Андрей Болдыков: "В Европе раньше нас не замечали"


Андрей Болдыков:

Фамилия Болдыковых околоспортивной общественности больше известна в сочетании с именем Светлана. Что совсем неудивительно: девушка является и участницей двух Олимпиад, и вице-чемпионкой планеты, и победительницей этапов Кубка мира и Европы.

А вот ее брат Андрей, хоть и занимается, и выступает на международных стартах ничуть не меньше, долгое время находился в тени старшей сестры. Может, выйти из нее получилось бы четыре года назад, однако, будучи кандидатом на поездку в олимпийский Турин, спортсмен получил травму и на Игры в Италию не поехал.

Шанс “засветиться” предстал в этом сезоне, и Андрей сполна им воспользовался. Пообщаться с первым в истории российского спорта участником Олимпиады в такой дисциплине, как бордкросс, удалось после окончания сезона.

Шварценеггер за столом

Андрей, когда отдыхать после всех олимпийских трудов начнете?
— Сейчас у нас идет сбор в Красноярске, а потом хочу один съездить куда-нибудь на Алтай.

Заграница надоела?
— Да. За сезон столько налетаешься, что в самолет подниматься больше не хочется. В принципе я всегда так отдыхаю: весной в Красноярске, летом на озерах. Стараюсь далеко никуда не ездить, чтобы было больше времени для восстановления.

Сезоном довольны?
— Да, сезон получился хороший. На Олимпийских играх занял 15-е место, выиграл три этапа Кубка Европы, взял одно серебро. На финале Кубка Европы — первый, на чемпионате России — тоже первый.

По сравнению с прошлыми годами это прогресс?
— Да, и большой. Нас стали узнавать за границей, смотреть, что мы делаем, как тренируемся. Соперники уже уважительно относятся, хотя раньше европейцы нас даже не замечали. А сейчас мы составляем им конкуренцию, можем бороться.

А с чем этот прогресс связан?
— В этом сезоне у нас был тренер-иностранец. Кроме того, вообще начали сообща работать. Тренеры стали спрашивать, что нужно спортсменам, какие условия для тренировок, где сборы лучше проводить. Массажист, например, есть только в сборной по гиганту, и когда мы пересекаемся, то можем к нему обратиться. То же самое с сервисменами, они помогают и нам. Это большой плюс для результата.

Из Ваших слов складывается впечатление, что сборная по параллельным видам находится на первом месте, а бордкроссистов обеспечивают по остаточному принципу?
— Вообще да. Нам говорят, что деньги выделяются на параллельные виды, а то, что останется, переходит к нам. Хотя в следующем году обещают улучшение. Подыскивают массажиста и сервисмена. Тогда мы не будем зависеть от гиганта.

15-е место на Олимпиаде в бордкроссе — это успех для сборной России?
— Это успех, причем хороший. Я вообще стал первым участником Олимпийских игр в бордкроссе в истории российского сноуборда. Отбирался еще на прошлые Игры, но поломался и не поехал. А в этом году получилось, мы смогли о себе заявить. Проехал я очень хорошо, все происходило в борьбе. У меня было всего два заезда, и я мог пройти в 1/8 финала, но помешали чех и австриец. От австрийца я отстал на двадцать метров. Это довольно много, но за счет того, что трасса длинная и сложная, там можно было и догонять, и отставать. Я догнал их внизу и еще поборолся. В итоге нас разделили всего десять сантиметров. Результатом остался доволен. К тому же это идет на пользу нашей дисциплине. После моего выступления многие начали спрашивать, почему они раньше не знали о таком виде. Иностранцы подходили, чтобы поздравить.

Проиграть десять сантиметров — это, наверное, очень обидно?
— Не то чтобы очень. Я проиграл достойному сопернику, который много и давно катается. Я вообще никогда не расстраиваюсь, если проигрываю. Это значит, что есть над чем работать. И это нужно делать, чтобы результат определяли не по фотофинишу.

Совсем-совсем никогда не расстраиваетесь?
— Считаю, что я еще молодой спортсмен (смеется). У меня все впереди, есть к чему стремиться.

Выступления бордкроссистов прошли в первые дни Олимпиады. Посмотреть что-то удалось, кроме своей трассы?
— Мы попали на открытие, все очень понравилось. Это классное зрелище, когда вместе со всеми командами проходишь мимо трибун, где сидят 150 тысяч зрителей. Дух просто захватывает.

С Вашей стороны было заметно, что вышла накладка с зажжением олимпийского огня, когда не поднялась одна опора чаши?
— Да нет, на самом деле. Многие говорили, что плохое открытие, но я считаю, что оно было очень эффектным. Моя сестренка ездила в Турин на Олимпиаду и сказала, что там было хуже.

Еще жаловались на питание и проживание в олимпийской деревне. У Вас есть что сказать по этому поводу?
— Нет. К нам даже Шварценеггер приезжал, ел вместе со всеми. В столовой было несколько кухонь: и китайская, и что-то похожее на русскую. Мне хватало, чтобы наесться. Единственное что приедается, когда одно и то же. Погода — вот это да. На тренировках у нас стелился туман, плохая видимость. Трасса на Играх была скоростная, бордкросс — дисциплина сложная. Элементы проходят в воздухе, их нужно видеть, контролировать приземление. Хорошо, что на соревнованиях оказалось ясно, трассу немного подморозило. Если честно, я не ожидал, что организаторы сделают ее такой шикарной, учитывая, что снега у них практически не было. Я впервые ездил на столь сложной трассе, и мне понравилось.

По пухляку — одно удовольствие

После этой Олимпиады Вас стали узнавать. А сколько лет пришлось добиваться этого признания?
— Я тренируюсь буквально с двух лет. Моя мама была тренером по беговым лыжам, потом по горным, потом перешла на бордкросс. Сейчас работает с маленькими ребятишками. Где-то до 14 лет я ездил на горных лыжах, потом тоже переключился на сноуборд.

С мамой-тренером у Вас, наверное, особого выбора не было, чем заниматься?
— На самом деле это не так (смеется). Родители много куда предлагали пойти, даже в кадетский корпус. Но мне нравился спорт. Мама с папой вообще к нам прислушиваются, подсказывают.

Почему не остались в горных лыжах?
— Там у меня были неплохие результаты, но однажды я встал на сноуборд, и мне это понравилось. С 14 лет я больше ни разу не доставал горные лыжи. Сноуборд — это новый вид, новые ощущения. На доске я чувствую себя комфортнее. Самое большое удовольствие — поездить по пухлому снегу, когда он только выпадает. Такой можно захватить только в Шерегеше. На пухляке не больно падать, по нему легко передвигаться.

А почему бордкросс, а не слалом или гигант?
— Мне нравится борьба, а в бордкроссе ездят в четверках, присутствует постоянный контакт. Прыжки, полеты, очень много адреналина. А в гиганте — влево-вправо, влево-вправо.

Когда решили переехать из Кемеровской области в Красноярск, это было общее семейное решение или родительское?
— Общее. Таштагол — небольшой город, молодежи некуда сходить, скучно. Я не жалею о переезде, мне Красноярск очень нравится. Архитектура, спокойствие, горожане приветливые...

Проблемы с жильем решили?
— Они и сейчас есть, никуда не ушли. Я вот снимаю квартиру. Хотелось бы, конечно, свой угол. Но я думаю, этому будут способствовать и результаты.

У вашей сестры Светланы успехов на международном поприще побольше: ревности к результатам нет?
— Нет, я за нее всегда радуюсь. Если есть возможность, обязательно помогу — и доску сделать, и какие-то нюансы подсказать. Так же и она.

Здесь трасс нет

Вы чемпион России последних пяти лет. Значит ли это, что внутри страны у нас конкуренция отсутствует?
— Конкуренция есть, и с каждым годом она растет. Становится все труднее завоевать золотую медаль. Я стараюсь больше тренироваться и всегда быть на голову выше. А вообще неинтересно, когда нет конкуренции.

В этот раз было сложно победить?
— Любая победа дается тяжело. Надо и себя перебороть, и соперников, и трассу. И вообще, если скажу, что было легко, то ребята обидятся (смеется).

А есть любимая трасса?
— Знаете, в этот год было очень много поездок, и в каждом месте задерживались буквально на два дня — тренировка, старт и дальше поехали. Мне нравится — повторюсь-таки — там, где есть пухлый снег и можно побольше покататься для себя.

А в России трассы хорошие?
— Да их вообще нет. Вот в Красноярске к чемпионату построили, мы здесь тренируемся. В Шерегеше есть, но там трасса для новичков. А так бордкросс негде тренировать. Когда приезжаем, просто ездим повороты или гигант. За границей тоже особо не потренируешься, только перед соревнованиями пару дней. В Швейцарии, правда, перед сезоном у нас еще сбор проходит.

Как Вы вообще тогда выступаете, если даже тренироваться толком негде?
— Как-то выступаем (смеется).

В следующем сезоне можно будет как-то расслабиться? Все-таки олимпийский год закончился, до Сочи еще далеко…
— Расслабиться-то можно, но нежелательно. Соперники на пятки постоянно наступают. Лидером сборной остаться тяжело, но для этого надо работать.

Кроме сноуборда, еще чем-то увлекаетесь?
— Ой, много чем. Но на все остальное остается мало времени. Если только летом. А так… В последнее время вот монеты начал коллекционировать из разных стран, аккредитации с этапов Кубка мира.

А если бы было время, чего бы хотели?
— Побывать как можно в большем количестве стран. Там, где есть красивые места. Очень люблю природу. На Байкал хотел бы летом съездить. Я был там зимой, просто потрясающее место. Красноярские и хакасские озера еще не все объехал. На родине туристический бизнес развивается…

Вне спорта себя видите? Или все-таки есть тренерские задатки, которые после окончания спортивной карьеры нужно будет реализовывать?
— Маме я часто помогаю с ребятишками на тренировках. Но, глядя опять же на маму, тренером быть меня не сильно тянет. Если только совмещать эту работу с каким-то бизнесом.

ДОСЬЕ

Андрей БОЛДЫКОВ, родился 4 октября 1983 года в Таштаголе (Кемеровская обл.) — в Красноярске с 2002 года
Мастер спорта международного класса по сноуборду, специализация — бордкросс

Участник Олимпийских игр, 15-е место (2010); трехкратный победитель этапов Кубка Европы (2010), серебряный призер (2010); серебряный призер Всемирной Универсиады (2007); победитель FIS-стартов в бордкроссе (2006), в параллельном слаломе (2004), бронзовый призер в параллельном гигантском слаломе (2006); чемпион России в бордкроссе (2006—2010), в параллельном слаломе (2004), серебряный призер в бордкроссе (2004, 2005) и в параллельном гигантском слаломе (2007), бронзовый призер в параллельном гигантском слаломе и параллельном слаломе (2006) Тренеры: Тамара Болдыкова, Артур Злобин
0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Другие виды в Красноярске