Владимир Негодин: "Регби нужно вводить в школьную программу"


Владимир Негодин:

Лучшие годы Владимира Негодина пришлись на самое жестокое безденежье в советском и российском регби. Чтобы обеспечить семью, он даже уходил в коммерцию, но быстро понял, что это не его дело. Однако не будь тех финансовых трудностей, может быть, и не взошла бы его регбийная звезда.

- Владимир, когда вы попали в обойму «Экскаватортяжстроя»?
- В 1983 году. Вначале взяли Андрея Малинина и Сергея Староватова, а потом - целую плеяду: меня, Женьку Татаринова, Сашку Кармацкого, Димку Храмогина, Сашу Хомякова…

- Вы помните свою первую игру во взрослой команде?
- Это была товарищеская игра против ВВА. Они тогда лидировали в чемпионате страны.

- Каково было ощущение?
- Ужас! Я старался делать захваты, и голова звенела, как погремушка. Такое чувство, будто о камень бьюсь, такие здоровые мужики. Счёт не помню, но проиграли мы много.

- Вы сразу заиграли в стартовом составе?
- Нет, года два ушло на адаптацию, а потом заменил в третьей линии Владимира Дарьенко.

- Вы всегда играли «восьмым номером»?
- В юниорской команде я начинал «тринадцатым», а когда во взрослую попал, меня поставили в третью линию. Однажды на сборах во второй сборной перед турниром на призы «Советского спорта» у нас «сломали» двух столбов. Вторым тренером в сборной тогда был Саныч (В. А. Грачёв), он сказал: «Поставьте Негодина», и меня запихали в первую линию, левым столбом

- Вам не позавидуешь.
- Да, нет, нормально, я перетолкал правых столбов и у поляков, и у румын.

- У вас в юности был образец для подражания, на которого хотелось быть похожим?
- Нет, кумира не было. Мне хотелось играть, и я учился у разных игроков.

У НАС БЫЛ КОЛЛЕКТИВ

- С кем из партнёров у вас было самое лучшее взаимопонимание?
- Мне легко было играть с Малининым, Храмогиным, Николаевым, потому что мы вместе пришли, и вместе учились играть. Раньше чемпионат Союза проходил двумя восьмёрками. Когда я пришёл, мы вылетели из первой восьмёрки, через два года вернулись, и потом поднялись до призов.

- Когда команда стала на равных бороться с лидерами советского регби?
- Мы их постепенно стали обыгрывать. Первым, по-моему, обыграли московский «Локомотив», потом - «Славу», ВВА, «Фили».

- Четыре года команда занимала пятые-седьмые места, а в 1988 году неожиданно «выскочила» на второе.
- Честно говоря, нам тогда фортуна улыбнулась: сыграл фактор спортивной удачи. Если не ошибаюсь, мы обыграли алма-атинцев, а грузины, уже обеспечив себе первое место, победили монинцев, в результате чего мы заняли второе место. Команда набрала ход: на следующий год мы стали третьими, а потом - чемпионами страны.

- За счёт чего произошёл взлёт в команде?
- Во-первых, безболезненно произошло объединение стариков и молодёжи. Во-вторых, мы сдружились, у нас был коллектив. Сейчас я такого не вижу ни в «Енисее», ни в «Красном Яре». Мы и семьями дружили, переживали друг за друга: как у них там? Поздравляли с женитьбой, рождением детей, днями рождения, а сейчас спроси у молодых, например: «Когда день рождения у Шукайлова?», не уверен, что скажут.

- В 1990 году вы реально были сильнее всех в стране?
- Да. Во-первых, мы всегда учились, как лучше играть. Многих наших ребят стали приглашать в сборную Союза. Мы подсматривали интересные элементы игры у других команд, как, например, построение мола. Когда мы шли молом, грузины не могли нас остановить.

- Такая мощная была схватка?
- Не мощная, а грамотно построенная, и они ничего не могли с нами сделать. Почему мы стали много попыток заносить от коридоров и с тех же схваток? Построение делали и шли, шли, шли…

- А почему сейчас грузинская схватка давит нашу?
- Регби всё время движется, развивается. Раньше по одной схеме защищались, сейчас по другой. Сейчас, может быть, такие молы уже не пройдут, хотя не знаю, их никто не пробует.

СТУДЕНТ ИЗ «ФАЗАНКИ»

- Когда вы начали играть в сборной страны?
- Вначале я попал во вторую сборную: играл в турнире на призы газеты «Советский спорт». После второй, меня включили в студенческую сборную Союза. Мы ездили в Шотландию. Было это, наверное, в 1989 году, потому что в 1990 году я уже с первой сборной ездил в Австралию. Шотландцы пригласили нас потому, что годом раньше прошёл Кубок мира среди студентов, на котором наша сборная обыграла и новозеландцев, и англичан, и шотландцев. Тогда в сборной играл Юрий Николаев, а на следующий год из Красноярска поехали четверо: Николаев, Игорь Куперман, Женька Мочнев и я.

- Как выступили?
- Мы провели там три игры, и все проиграли. Шотландцы уже конкретно на нас настраивались, а нас собрали всех валом и повезли.

- Вы были студентом «политеха»?
- Нет, ФЗУ № 9. После восьмого класса я сказал, что иду в девятый, а мне: «Какой тебе 9 класс? У тебя уже документы в девятом училище лежат». И я пошёл учиться на экскаваторщика.

- Это символично, что в «Экскаватортяжстрое» играл настоящий экскаваторщик, но за что вас так? Плохо учились?
- Твёрдый троечник. Историю любил. Я и сейчас люблю смотреть исторические программы. Вот недавно по каналу «Культура» показывали документальный сериал про варваров. Мы думали, это только викинги, а они и в Риме были…

- Может быть, с учителями спорили?
- Я подвижным был, баловался.

- Неужели за это можно выгнать из школы?
- А вы спросите их, наверное, сами не смогут ответить, за что? Я сейчас на доске почёта «Ими гордится школа» «вишу»: десятикратный чемпион страны, игрок национальной сборной.

- В первую сборную вас пригласил В. А. Грачев?
- Нет, в Австралию он с нами не ездил. По-моему, тогда В. К. Масюра был, а вот в 1991 году мы поехали в Новую Зеландию с В. А. Грачёвым и П. П. Этко.

- Чем вам запомнилась первая поездка в первой сборной?
- Там больше впечатлений было не от нашей сборной, а от Австралии. Одуреть, какие там регбисты, какое отношение к регби… А природа! Там попугаи, как у нас - вороны: везде, кучами, стаями…

- Кенгуру видели?
- Конечно, мы даже охотились на них. Это не в первый раз, а позже, когда были в фермерском районе. Они там посевы сжирают, и их специально отстреливают. Нас спросили: «Хотите?» - «Хотим». Дали нам винтовки, сели на «джип», и давай их лупить.

- А кенгурятину пробовали?
- Я во всех странах, где был, ел местные кушанья. В Африке, например, ели антилопу, а вкус кенгурятины уже не помню. Наверное, ничего особенного. Там, в основном, баранина культивируется.

МЕЖДУНАРОДНИКА ПОЛУЧИЛ НА СХОДЕ

- Какой год был для вас самым удачным?
- Хорошим был 1993 год. Хотя в стране уже пошёл развал, у меня и возраст оптимальным был, и форму набрал. Мы тогда клубом ездили в Новую Зеландию, выиграли там крупный фестиваль. Потом у нас было турне: встречались с хорошими командами, и всё здорово получалось. А за сборную - 1998 год, когда мы в Красноярске принимали итальянцев. Я тогда приз лучшего игрока получил.

- В 1994 году сборная России выиграла чемпионат Европы. Почему вас не было в составе?
- Я смотрел эти игры с травмой. В Новой Зеландии почти во всех матчах участвовал, а в первенстве Европы не наиграл. Обидно было, когда Закарлюку, Хомякову, Староватову и Крыксе международников присвоили, а мне нет. И так несколько раз получилось: играешь за сборную в товарищеских встречах, а там, где присваивают, пропускаешь из-за травмы. Или, например, проведёшь все игры за выход на Кубок мира, а мы не выходим. Я уже на сходе международника получил: в 2002 или в 2003 году.

- В 28 лет вы неожиданно закончили играть и стали помощником главного тренера в «Красном Яре». В газетах писали, что вам прооперировали колено, и врачи строго-настрого запретили выходить на поле.
- Честно говоря, я плохо помню этот момент. Сколько играл, мне всё время делали операции.

- Не тяжело было командовать людьми, с которыми вместе играли?
- Нет, я же в команде капитаном был. Людей не оскорблял, подлянок не делал. Думаю, и игроком был неплохим, так что авторитет у меня был всегда. «Красный Яр» тогда находился на подъёме. Особых сложностей не было: смотри игру со стороны, да подсказывай людям их ошибки. Прежде я, как товарищ, говорил, а тогда - с позиции тренера.

- Но уже на следующий год вы вернулись на поле.
- Игрокам тогда платили больше, чем тренерам, а я ещё мог играть. Может, с год пропустил, а в 1996 году опять стал играть и до 2003 года.

- В истории «Красного Яра» была удивительная победа. В 2001 году вы все четыре раза проиграли «Сибтяжмашу» в чемпионате страны (и пятый раз в Кубке России), но в суперфинале одержали две блестящие победы. Как вам это удалось?
- Мы сильнее духом были. Вы видели в этом году первенство края до 16 лет? Сборная периферии выиграла у наших пацанов, 95-го года рождения (31:12), а 96-му проиграла тридцать (!) очков. Там игроки были и старше, и мощнее. У них во втором тайме был всплеск, но на этом всё закончилось: уже сил не хватило. Так нужно было играть с самого начала.

ТОГДА И СЕЙЧАС

- Чем нынешнее регби отличается от того, что было в ваше время?
- Сейчас регби совсем другое. Мы переписывали игры с кассет на диски, смотрели и смеялись: неужели мы в такое регби играли? Первухин в своё время веером руководил, и сейчас так же тренирует: не дай бог, если кто-то пойдёт туда, а не сюда, прибьёт. У него команда всё время играет по схеме, а не так, как лучше. Уже надо пас отдать, но они лишние движения делают. Это же игра: здесь человек должен думать, как сделать, чтобы лучше получилось. В финале Кубка его схему просто закрыли, хотя «Сибмаш» больше владел мячом, ничего не смог сделать.

- А в плане психологии?
- У меня такое ощущение, что в российском спорте нет патриотизма, ни в одном виде. Всё это надуто и вымышлено. Как в наше время было? Свой город, свой клуб. Меня звали в разные команды. Ещё когда в призёрах не были, в Киев приглашали и условия обещали хорошие. За границу звали: можно было, что в Австралию поехать, что - в Новую Зеландию, остался. А как сейчас, сами видите.

- Что вам дало регби?
- По миру поездил, посмотрел разные страны, нашёл много друзей, по всему Советскому Союзу. Наверное, самое главное - регби дало профессию, которой я сейчас занимаюсь, какую-то линию жизни, воспитание. Серьёзное воспитание.

- Неужели были совершенно невоспитанным и необузданным?
- Нет, я и приключений не искал и дрался только на поле. Регби приучило меня к культуре: как, например, сидеть за столом, пользоваться ножом с вилкой…

- А вы - эстет.
- Когда мы со сборной Англии играли, а потом был званый обед, чуть ли не с королевой, должен же я показать, что не из берлоги вылез. В обыденной жизни мне, конечно, хватает вилки, но если в ресторан приду, пользуюсь ножом и вилкой.

- Если грубо прикинуть, насколько вы себя реализовали в регби?
- Трудно сказать. Когда ты в форме, у тебя есть и игровой, и соревновательный опыт, но нет сильного чемпионата, как определить, насколько реализовал себя? Во времена Советского Союза две грузинские команды были, хохлы - не подарок, алмаатинцы, москвичи… Бойцы были, дай бог! Игры шли кость в кость. Мы просто духом были сильнее. Я нынешним ребятам говорю: «Вот вы выходите такие здоровые, а наша схватка вам бы за пять минут показала, что вы из себя представляете. Мы бы вас просто задолбили жёсткими контактами и захватами». Если бы остался чемпионат Союза, я бы, пожалуй, смог сказать, насколько реализовал себя.

- Если бы можно было начать сначала, вы пошли бы в регби?
- Не знаю. В принципе, у меня все игровые виды шли хорошо. Если бы знать, что так будет, может быть, связал свою жизнь с футболом. Хотя телосложение у меня - не футбольное, а регбийное. Как раз для третьей линии.

ХОЧУ, ЧТОБЫ ПАЦАНЫ РОСЛИ МУЖИКАМИ

- Владимир, как вы пришли в регби?
- Чисто спонтанно. Я занимался различными видами спорта, а в 1980 году двоюродный брат привёл меня в секцию регби, которая находилась рядом с домом.

- А сам он не стал регбистом?
- Нет, он занимался недолго.

- Втянул вас и ушёл?
- Так у нас секция развалилась. Рамиль Хайрулин (будущий капитан сборной СССР - прим. Е.К.) тренировал нас до весны, а весной уехал с командой на сборы.

- Но вы-то остались в регби?
- Недалеко от нас, в двадцать первой школе, секцию вёл Валерий Иванович Багдасаров. Я пошёл к нему.

- Сами пошли?
- Конечно. Потом тренировался у Владимира Петровича Быкова.

- Чем вас привлекло регби?
- Так сразу не ответишь. Я разными видами занимался (футболом, хоккеем с мячом, дзюдо, волейболом, гандболом) и везде получалось. За школу практически во всех соревнованиях выступал.

- Какое место в вашей жизни регби занимает сейчас? Понятно - работа, а кроме неё?
- Наверное, досуг. Я же не тренировал полтора года, работал таксистом, и всё равно приходил, даже на детские соревнования. Вставал в сторонке, и смотрел, тем более, когда мои ребята играли.

- Ваши воспитанники есть сейчас в «Красном Яре»?
- Да, Володя Руденко и Максим Тимощук. Это мой первый выпуск.

- Чего вы хотите добиться от своих мальчишек?
- Я никогда не говорю, что из пацана ничего не получится. Уделаю внимание всем: и талантливым, и не очень. Мячик летит, а пацан скручивается, как ёжик. Он боится мяча, так надо научить, чтобы не боялся. Даже если я вижу, что из него не выйдет регбист, всё равно учу его. Выйдет, не выйдет - дело второе, главное - чтобы наши мальчишки росли мужиками.

- А что вы хотите от нашего регби?
- Я хочу, чтобы регби развивалось так, чтобы мы обыгрывали всех: и новозеландцев и австралийцев. Я не думаю, что они сделаны из другого теста. Нам просто народу не хватает.

- Там в каждой школе в регби играют.
- О чём я говорю, поэтому и выбор огромный. Нам тоже нужно вводить регби в школьную программу.
0
Комментарии (1)
Греков С.И., г. Красноярск
15 сентября 2011 г. в 18:15
А что комментировать???? Рассказал о себе немножко, о регби. Молодец парень. Удачи Володе желаю по жизни во всем! Греков Сергей.
Ответить