Андрей Гербулов: "Сытых чемпионов не бывает"


Андрей Гербулов:

Андрей Александрович Гербулов многие годы отвечал за стрелковую подготовку биатлонистов в сборной России, работал старшим тренером мужской национальной команды. Он причастен ко всем успехам российских мужчин-биатлонистов в двухтысячных годах. В мае Гербулов приехал в Красноярск и возглавил женскую сборную нашего региона.

Вы работали на высшем уровне, тренировали сильнейших биатлонистов страны, почему решили продолжить карьеру в нашем городе?
— В прошлом году в Красноярске проходил тренерский семинар, на котором я выступал с докладом по стрелковой подготовке биатлонистов. Познакомился с городом, с Академией биатлона, увидел, как здорово всё здесь организованно. Конечно, в России есть регионы, где развитию биатлона уделяется много внимания, в Тюмени, в Ханты-Мансийске, но в Красноярске мне понравилось больше. Здесь всё сделано очень компактно, для тренировок созданы все условия. Взвесив все за и против, я решил продолжить работу с красноярскими спортсменами.

На какой срок заключили контракт?
— Пока на год. Стандартная практика: отработаем — там будем решать, продолжать ли сотрудничество. Конечно, за год олимпийского чемпиона не подготовишь. Я уже познакомился со всеми подопечными. Понял их возможности. У некоторых есть очень хорошие перспективы. Будем трудиться.

В сборной России Вы в основном работали с мужчинами и занимались узкоспециализированной подготовкой — стрельбой. Как Вам работается в должности старшего тренера женской команды?
— Работать всегда интересно. С мужчинами свои тонкости, с женщинами свои. Когда трудишься с прекрасным полом, нужно учитывать много нюансов. Говорят же, что две женщины могут дружить, а вот три — уже нет.

Очень важна психологическая подготовка. Команда биатлонистов должна быть единым коллективом.

Но ведь биатлон индивидуальный вид спорта, возможна ли в нём дружба?
— Пока идёт тренировочный процесс, всё гладко. Когда начинаются соревнования, бывают, конечно, определённые сложности. Кого-то ставят на гонку, кого-то нет. Но главное — нужно донести до подопечных, что соперники, они только на дистанции в личных гонках. А за пределами трассы — единая команда, в которой один за всех и все за одного.

В каком возрасте можно разглядеть талант в биатлонисте?
— По-разному, у каждого индивидуально. Кто-то громко заявляет о себе в юношеских соревнованиях, а потом ничего не показывает, кто-то, наоборот, по молодости не выделяется, а в итоге становится чемпионом мира, олимпийским чемпионом. Ярчайший пример — Евгений Устюгов. Когда он пришёл в команду, был у нас такой Владимир Симаков, так он выглядел гораздо более перспективным. Но в итоге Симаков громко о себе не заявил, а Евгений стал олимпийским чемпионом в Ванкувере, а потом и в Сочи. Те же Ваня Черезов, Максим Чудов выглядели тогда гораздо сильнее Устюгова, но Олимпиада и им не покорилась.

Кстати о Чудове. После триумфального выступления на чемпионате мира 2008 года он резко сдал, кроме серебра на следующем мировом первенстве ничего больше толком не выиграл, а ведь казалось, что Чудов вошёл в когорту лучших биатлонистов планеты всерьёз и надолго.
— Здесь много причин. Кто-то не выдерживает обрушившейся славы. Финансовый вопрос не на последнем месте: когда у человека появляются деньги, мотивация тренироваться, преодолевать себя отходит на второй план.

Но ведь у великого Бьорндалена мотивация и в сорок лет на самом высоком уровне.
— Бьорндален уникум. Таких спортсменов в мире единицы. Большинство же, добившись какого-либо серьёзного успеха, в дальнейшем не могут его повторить.

Это исключительно русский менталитет?
— Вовсе нет. Француз Венсан Же выстрелил в Ванкувере — золото и серебро в спринте и преследовании. И всё, ни до, ни после он никаких успехов не добивался. Его соотечественник Венсан Дефран победил в Турине в преследовании. Это золото стало для него единственным в личных гонках на Олимпийских играх и чемпионатах мира. У каждого спортсмена есть свой потолок. Для кого-то это Олимпиада, а для кого-то чемпионат региона. Очень сложно найти мотивацию. Когда одерживаешь победу всей жизни, те, у кого это получается, и становятся великими чемпионами.

Олимпиада в Сочи подарила нам короля и королеву биатлона. Француз Мартен Фуркад и белоруска Дарья Домрачёва на голову превосходили своих соперников. Как Вы думаете, в России могут появиться гонщики такого калибра? Не просто входящие в десятку сильнейших, а именно доминирующие над всеми остальными?
— Сложный вопрос. Конкуренция сейчас в биатлоне запредельная. Да, Фуркад и Домрачева выделяются, но у мужчин есть ещё Эмиль-Хегле Свендсен, его с полным правом можно считать ровней Фуркаду. А вообще, за последние лет десять биатлон сделал гигантский скачок вперёд. И в плане популярности, и в плане технических результатов. Если раньше был один, максимум два лидера, то теперь на победу в любой гонке могут претендовать до тридцати человек. Конкуренция, она всегда во благо.

Вряд ли в нашей стране появятся именно доминирующие гонщики. Но есть те, кто в будущем сможет составить достойную конкуренцию лидерам, будет сражаться с ними на равных. Тот же Антон Шипулин. Это парень с железным характером, который может себя блестяще проявить в самых сложных ситуациях.

По юношам Шипулин был лучшим, выигрывал и у Фуркада, и у Свендсена, но во взрослом биатлоне отстал от них. И это не единичный пример, сколько ещё талантливых россиян так и не проявили себя по максимуму. В чём причина? У нас плохо налажен переход из юношеского биатлона во взрослый?
— Причин много. И индивидуальных, и коллективных. Кто-то не справился с бременем ответственности и ожидания успеха. У кого-то голова закружилась. Но нельзя забывать и о том, что некоторые детские тренеры неправильно строят работу с талантливыми спортсменами. Бывает, что юношу или девушку, у которых задатки вырасти в чемпиона видны невооружённым глазом, просто загоняют бесконечными стартами. Они выхолащивают себя на юношеском уровне, участвуя во множестве гонок, выигрывают их, а, попав во взрослый биатлон, уже не могут на равных соперничать с сильнейшими спортсменами.

Лично меня коробит, когда я слышу, что российские биатлонисты успешно выступили: трое — в десятке, пятеро — в двадцатке, но ведь это пятые-седьмые места. А в тройке наших нет. С каких пор в российском биатлоне попадание в десятку является успехом?
— Здесь надо смотреть на те задачи, которые ставит тренерский штаб перед командой. Если идёт борьба за Кубок наций в зачёте Кубка мира, то тогда да, трое в десятке — хороший результат, ведь они приносят команде очки. Попадание в десятку тоже успех. Всё-таки в конкурентах лучшие биатлонисты мира. Понятно, что болельщикам хочется побед, завоёванных медалей, но это не всегда реально.

Дело в том, что большинство любителей биатлона черпают информацию из трансляций по “России 2”, а там Дмитрий Губерниев и остальные всячески превозносят наших биатлонистов за победы на этапах Кубка мира, но как только чемпионат мира или Олимпиада, так наши начинают резко уступать соперникам. Ожидания самые радужные, а вот результат получается не очень.
— В жизни и так много негатива. Поэтому я считаю, что нужно находить хорошее даже в неудачных выступлениях. Если биатлонист полностью выложился на дистанции, показал всё, на что способен, но не сумел завоевать медаль, разве его стоит ругать?

Олимпиада в Сочи была провалом до самых последних гонок. Но затем серебро в женской эстафете, золото в мужской и вроде у нас всё хорошо. Но ведь в личных гонках царил бесконечный мрак.
— Не сказал бы так. Были и медаль Вилухиной, и героическая бронза Евгения Гараничева. Конечно, у нас нет сейчас своего Фуркада или Домрачёвой, которые выходили бы и от всех убегали. Но перед той же эстафетой я был уверен в победе. Знал, что ребята способны на многое. И они доказали, что могут побеждать.

Реально вообще превратить молодого неизвестного спортсмена в олимпийского чемпиона за четыре года?
— Практически невозможно.

А за восемь лет?
— Более чем.

Дело в том, что после ударного завершения Олимпиады те, кто провалил личные гонки, остались ещё на один цикл, кроме Евгения Устюгова, который ушёл очень вовремя, на гребне славы.
— Мы, конечно, можем сейчас набрать молодняк и бросить его в кубковые гонки. Но вряд ли они сразу смогут что-то показать. В команде должен быть баланс между опытными и молодыми спортсменами. Антон Шипулин всем показал, что он может вытаскивать практически безнадёжные гонки. Ему есть куда расти, и, глядя на него, тренируясь и выступая рядом с ним, будут прибавлять в мастерстве молодые биатлонисты.

Стать олимпийским чемпионом не каждому дано. Устюгову было суждено, Шипулину тоже, он не опустил руки после упущенной победы в спринте и принёс стране золото в эстафете.

Ваша дочь Наташа подаёт большие надежды, как оцениваете её перспективы, ей дано стать олимпийской чемпионкой?
— Сейчас невозможно сказать. Всё зависит от её желания и отношения к биатлону. Как тренер, я вижу одни перспективы, как отец — другие. Всё-таки дочь тренировать очень тяжело.

Делаете ей поблажки?
— Не то что поблажки, но всё равно отношения отца и дочери это немного другое, чем отношения тренера и спортсмена. Где-то пожалеешь, где-то мягкость проявишь. Желание у неё есть, будем работать, посмотрим, как будет.

Есть у неё шансы выступить через четыре года на Олимпиаде?
— Я обычно говорю: шансы есть всегда. Будешь работать, идти, не сворачивая, к своей цели, всё получится. Вот Евгений Гараничев — пусть весь мир рушится вокруг, но он знает, чего хочет, и всеми силами добивается своего. Наградой ему стала олимпийская медаль в Сочи. Парень из села, без особых талантов сделал себя сам, за счёт упёртости и огромного трудолюбия.

Как было раньше? Большинство советских чемпионов были из глубинки, у них было тяжёлое детство. С ранних лет они знали, что такое тяжёлый труд, поэтому и приходили в спорт хорошо подготовленными физически. Сейчас же не так. Есть у родителей деньги — идёт ребёнок в секцию. А хочет ли он чего-то добиться или просто убивает время, большой вопрос. Сытых чемпионов не бывает. Голодный волк всегда злее и целеустремлённее.
0
Комментарии (0)