Дмитрий Труненков: "Я – патриот нашего города и края!"


Дмитрий Труненков:

«Золотой мальчик» Дима Труненков блестяще окончил школу и институт, но не потому, что родился в семье богатых и знаменитых родителей. Родился он как раз в обычной семье в поселке Тасеево. А потому, что, чем бы ни занимался этот парень – рисованием, учебой или спортом, – все у него получалось очень хорошо.

Наверно, такие люди и становятся впоследствии победителями. Таким и стал наш олимпийский чемпион, триумфатор Сочи, бобслеист Дмитрий ТРУНЕНКОВ. И какие только регионы России и страны мира не приглашали этого талантливого спортсмена в свои сборные! Но Дмитрий всегда оставался верен своей стране и своему краю.

Минувший сезон Дмитрию Труненкову пришлось пропустить из-за травм. Спортсмен очень надеялся, что к чемпионату мира в немецком Винтерберге успеет вернуть необходимую форму. Но, видимо, было не суждено. И все же Дмитрий продолжал готовиться. И вот под занавес сезона удалось выступить на мартовском чемпионате России в Сочи, где вместе с Алексеем Негодайло, Кириллом Антюхом и пилотом Никитой Захаровым он завоевал серебряную медаль среди экипажей-четверок. Корреспонденту «НКК» удалось пообщаться с Дмитрием до начала активной подготовки к следующему сезону.

«В голове все время крутилась мысль, что нужно отдохнуть»

Дмитрий, как вы справились с этим вынужденным перерывом?
– Было, конечно, тяжело, непривычно, что у меня внезапно появилось так много свободного времени. Вообще я эту травму связываю с психологическим моментом. Это было как-то предопределено. Мне сильно хотелось отдохнуть: за последние восемь лет накопилось очень много усталости, особенно за олимпийский сезон. В голове все время крутилась мысль, что нужно отдохнуть. И вот я получаю травму и… отдыхаю. Как думал, так и получилось.

Чем вы занимались, пока были дома?
– Конечно, проводил много времени с семьей. Мы достроили дом! Собираемся туда переезжать. Сейчас занимаемся выбором мебели. Я всегда мечтал о своем деревянном доме. На строительство ушло три года… Рядом с домом у нас огород, теплица, люблю в земле покопаться. И картошку сам копаю – когда получается, то и к родителям езжу, помогаю. Кроме того, мне некогда было скучать: постоянно приглашали на различные интересные мероприятия. Больше всего мне нравится ходить в школы и детские сады. Видеть горящие глаза детей – это потрясающе! Так что я получил массу удовольствия и хорошо отдохнул. Много событий были связаны с годовщиной Олимпиады в Сочи: мы участвовали в шоу Ильи Авербуха, в съемках программ «Вечерний Ургант» и «Пусть говорят». Это очень интересный опыт! Сейчас я с удовольствием тренируюсь, больше отдыхать не хочется. У нас запланирован традиционный восстановительный сбор в Белокурихе, поедем туда в конце апреля – начале мая. А потом нас по традиции ждет первый сбор в Сочи.

Как сейчас оцениваете состояние российской сборной?
– В команде идет смена поколений. На чемпионате России сейчас не было трех основных разгоняющих – они отдыхали. Считаю, что ребята выступили таким составом достойно. На какой результат готовы, такой и продемонстрировали. Я считаю, что невозможно в течение огромного промежутка времени собирать медали, так сказать, «выкашивать» все подряд. Спад все равно будет, но в команду приходят новые люди, возможно, появится какая-то новая система подготовки, которая позволит улучшить результат.

«Год после Олимпиады пролетел как одно мгновение»

Олимпиада– Как прошел этот послеолимпийский год?
– Если честно, как одно мгновение. Самый яркий момент Игр, конечно, тот, когда мы победили! Дома было очень тяжело выступать. Из-за того, что мы представляли нашу страну, к нам было невероятно повышенное внимание: все ожидали от нас наград, и не просто наград, а именно золотых медалей! Бобслей – несколько обособленный вид спорта, где своя родная трасса имеет очень большое значение. Мы на трассе в Сочи провели столько времени, что было бы очень обидно, если бы мы не завоевали медалей. Хоть бобслей был ближе к концу программы Игр, на тот момент Россия еще не лидировала, и судьба медального зачета была еще не решена. Также мне хорошо запомнилось, что было очень много черного пиара перед нашими Олимпийскими играми. Все чернили-чернили, нагнетали-нагнетали! А Олимпиада прошла, и все были в восторге от того, как Россия себя открыто показала. Многие искренне удивлялись, что все прошло на таком высочайшем уровне!

А вам не кажется, что Красноярск как столица универсиады-2019 сейчас повторяет судьбу Сочи? Тоже начинают некоторые нагнетать-нагнетать…
– Да, и к этому надо относиться нормально. Да возьмите любые Олимпийские игры или универсиаду, в столицах которых идет стройка. Всегда кто-нибудь будет говорить, что все плохо и ничего не получится.

А вы хотите выступить еще на одной Олимпиаде?
– Да, хотелось бы. Это зависит не от одного меня, но я буду очень стараться. У нас должна быть к следующей Олимпиаде такая же сильная команда, как в Сочи, хотя… даже лучше! В Южной Корее в 2018 году будет выступать тяжелее. Не будет родных стен, такой поддержки болельщиков и такого сумасшедшего количества наката, как был у нас.

Растет ли в мире популярность вашего вида спорта?
– После сочинской Олимпиады, конечно, в России бобслей стал популярнее – больше детей стало приходить в наш вид спорта, в сборной появляются новые люди. Но бобслей – это не массовый вид спорта, это не как футбол или хоккей, которые везде и повсюду. Он такой обособленный, на любителя. В общем, мы не ждем, что бобслей будут показывать по всем каналам.

Меняются ли в бобслее страны-лидеры?
– Да, периодически, конечно, меняются. Хотя есть законодатели: Германия, Россия, США, Швейцария. С каждым годом среди лидеров появляется кто-то новый. Корейцы сейчас к своей домашней Олимпиаде сильно подтянулись. Они стали и в призы заезжать, и на чемпионате мира уже около пьедестала.

«В Тасеево заряжаюсь эмоциями и силой»

Вы родом из небольшого сибирского поселка и являетесь для многих примером того, что можно родиться в любом уголке нашей огромной страны и добиться очень многого в жизни. Когда вы решили, что уедете из родного Тасеево?
– Когда учился в десятом классе, уже знал, что поеду в столицу нашего края и буду учиться там в институте. Выбрал Красноярск, чтобы далеко не уезжать от родителей. А это как раз ближайший город, где можно было получить достойное образование. К тому же здесь живет тетя, которая на первом курсе за мной следила и очень сильно мне помогала. Маме так было спокойнее.

Какие у вас сейчас ощущения, когда приезжаете в Тасеево?
– Не могу объяснить, но там для меня какая-то особая энергетика. Я, когда туда приезжаю, каждый раз как будто заряжаюсь эмоциями и силой. Из Тасеево всегда возвращаюсь только на подъеме, в отличном настроении! Когда чувствую, что мне пора подзарядиться, стараюсь туда ездить. К сожалению, это получается не так часто, как хотелось бы. А там ведь живут мои родители, очень много родственников…

А родителей не хотите перевезти в Красноярск?
– Была такая попытка в прошлом году. Отец был согласен, мы даже выбрали домик. А вот мама приехала сюда, посмотрела, заплакала и сказала, что никуда не поедет. На этом попытки перевезти родителей закончились.

«Я вообще не из тех людей, которых можно запугать»

А помните, кем мечтали стать в детстве?
– Конечно, художником. Я рисовал все, что видел! Когда мне было лет 11, взял с собой сестру, и мы пошли в художественную школу. Сестра позанималась год и бросила, а я доучился до конца. В рисовании меня больше всего привлекала графика. У меня даже был разговор с преподавателем, что после школы я буду поступать в архитектурно-строительную академию на архитектурный факультет. В девятом классе окончил художественную школу, и нужно было заниматься дальше, оставалось два года до поступления в вуз…

И почему передумали?
– Был такой случай, я о нем уже не раз рассказывал в своих интервью. Пришел парень, который тоже учился в художественной школе, и предложил: «А давайте на руках поборемся?» И он меня очень легко заборол. Это меня так сильно задело! Он еще надо мной посмеялся… Тогда я начал заниматься тяжелой атлетикой в школьной секции. Параллельно ходил на легкую атлетику – выступал на городских и краевых соревнованиях. Но у меня все равно еще не было такого серьезного отношения к спорту. И я поступил все-таки в архитектурно-строительную академию, только на строительный факультет. Учился и года три продолжал заниматься легкой атлетикой. Потом меня пригласили в бобслей, я приехал на тестирование, выступил там. Ко мне подошел главный тренер и сказал: «Мы тебя берем в молодежную сборную». Тогда я точно понял, что теперь все серьезно.

А до этого тестирования вы знали что-то о бобслее?
– Только по рассказам. Меня запугали, что бобслей – это всякие травмы, сотрясение мозга и т. д. (улыбается). Но я вообще не из тех людей, которых можно запугать. Я решил: попробую сам, прокачусь, а потом уже сравню свои ощущения с этими рассказами. Прокатился, мне очень сильно понравилось – и затянуло… В первый же сезон мы стали призерами чемпионата России. А на следующий год я попал в основной состав сборной!

«Не знаю ни одного глупого спортсмена»

Конечно, не могу не упомянуть о том, что вы окончили школу с золотой медалью и институт с красным дипломом. А сталкивались ли вы в жизни с одним из самых популярных стереотипов, что все спортсмены, мягко говоря, не слишком умные?
– Я не знаю ни одного глупого спортсмена: все ребята, с которыми я знаком, очень умные и разносторонние. Например, мой коллега американец, олимпийский чемпион по бобслею Куртис Томашевич – доктор наук. Или Евгений Плющенко, у которого сумасшедшее количество съемок в различных проектах, свое ледовое шоу, а еще он успевает заниматься своим любимым делом – играет в пейнтбол. Поверьте мне, чтобы добиться каких-то высоких результатов, спортсмену нужен ум! Нужно не только знать, как тренироваться, но и как питаться, как все успевать. Так что давайте дружно разрушать эти стереотипы!

Насколько я поняла, вам всегда было интересно познавать что-то новое. Чему бы вы еще хотели научиться?
– Моя мечта – нормально выучить английский язык, чтобы вообще все понимать. Как защищу диплом в институте, хочу посвятить свое свободное время именно этому. Я сейчас получаю второе высшее образование в Сибирском федеральном университете в институте физической культуры, спорта и туризма. В конце июля у меня защита диплома, а пока хожу в вуз и сдаю все долги.

А есть уже мысли о том, чем заниматься после окончания спортивной карьеры?
– Есть (улыбается). Но я никогда не говорю конкретно, потому что суеверный человек. Но с уверенностью могу сказать, что я – патриот нашего города и края. В любом случае хотел бы остаться в Красноярске и здесь работать. За эти годы у меня было очень много предложений выступать за другие регионы России и страны, например, за Австрию. Но я никуда не хочу уезжать… Хочу поблагодарить наше министерство спорта и Академию зимних видов спорта за условия, которые для меня здесь созданы. Мне всегда комфортно тренироваться в Красноярске. И я очень люблю наш город, поэтому в будущем мне хотелось бы связать свою работу с тем, что послужит на благо города.

В крае у вас какие самые любимые места?
– Конечно, родное село Тасеево. Также мне очень нравится набережная Дивногорска – мы часто туда ездим и гуляем всей семьей. В Красноярске люблю исторический центр и Академгородок. Когда прилетаешь в Москву, у меня в первые секунды из-за этой невероятной суеты наступает какая-то паника: где я вообще? А здесь все родное, тебя все знают.

«Все такая ерунда по сравнению с дочкой!»

Труненков с семьей – Как говорится в одной чудесной пословице, «Вся семья вместе, так и душа на месте». Всегда приятно знать, что после сборов и соревнований дома тебя встретят любимые жена и дочка. Как вы познакомились с супругой и сколько лет уже вместе?
– С Леной мы познакомились, когда я учился в институте, она училась там на архитектурном факультете. Я сидел на подоконнике в коридоре, а она пробегала мимо. У Лены очень яркая внешность!.. И вот в тот день я ее заметил, а потом увидел еще раз. Прошел месяц, я как раз начал заниматься бобслеем, и у нас был сбор на Центральном стадионе. И там мы вновь встретились с Леной. Я подумал, что раз мы уже в третий раз так случайно встречаемся, нужно подойти и познакомиться!

Лена рассказывала о том, какое первое впечатление вы на нее произвели?
– Да… Она говорила, что я сначала ей не понравился (смеется). Ну а сейчас мы вместе уже 10 лет, восемь из которых женаты.

Как вы в течение стольких лет сохраняете доверие друг к другу, особенно в связи с долгими разлуками?
– Мы всегда доверяли друг другу, ведь без доверия невозможны никакие отношения. Мы оба в меру ревнивые. Я считаю, что в отношениях ревность должна присутствовать – такая адекватная, не «к каждому столбу». В первое время нам было очень тяжело. Я – на сборах и соревнованиях, Лена – дома одна. Чтобы хоть как-то сгладить мое отсутствие, мы часто общались по скайпу и по телефону, тратили много времени на разговоры. Но когда у нас появилась Дана, стало намного легче. Лене теперь некогда скучать, она все свое свободное время посвящает дочери.

А вы умеете прощать? И чего бы никогда не простили?
– Никогда не простил бы предательства. Да, я вспыльчивый, иногда сгоряча могу что-нибудь резкое сказать. Но я отходчивый человек, и если осознаю свои ошибки, то сам первым подойду и попрошу прощения. Если я понимаю, что не прав, мне несложно попросить прощения! А вот если я прав, то буду до последнего отстаивать свою точку зрения. Хотя спорить не люблю, но иногда полезно, не зря же говорят, что в споре рождается истина.

Часто спортсмены не успевают приехать домой на рождение ребенка. А как это было у вас?
– Я как раз был в Красноярске – нам очень повезло! Дана родилась 22 апреля. Я ждал, что она появится на свет в мой день рождения – 19 апреля. Но она немного пересидела (смеется). А так – все как я заказывал, чтобы была голубоглазая, светловолосая… Все получилось!

Как изменилась ваша жизнь после появления Даны?
– О, я помню первый год, когда жутко не высыпался перед тренировками, было очень тяжело. Помню, как на сборы приезжал просто как на курорт, я там отсыпался. Но это все такая ерунда по сравнению с дочкой. Я так счастлив, что она есть! Ей скоро четыре года.

Как считаете, что родителям надо делать, чтобы не избаловать ребенка, особенно когда он один в семье?
– Ой, да мы нашу дочку уже избаловали. Сами каемся… Когда ребенок один в семье, действительно, его очень сложно не избаловать. Но мы не готовы пока ко второму ребенку… Я Дану называю «стадом бизонов». Она очень активная: мы настолько иногда выматываемся, что, бывает, засыпаем раньше дочки. Мы и для первого ребенка не сразу созрели. У нас не было такого стремления, что, раз поженились, необходимо, чтобы в семье быстрее появился ребенок.

Раз у вас такая активная девочка, наверное, вы ее водите на различные кружки и занятия?
– Я шучу, что у Даны расписание, как у министра! У нее один выходной на неделе – воскресенье. Она ходит в детский сад, потом в развивающий центр. Дана постоянно занята: учит английский, рисует, ходит в театральный кружок. Ей все это нравится! Вот дочка сходила на танцы и сказала, что не хочет. Мы ее и не заставляем. У меня в детстве было так же: родители всегда направляли, а уже решение принимал я сам. Они, кстати, очень долго сопротивлялись, когда я стал заниматься тяжелой атлетикой. Да и из-за бобслея, конечно, очень сильно переживали, но не отговаривали. Так же и я буду поступать: какую бы дорогу в жизни Дана ни выбрала, я ее поддержу.

С семьей планируете поехать в отпуск?
– Сначала думали, что получится съездить на море в ближайшее время, но сейчас мне надо вплотную заняться учебой. После защиты диплома в августе, может, и соберемся куда-нибудь!

0
Комментарии (0)