Ольга Московченко: "В подводное плавание - по партийному поручению..."


Ольга Московченко:

Перечислить абсолютно все звания, титулы и награды нашей собеседницы дело весьма сложное. А учитывая, что эта её коллекция постоянно пополняется, такое занятие можно считать почти невыполнимым. Вот и недавно Ольга Никифоровна Московченко стала обладательницей ещё двух заслуженных наград — лауреата российской национальной премии “Подводный мир”, диплом лауреата был вручён за вышедший словарь-справочник “Подводный спорт и дайвинг”; а медальную коллекцию профессора из Красноярска пополнила ещё одна, юбилейная — “55 лет Конфедерации подводной деятельности России”.

Спасительный спорт

— А начиналась моя трудовая биография, конечно, далеко не с этого, а с должности подсобного рабочего на радиотехническом заводе, — признаётся Ольга Никифоровна. — Мы были детьми военных лет. Отец и двое старших братьев ушли на фронт. Нас на руках у мамы осталось пять ребятишек. Дудинка — город северный, дал знать, что такое цинга, и мама перебралась с нами в Красноярск. Три военных года, прожитых здесь, запомнились тем, что тоже оставались голодными. А потом, когда вроде всё начало налаживаться, мама заболела, следом захворал и младший братишка. И пришлось мне заканчивать свои занятия в школе. После девятого класса приписала себе год и пошла на завод.

Спас спорт. Я всего два месяца пробыла в подсобных. Толкаю как-то тележку по цеху, а навстречу ребята, волейболисты из “Локомотива” — команды, в которой я играла ещё со школы: “Ты чего здесь?!”. Обратились они в комитет комсомола, и меня вскоре перевели табельщицей. Потом стала нормировщицей, поработала в лаборатории. И, понятное дело, по вечерам — волейбольные тренировки. Времена, однако, были по-прежнему не очень сытными, и работа, пусть и не очень тяжёлая физически, всё равно выматывала: приду на тренировку, а руки-ноги трясутся. Думаю: нет, в таком состоянии надо бы поостеречься от усиленных нагрузок. Кто знает, может, всё так в итоге и сошло бы на нет… Но тем, куда я запропала, заинтересовался пришедший как-то на наши соревнования Николай Дмитриевич Валов, председатель спорткомитета. Выслушал мои объяснения и произнёс: “Загляни-ка ко мне. Завтра же”. Пришла. Он снял трубку, позвонил директору железнодорожного предприятия Кабанову и сказал, что спорткомитет вводит на его заводе ставку методиста производственной гимнастики, и назначает на неё меня. “Как же так, — говорю. — У меня и образования-то нет, даже десятилетку не закончила”. — “Справишься. Я в тебе уверен. И учиться будешь! В этом тоже не сомневаюсь. Главное, чтобы желание и терпение были”. Вот такие люди на моём жизненном пути мне встречались. Просто удивительные. И очень хотелось быть похожими на них — в делах, поступках. К желанию и терпению, которые когда-то назвал Валов главными качествами для того, чтобы человек чего-то добился, я с годами добавила ещё и свои.

У меня пять внуков, шесть правнуков, все они прошли через мои руки, моё воспитание. Что я требовала от них? Считаю, что на первом месте должна стоять ответственность, это самое главное. Трудолюбие. Это качество у каждого из нас как бы врождённое, и если мы его начинаем развивать с детства, оно становится привычкой. А ещё — честность. Это и есть те качества, без которых нельзя. Подразумевают они и порядочность. Всегда говорю, что, если человек непорядочный чего-то добивается, а уж тем более становится учёным, это самый страшный вред, который мы наносим науке.

Тренер или учёный?

— Я и сама, если честно, до сих пор не смогу ответить на этот вопрос — тренер я или учёный. Никогда не ставила перед собой цели стать наставником, учёным, попала в эту сферу, можно сказать, во многом случайно. И опять же благодаря удивительным людям, встречавшимся в моей жизни. Работала в комсомоле, была освобождённым секретарём в вагонном депо, когда Владимир Капелько предложил: “Новый бассейн открыли при воинской части, никто не знает, что и как, а ты у нас спортсменка. Берись, окажи помощь”. Так, можно сказать, по партийной линии и пришла в подводное плавание. Оказала помощь, а, как выяснилось, на всю жизнь в нём и осталась. Было это в 1967-м, а годом спустя уже возглавила команду. Мы впервые тогда поехали на чемпионат России в Саратов. Выглядели, наверное, абсолютно смешно. У всех в экипировке уже были удлинённые ласты, удобные однобалонные акваланги. А у нас 32-килограммовые двухбалонники, ласты-коротышки: встречайте, мы из Сибири! Но выступили достойно, в первую десятку вошли.

Вспоминаю те времена и с улыбкой, и с гордостью. С гордостью за своих ребят, за Володю Куца, нашего первого красноярского мастера спорта международного класса по подводному спорту. А с улыбкой по другому поводу. У нас не было, к примеру, компрессора, чтобы заправлять баллоны, и мы с Володей возили их на Путепровод, там имелась кислородная станция. Один комплект водружал себе на плечи он, второй я. Представляете картину: едут в городском автобусе два аквалангиста…

Безмерно благодарна ректору нашего политехнического института Борисову: “Переходи с ребятами к нам, будем строить бассейн”. Так и строили его вместе со студентами, бывало, и по ночам, зато какой красавец получился! Мои ребята-подводники были очень мотивированны, нацелены на результат, на рекорды. А я, если честно, боялась, я ведь не пловец. Приходилось перелопачивать кучу литературы, читала всё что есть по плаванию, а вот по подводному в то время практически ничего ещё и не было. Помогало и то, что меня ввели в президиум федерации России по подводному спорту, раз в два месяца летала в столицу на совещания. В Москве, конечно, тоже старалась приобретать знания, обязательно бывать на лекциях, узнавать что-то новое, хотя к тому времени уже заочно окончила наш педуниверситет, получила диплом преподавателя физической культуры.

Мне всю жизнь везло на учителей, людей, которые охотно делились, отдавали свои знания. Благодаря Александру Сычёву я досконально овладела методикой мегапотенциала, своим учителем считаю и академика Григория Кураева. Их сейчас уже нет, но именно они и открыли для меня путь становления. Как и мой первый научный руководитель Сергей Маркович Гордон. Кстати, виновником нашего знакомства стал всё тот же Володя Куц, мировой рекордсмен, остановившийся на своих результатах. Я с горечью понимала, что не могу ему больше ничего дать: можно было отправить парня в Новосибирск или в Питер, передать его более знающим тренерам, а я была просто бессильна в его дальнейшем росте. Вот и решила в одну из своих московских поездок посоветоваться со специалистом авторитетным. Захватила с собой все протоколы, а заодно и все свои исследовательские материалы. На кафедре плавания меня согласился выслушать Гордон. Но с одним условием — уложиться в двадцать минут. А в результате мы с ним просидели два с половиной часа. “Ваш материал достоин докторской, — признал он. — Но в таком виде это даже не кандидатская, нет системы! Если за год сумеете всё обработать, сдадите все три кандидатских экзамена, я берусь стать вашим научным руководителем”. Года на эту систематизацию мне, признаюсь, не хватило, уж очень взыскательным и дотошным оказался мой научный наставник. Но об этом затраченном времени, кропотливой и трудной работе абсолютно не жалею. Ведь она позволила выстроить модель динамического программирования тренировочного процесса спортсмена, способную определить, какие нагрузки и на каких именно этапах подготовки необходимо использовать, чтобы к главным стартам спортсмен обрёл пик спортивной формы, причём без нарушения состояния своего здоровья.

Особый болельщик

— Я по-прежнему остаюсь страстной болельщицей. Внимательно слежу за биатлоном, особенно за женским. Наблюдать за этими состязаниями начала, когда ещё выступала Оля Пылёва, не пропускаю их и теперь. Очень ценю фигурное катание. Болею за хоккеистов, правда, смотрю только чемпионаты мира, когда встречаются лучшие из лучших. Ну а подводное плавание — это естественно! Болельщица я, надо признать, особая. Ведь меня переполняют не только эмоции, я всё оцениваю ещё и как специалист. Делала, например, в своё время прогноз на последние старты Оли Пылёвой. Утверждала, что на эстафете у неё будет пик, — оправдалось полностью. И было это не просто предсказанием, а научно обоснованным выводом. Как-то будучи в Японии, попала на экскурсию на автопредприятие “Мицубиси”. Удивило большое табло в их сборочном цехе. Как объяснили, на нём учтён жизненный ритм каждого рабочего, и в дни возможного сбоя этого ритма сборщика направляют мыть полы или протирать пыль — к конвейеру его не допускают. Не дураки же! А мы лишь с шестидесятого года начали заниматься биоритмологией. Благо сегодня она сумела занять своё достойное место и в медицине, и в спорте.

Своего возраста, если честно, я совсем не ощущаю: если бы ещё убрать морщинки с лица (улыбается), то вообще… Я могу и в футбол поиграть с ребятишками, и в бадминтон сразиться. А года три назад мы с дочерью были в Таиланде. Увидев великолепный бассейн, я буквально из него не выходила, плавала, ныряла. И дочь мне как-то говорит: обрати внимание, как на тебя тайцы смотрят. Пригляделась, точно наблюдают, и при этом задирают вверх большой палец, мол, здорово! Поинтересовались, сколько мне лет. Я, чтобы не на пальцах пояснять, написала на бумажке — 75. Были так поражены, что один из этих зрителей, оказавшийся торговцем, почти за бесценок отдал мне набор сувенирных слоников. Так что спортивная форма вещь полезная абсолютно во всём!
0
Комментарии (0)