Сергей Крыкса: "Самого большого успеха в регби я ещё не достиг"


Сергей Крыкса:

Первый герой проекта «Легенды «Красного Яра» не был самой заметной фигурой на поле, не числился в кумирах трибун, но без той, черновой работы, которую он проделывал в каждом матче, из года в год – не было бы победных оваций. В марте ему исполнилось 50 лет. Итак, восьмикратный чемпион страны, чемпион Европы-95, Сергей Леонидович Крыкса.

Сейчас он работает государственным инспектором по надзору в электроэнергетике, а в свободное время тренирует ребятишек и сам играет на любительском уровне. Но, как выяснилось, овального мяча ему мало: в день нашей встречи на доске объявлений Енисейского управления «Ростехнадзора» появилось поздравление командам по волейболу и настольному теннису, успешно выступившим на Спартакиаде федеральных учреждений. В составе той и другой был Сергей Крыкса.

- Сергей Леонидович, откуда такая многофункциональность?
- Регби включает в себя и футбол, и баскетбол, и волейбол, а настольный теннис – это уже увлечённость с детства.

- Чем вы ещё увлекались?
- В детстве мы играли в шары. Сейчас появился аналог этой игры, а, может быть, эта схема ещё раньше была внедрена в Средней Азии, где я тогда жил. Как известно, в Средней Азии было много английских колоний. Я похожую игру (петанк) видел во Франции. Мы в детстве ходили с сумками, в которых носили шарики от подшипников, разных калибров. Задача – попасть в шарик, который лежит на земле. Если попадаешь, в зависимости от договорённости, тебе дают два или три шарика. Чем больше шаров выигрываешь, чем тяжелее у тебя сумка, тем ты круче. Какое это увлечение было! Целыми днями играли, вплоть до того, что уроки пропускали.

- А как вы учились в школе?
- Хорошо учился. Окончил школу с тремя четвёрками, остальные – пятёрки. У меня средний балл аттестата был 4,75, и в 1978 году я поступил в Политехнический институт. С таким баллом можно было вместо четырех, сдавать только два экзамена. Если набираешь 9 баллов, тебя зачисляют. Я сдал физику на пять, а математику – на четыре.

- Какие у вас были любимые предметы в школе?
- Физкультура и пение. Пел хорошо, на баяне играл, в музыкальной школе учился. Любил литературу, физику, а математику – не очень.

- Вы извините, двухметровый громила любит литературу?
- Да, я много читал, в библиотеку был записан. Любил романы, особенно исторические. Зачитывался приключенческими произведениями.

ЗАХОТЕЛОСЬ ПОИГРАТЬ С ЗЕМЛЯКОМ

- Как вы попали в регби?
- В регби я пришёл достаточно поздно, за плечами уже была СДЮШОР по футболу, на первом курсе института я зиму играл в волейбол. Хотя меня ещё тогда Ивашкин с Грачёвым тянули в регби, я пришёл только на втором курсе.

- И кто же вас затащил на регби?

- Да, никто не тащил, сам пришёл, после матча нашего «Политехника» с тбилисским «Локомотивом». На игре я увидел своего земляка Равиля Хайруллина. Я родом из Ачинска, но в пять лет родители увезли в Среднюю Азию, и там, в буквальном смысле, через гору от меня жил Хайруллин. Представляете, в таком отдалении встретить земляка? Мне очень понравилась его игра, и я поставил задачу: попасть с ним в один коллектив.

- О чём вы разговаривали с ним, после игры?
- Сразу поговорить не получилось. Наше общение пошло после того, как «Сибтяжмаш», за который я тогда играл, встретился с «Политехником».

- Вы и в «Сибтяжмаше» успели поиграть?
- Сначала я тренировался у Владимира Петровича Быкова, с командой юношей, на год моложе меня. Там были Игорь Куперман, Костя Некрасов. Но они уехали готовиться на первенство России, а поскольку я не попадал туда по возрасту, лето отработал в стройотряде, на пилораме, а уже зимой пошёл в «Сибтяжмаш» к Владимиру Владимировичу Кичайкину. Тогда же зимой мы играли товарищеские матчи с «Политехником».

- А когда вас взяли в «Политехник»?

- Меня взяли, когда команда ушла на завод и первый год выступала под названием «Экскаватортяжстрой». Задачу я свою выполнил, но поиграть с Хайруллиным удалось недолго: буквально год-два. В 1982 году он покинул «Экскаватортяжстрой», и стал выступать за киевский «Авиатор».

- В каком году вы начали играть за основной состав «Экскаватора»?
- Да сразу же, с первого же года. В силу объективных причин, команду покинула целая группа игроков, и тем, кто находился в запасе, пришлось взвалить на свои плечи все тяготы большого спорта. У нас, можно сказать, и запасных тогда не осталось.

БОЛЬНО ПАДАТЬ СО ВТОРОГО ЭТАЖА

- Чем вас тогда увлекла игра в регби?
- Наверное, в силу моего характера, регби – наиболее близкая мне игра. Я – из второго-третьего послевоенного поколения. Родители работали, а нам нужно было чем-то занимать себя. Парней тогда было много, мы собирались соседними домами. С первого класса я, со старшими, играл в волейбол, а потом стал заниматься футболом. Жили мы между Ташкентом и Ленинабадом, в посёлке Табошар, куда родителей, после окончания Черногорского горного техникума, отправили по распределению. Если бы там было регби, мы, конечно, пошли бы на регби, но поскольку его не было, самым пацанским видом спорта считался футбол.

- Вы помните, когда впервые вышли в составе профессиональной команды?
- Не уверен на 100%, после Ташкентских сборов был тур в Фергане: на десантном поле мы играли с командой «Слава». Чем запомнился матч? Я был молодой, неотёсанный, надо мной никакие авторитеты не довлели. Наша команда только вошла в высшую лигу, а играли мы против чемпиона страны. И вот один из игроков первой линии разогнался и жёстко вошёл в меня. Я заметил его и, когда представился случай, ответил. Проиграли мы тогда с астрономическим счётом: где-то 70 на 3, а после игры старшие мне говорят: «Ты ответку дал самому Епифанову». А мне какая разница: Епифанов он, или Иванов?

- Выходит, кумиров у вас тогда не было, а были игроки, на которых вы ровнялись?
- Естественно, прислушивался к старшим товарищам, потому, как опыта надо было набираться. Не только для меня, для многих игроков авторитетом был Михаил Карпов. Так жизнь распорядилась, что мы ещё жили с ним в одной секции, в комнатах напротив. Естественно, Равиль Хайруллин, Лёша Ковель, Женя Кабылкин. Под ним я непосредственно всю жизнь стоял. Он первой линии играл, я – во второй.

- Тогда ещё не «лифтовали»?
- Нет, и можно было влёт с воздуха брать и валить. Больно падать со второго этажа. Мы все пооббились. Это сейчас стали больше думать о безопасности: нельзя брать, пока не коснёшься земли ногами, а тогда было меньше ограничений и, естественно, спорт был более травматичным.

- У вас был какой-то матч, который памятен больше других?
- Особенно запомнились матчи, связанные с поездками за рубеж и с иностранными командами, которые приезжали к нам. Все они, по своему, яркие, и все запечатлелись в памяти. В 1995 или, нет, наверное, это было в 1994 году, мы ездили в Канаду. После победной серии с клубами разных городов, в последнем матче в Ванкувере против нас выставили сборную страны. Мы уже были на исходе физических и психологических сил. Из-за травм не смогли выйти Зыков и Куперман, игроков не хватало. Пришлось попросить двух регбистов из местной команды. Игра шла кость в кость, канадцы намеревались выиграть хотя бы последний матч. Мы выползли с этой игры никакие, но победили. По-моему, в одно очко.

- А как вы стали чемпионом Европы в 1995 году?
- Во-первых, успешно сыграла сборная страны, но основным фактором, позволившим нам выиграть этот престижный турнир, стали какие-то ограничения для европейских грандов. В их отсутствие мы обыграли всех остальных, с кем встречались.

- Вам запомнилась какая-то игра на чемпионате Европы?
- Мне запомнилась игра отборочного цикла к Кубку мира, которая перечеркнула нам путь на Кубок в 1997 году. Она проходила в Румынии со сборной этой страны. Ладно, судьи, румыны с ними поработали, но мы всё равно имели шанс победить. Как-то мужики недонастроились. Обидно мы тогда проиграли.

НАЗНАЧЕНИЕ – ТРЕНЕР

- В 1999 году вы закончили спортивную карьеру.
- Рано или поздно, всему приходит своё время. Я же – человек нормальный, не могу беспредельно играть.

- Стало тяжело бегать, или замучили травмы?
- Да, нет, я был в хорошей форме и планировал играть до круглой даты – 2000 года, но меня посадили на скамейку и сказали: «Зачем вам упираться, когда молодые могут потянуть этот воз?» Я, в общем-то, не сожалею, годом раньше, годом позже, всё равно бы пришлось уйти.

- А как вы стали тренером?
- Тренером я стал, после того, как закончил профессиональную карьеру. Я сам пошёл в краевую детскую школу, и стал работать на полставки: 750 рублей, после 6500, которые я получал в «Красном Яре». Я думаю, тренировать пацанов – это моё назначение, но семью кормить надо, поэтому параллельно устроился в энергонадзор. Там мне дали 3000 рублей. Итого – 3750, чуть больше половины тех денег, которые я зарабатывал, будучи игроком.

- Каких самых больших достижений добились ваши ребята?
- Команды 1988 и 1989 годов рождения – неоднократные чемпионы края, дважды выигрывали первенство России по своему возрасту. 1988 год, в составе сборной России, я возил их на первенство мира. Выступили не хуже и не лучше тех, кто играл до нас и после нас. Там две группы: «А» и «В». Мы выступаем во второй группе и постоянно боремся, чтобы войти в группу грандов.

- В свои 50 лет, вы находитесь в прекрасной форме: бегаете, толкаетесь, других заводите…
- Стараюсь режимить, поддерживать форму, не позволять себе набирать лишние килограммы. Это, видимо, привычка, выработанная с детства и воспитанная хорошими тренерами в футболе и регби, которые шли со мной по жизни: Владимиром Петровичем Быковым, Владимиром Владимировичем Кичайкиным, Владимиром Александровичем Грачёвым.

- Что вам дало регби?
- Всему, что я имею сейчас, наверное, обязан регби. Так получилось, что и круг общения, в основном, и жизненные устои связаны со спортом.

- Самое большое ваше достижение в регби?
- Своего самого большого успеха в регби я ещё не достиг. Хотелось бы воспитать одного-двух, а если удастся, больше ребят, которые превзойдут меня, мои достижения. Это – моя мечта, и, я думаю, мечта любого нормального тренера. Моё жизненное кредо – не надо успокаиваться, а потихоньку двигаться вперёд.
0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Регби в Красноярске