, которые приезжали на станцию Июс в час ночи. А заодно и размяться перед походом — “наката” за лето никакого, и дополнительная пара дней не помешает для обретения маломальской формы...

На станцию Учум поезд прибыл затемно. Не спеша собрал велосипед и, как только рассвело, выехал в направлении Копьево. Дорога поднималась в гору. Со стороны озера неотвратимо надвигалась темно-синяя пелена туч. Облачившись в дождевик, я в ожидании неизбежного дождя продолжал “вкручивать” в длинный пологий подъем. Налетевший шквал заставил поежиться, и с небес посыпались вначале редкие, но постепенно все гуще и гуще… белые снежинки. Вот тебе на! Из Красноярска выехал — почти лето было, Хакасия встречает снегом. Но мне не впервой, подобные казусы в конце сентября — не редкость.

19 сентября. Копьево — Кожухово — ст. Июс. Глубокой ночью встретил в Копьево Василия Кулаева, координатора “Транс-Хакасии” в Новосибирске (и незаменимого механика!), который решил вместе со мной подготовить лагерь и принять своих земляков следующей ночью.
Отоспавшись после беспокойных ночей, мы по новому для нас маршруту через Кожуховку и Кобяково проехали к Сарату. Это горная гряда, расположенная по правому берегу Белого Июса в непосредственной близости от легендарных Сундуков, но незаслуженно привлекающая к себе гораздо меньшее внимание. Хотя различных археологических достопримечательностей включает в себя тоже немало — это и Окуневская писаница (один из самых интересных археологических периодов на территории Хакасии), и древнекиргизская крепость, и живописный чаатас (старинный могильник с лесом каменных стел) на юго-восточном склоне…    

20 сентября. Ст. Июс — Соленоозерное — Шира — Тунгужуль. На станции Июс ночью встретили основную группу, отвели их к месту стоянки в 10 км от платформы, напоили горячим чаем… И после восьмичасового отдыха выехали по маршруту. На первый день было запланировано более 80 км асфальта, грунта и гравия с небольшим перевальчиком. Погода благоприятствовала: снегопад в первый день оказался забавным исключением, разнообразившим впечатления. Все участники на этот раз оказались вполне подготовленными физически, никто не отставал, и мы дружной командой весело прошуршали шинами это расстояние.

На стоянку встали в правом берегу ручья Тунгужуль, на вершине невысокой сопки с причудливыми останцами. Вся долина этого ручья усыпана небольшими каменными скалами, принимающими порой фантастические формы. Настоящий парк каменных фигур! Интересно полазить по этим скалам, рассматривая причудливые их формы, принявшие такие виды под воздействием дождей и ветра. Этакий уменьшенный аналог наших Столбов. У этой долины и неофициальное название соответствующее — “Ширинские Столбы”.

21 сентября. Тунгужуль — Беренжак — Большая Сыя. В Беренжаке свернули с хорошо наезженной гравийки на старую лесную дорогу. Вначале колея шла прямо по руслу небольшого ручья, потом установилась по левому берегу ручья Инчул, постепенно забираясь все выше и выше. Вокруг нас плотной стеной стояли огромные кедры, сосны и лиственницы, изредка перемежаясь березняками и осинниками, которые яркими пятнами цветной осенней листвы разбавляли угрюмые темно-зеленые тона хвойного леса. Незадолго до перевала мы увидели старую заваленную золотодобывающую шахту. Рядом — огромные отвалы породы. Через несколько сотен метров — еще две шахты. Причем одна из них была вполне доступна: открытый черный зев вел в глубину горы. Только стоящая на полу вода не способствовала нашему энтузиазму в ее исследовании. Да и небезопасно это. По рассказам опытных людей, ходы такой шахты способны вести под землю на тысячи метров. А прогнившие крепи могут обрушиться в любую секунду и завалить неосторожного экскурсанта.

22 сентября. Большая Сыя — Малая Сыя. Малая Сыя — широко известный спелеологический район. Десятки уникальных гротов и пещер на любой вкус — от самых простейших, не требующих при погружении специального снаряжения и опыта до сложнейших горных провалов и лабиринтов. Ежегодно сюда приезжают сотни спелеологов и туристов из всех близлежащих краев и областей, что требует поддержания некоторого порядка и безопасности. Эту обязанность взяла на себя Елена Болтухина — уникальная женщина, зоолог по специальности, некоторое время назад окончившая Томский университет и переехавшая в богом забытую глушь. Она ведет научную работу по специальности, наблюдает за популяцией летучих мышей, обитающих в Археологической пещере, следит за чистотой и порядком на стоянках спелеологов, помогает разным, организованным и не очень, туристам и спелеологам, контролирует по возможности посещение окрестных пещер, собирает артефакты для собственного музея…

Оставив запись в специальном журнале у Елены (кто, откуда и куда пошли), мы взяли у нее каски и отправились в Ящик Пандоры. Это вторая по длине пещера России в известняках. Ее длина более 13 км, с озерами на глубине 180 метров. Во входной части были обнаружены стоянки древнего человека, жившего около 30 тысяч лет назад. Пещера окружена таким ореолом таинственности и имеет столько страшных легенд, сколько нет ни у одной другой пещеры Хакасии. Но в легенды можно верить или нет, а вот памятным доскам, размещенным у входа в пещеру, не доверять нет оснований. У этой пещеры существует свой черный список прерванных жизней… И эти памятные таблички лишний раз напоминают о предельной осторожности при прохождении крутых и скользких ходов. Причем таким, как мы, чайникам доступны для прохождения только верхние этажи пещеры. На нижние уровни без специального снаряжения и опыта лучше не соваться…

23 сентября. Малая Сыя — Топанов. Ночью занялся дождь. И шел не переставая весь день с понижением температуры. Самая мерзостная погода для велосипедиста! Сверху капает, снизу брызжет… Через несколько километров ты весь покрыт грязью, в ботинках хлюпает, перчатки мокрые насквозь, а ветер усиливает все ощущения втрое… Немного изменив маршрут и сократив дневной пробег, весь вечер мы жались у костра в небольшом лесочке, пытаясь согреться и подсушить некоторые вещи из дорожного гардероба. Я опасался, чтобы дождь плавно не перешел в снег с вытекающими отсюда последствиями. Но ночью ветер сменился и разогнал эту хмарь…

24 сентября. Топанов — Сундуки — Подлиственки. Утро встретило нас почти безоблачным небом. Но выехали на этот раз поздно, долго копались со сборами. Оно и понятно: досушивали одежду и обувь. Зато потом надавили на педали: приятно после вчерашнего безобразия “погарцевать” по сохнущему асфальту!

Сундуки — культовое место для хакасов! Особенно популярным стало после научных изысканий знаменитого новосибирского археолога Ларичева, который утверждает, что эти сопки в архаичном прошлом являлись… мегалитической обсерваторией. Никак не могу прокомментировать данное откровение (приятно иметь под боком собственный Стоунхендж), но я заметил: за последние пять лет уникальная писаница на 4-м Сундуке подверглась такому прессингу со стороны “любознательных” туристов, что потеряла значительную часть своей площади. Грустно наблюдать такие “метаморфозы”… Зато на 2-м Сундуке появилось новое “мегалитическое сооружение”, этакий “Сад Камней” — каменные башенки, пирамидки, целые композиции с гротами и анфиладами высотой до двух метров(!) — созданный участниками археологического лагеря, который ежегодно проводится на Сундуках.

На стоянку встали под горой Сахатин, на вершине которой находится полуразрушенная древнекиргизская крепость.

25 сентября. Подлиственки — Ефремкино — озеро Сульфатное. С утра “сбегали” на вершину Сахатина. Крепость впечатлила: площадь 50 на 25 метров (специально шагами измерил!), стены высотой более полутора метров аккуратно сложены из песчаниковых плит. С восточной стороны оформлен широкий вход, вероятно, не только для того, чтобы люди заходили, но, возможно, и для лошадей с повозками. С внутренней стороны выкопаны два укрытия, непонятно только: это дошло от тех самых кыргызов, или это уже наши современники что-то искали…

Потом был весьма крутой и долгий подъем вокруг Сахатина. Но, перевалив гребень, мы попали в осеннюю сказку! Кроны берез и осин смыкались над головой, образуя разноцветный свод, и мы, шурша покрышками по ковру опавших листьев, катили по акварельному коридору леса.

Перед Ефремкино нам предстояло форсировать Черный Июс. И хотя в этом месте на карте обозначен брод, заходить по грудь в холодную осеннюю водицу хотелось не всем. Пришлось личным примером демонстрировать полезность закаливающих водных процедур.
На следующий день нам надо было разъезжаться. Прощальная вечеринка была назначена на Сулеке — еще одном культовом месте древних жителей Хакасии. Лагерь разбили в седловине горного кряжа. С одной стороны — на вершине крайней горки — находилась полуразрушенная древняя крепость, по нижнему ярусу скальника выбиты петроглифы. С другой стороны — широкое каменистое плато, и тоже наскальные рисунки. В прошлом вся это гора была покрыта огромным количеством каменных картин, но за последние 70—80 лет большинство этих уникальных изображений было утеряно. Скальники дробили на щебень для укрепления полотна рядом проходящей дороги, новоявленные геростраты оставляли свои никчемные имена поверх уникальной писаницы, любители сувениров пытались отковырять кусочек “на память”… В результате сегодня мы можем увидеть лишь ничтожную часть этой уникальной писаницы.

26 сентября. Сульфатное — Камышта — ст. Учум. Прогулявшись с утра по некоторым писаницам и осмотрев останки крепости, почти полностью покрытые дерном и заросшие кустарником, мы распрощались с новосибирцами. Им надо было садиться на поезд в Копьево, а я с красноярцем Андреем Внуковым решил проехать по степной долине через Камышту до станции Учум, продлив таким образом удовольствие.

…Завершилось путешествие. Для большинства участников это был новый опыт, новые впечатления. Сугубо спортивный итог пробега таков: общий километраж — 410 км. Для меня же это был очередной поход, каких за 10 лет состоялось немало. Но я вновь был удивлен откровениями, что явила мне хакасская земля. Слегка перефразируя одного автора, могу сказать: чем больше я узнаю Хакасию, тем больше меня туда тянет вновь!

Читайте также:

Комментарии (0)

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях