Александр Матайс: «Борешься не только с соперником, но и с судьёй»


Александр Матайс: «Борешься не только с соперником, но и с судьёй»

Александру Матайсу удалось то, что для красноярских самбистов долгое время оставалось желанной, но, увы, неосуществимой мечтой. В декабре ему было вручено официальное удостоверение мастера спорта международного класса. Событие, которое с полным правом можно считать знаковым, учитывая, что почётное спортивное звание мастера-международника в последний раз присваивалось нашим землякам-самбистам ещё в прошлом веке — в далёком теперь уже 1998 году.

— Самбо я начал заниматься с семи лет в своём родном селе Пировском, — рассказывает Александр Матайс. — Выбор спортивных занятий в деревне был небогатым. Баскетбол, волейбол мне были неинтересны, а вот повозиться, побороться на ковре со сверстниками — это было ближе. Единоборства вообще присущи мальчишкам. А тем более в компании: один одноклассник пошёл в секцию, завлёк другого. Соперничество — кто сильнее — нас подстёгивало, так я и оказался в самбо. А класса с седьмого эти занятия уже стали осознанными, тренировался на результат.

— Такая осознанность, вероятно, была связана с какими-то успехами? Свои первые соревнования помнишь?

— Самое первое выступление случилось после того, как я отзанимался всего-то две недели. (Улыбается.) Это были районные соревнования, и, как ни удивительно, сумел занять на них второе место. А после девятого класса я оказался в Дивногорске. Приехал туда на сборы, потренировался неделю-другую. Меня заметили, оценили, предложили остаться и поступить в училище олимпийского резерва. Меня, деревенского парнишку, такое предложение, конечно, окрылило — согласился.

— Если честно, изменял когда-либо самбо?

— Вообще, у меня две спортивных специализации — дзюдо и самбо. В детстве начинал с самбо. А потом, когда дзюдо включили в олимпийские виды спорта, все сразу ринулись в эту борьбу: надели штаны, куртки, поменяли амуницию. Боролся по дзюдо и я, выполнил мастера спорта. Но лет пять назад решил снова вернуться в самбо, попробовать. И сразу же выиграл первый турнир. Вскоре стал мастером спорта и по самбо. А теперь вот и мастером-международником. Большое спасибо всем, кто помогал мне достигать этих результатов, кто всегда был рядом. А особое спасибо Вагану Оганесовичу Саградяну — и не только как моему тренеру, но и как человеку. Был период, когда у меня возникли серьёзные трудности в финансовом плане. Жизненные обстоятельства осложнились настолько, что я не знал, что делать. Обращался ко многим тренерам, но помочь они мне не могли. Безысходность заставила крепко задуматься: а не пора ли вешать кимоно на гвоздь и идти искать работу. Спас меня от этого шага Ваган Оганесович, с которым мы вместе уже четвёртый год. Когда обратился за помощью к нему, он не просто всё понял, но и помог, поддержал. На тот момент я не был даже мастером спорта по самбо, мало им занимался. Но мы договорились, что будем работать как проклятые: он станет моим тренером, а я, как спортсмен, постараюсь показать всё, на что способен. И благодаря этой поддержке я понял, что у меня огромный потенциал.

— Твой наставник с гордостью отметил тот факт, что звание мастера-международника по самбо не присваивалось красноярцам без малого два десятка лет. А сам ты испытал гордость, что именно тебе удалось прервать эту затянувшуюся паузу?

— Конечно! К этой цели, которую поставил тренер, мы двигались вместе, упорно стремились к ней, тренировались, шли к этому результату целенаправленно, я бы даже сказал фанатично. Прошли один турнир, другой, третий…

— Как вообще становятся мастерами-международниками, что нужно преодолеть для этого?

— Мастеров спорта много, международников значительно меньше, заслуженных мастеров спорта единицы. И пройти эту цепь нужно поэтапно, с самого начала. На чемпионате России я вошёл в пятёрку, зацепился, став пятым. А дальше последовала череда международных турниров, на которых предстояло набирать очки для присвоения звания международника. Турнир считается международным при определённом участии в нём зарубежных стран, спортсменов. На эти турниры съезжаются сильнейшие. Так что попасть в финал, а именно это и было главной целью, очень непросто.

Сначала мы с тренером поехали во Владивосток на мемориал памяти Потапова — международный турнир категории “А”. Я согнал тогда десять килограммов, посчитав, что выступать в категории “62 килограмма” будет проще. Но в финал меня не пропустили. На турнир приехал борец из Питера, именно его и ангажировали на выполнение — все это знали. Я с ним отборолся, но выиграть мне не дали: замечания, штрафные баллы… В общем, в итоге питерца продвинули, а я стал третьим.

— Такие факты любого заставят опустить руки. Как ты нашёл силы продолжить путь дальше?

— К сожалению, это политика: тебе приходится бороться не только с соперником, но ещё и с судьёй. Психологическое давление, конечно, невероятное, но и с ним нужно справляться.

— На турнирах следующих обошлось без судейской предвзятости?

— Если бы. Следующий кубковый турнир был в Казахстане, в Алма-Ате. После Владивостока я решил, что сгонять вес не буду. Много сил теряешь, вышел бороться в категории “68 килограммов”. Но в финал опять не дали пройти. На этот раз главным действующим лицом там был местный казах-самбист. И я опять стал третьим. Честно говоря, это обескуражило: “Как же так?! Ведь всего чуть-чуть остаётся, какой-то шаг, а тут…”

И опять спасибо тренеру. Успокоил, убедил, что у меня всё обязательно получится. А затем мы вновь отправились на потаповский турнир. На него я ехал уже настроенным, накрученным, готовым к любым испытаниям. И тренер оказался прав: всё действительно получилось — я вышел в финал, завоевал серебро.

— Планы дальнейшие — это звание заслуженного мастера?

— Да, сейчас цель — получить заслуженного. Там всё ещё сложнее. Но ничего невозможного, как говорится, не существует.

Сейчас уже позади ряд соревнований, которые стали отборочными. Я прошёл чемпионат Красноярского края, чемпионат Сибирского федерального округа. Отобрался на чемпионат России, он будет проходить 5—8 марта в подмосковных Химках.

— Международный женский день тебе и тренеру, выходит, предстоит особый?

— Особенно Вагану Оганесовичу. У него ведь как раз в это время день рождения. А он вот уже пять лет подряд его пропускает, отправляясь на чемпионаты страны, — таков график.

Там, на чемпионате страны, уже и будет решаться: выиграешь его — едешь на чемпионат мира, становишься вторым — отправляешься на Европу. А если дважды выигрываешь чемпионат мира, тогда ты — заслуженный.

— Саша, ты человек семейный или погружение в спорт эти планы отодвинуло?

— Да, я женат. Спорт в этом помехой не стал, даже наоборот. С супругой Юлей я и познакомился благодаря нему, ведь она у меня спортивный медик. Однажды пришёл к ней на диспансеризацию, и вот до сих пор её прохожу. (Улыбается.) А поженил нас, можно сказать, опять же Ваган Оганесович — без тренера в моей жизни не случается ни одного события.

Юля теперь тоже моя помощница: все врачебные заботы лежат на ней. Если есть возможность, то она и моя группа поддержки на соревнованиях. Переживает очень, а по поводу судейства эмоциональна чрезвычайно: вскакивает с места, если видит, что что-то не так, не выносит несправедливости. А меня её присутствие в зале всегда только зажигает: увижу её и воодушевляюсь. Как можно проиграть при такой болельщице?!

— Званию мастера-международника радовался больше ты или она?

— Юля очень гордится мной. А довольны были все: я, тренер, супруга, мама с сестрёнкой — каждый был очень рад.

— Скажи, а каков род твоих занятий помимо самбо?

— Я военнослужащий, сержант-контрактник бригады внутренних войск.

— Выступать на армейских соревнованиях тоже приходится?

— Конечно, стараюсь защитить спортивную честь своей бригады. Не так давно выступал в Железногорске, там проводилась спартакиада СФО среди военнослужащих внутренних войск по рукопашному бою.

— Саша, а сам ты — болельщик?

— К фанатам себя не причисляю, но мне очень интересно всё, что связано со спортом, с соперничеством. Вообще уважаю любой вид спорта, потому что много знакомых мне ребят играют в регби, в хоккей с шайбой, с мячом. А когда видишь знакомые лица, смотреть на происходящее намного интереснее.

— Твой возраст на сегодняшний день 29 лет. Сколько планируешь ещё оставаться действующим спортсменом?

— Считаю, что возраст у меня самый-самый. У нас в самбо ребята показывают лучшие результаты в возрасте от 30 до 37 лет. Самое главное, чтобы было здоровье, стремление, на этом всё и держится.

— О тренерской карьере не размышлял? Оценивал для себя такую возможность?

— Конечно. Я и сегодня помогаю Вагану Оганесовичу в тренировочном процессе: тренируюсь сам и тренирую занимающихся ребят. И, как отмечает тренер, разминки, предлагаемые мной, совсем иные, и ребята воспринимают их совсем по-другому. Наверное, потому, что я для них — пример для подражания, лидер.

— Чтобы стать профессиональным тренером, необходимо специальное образование.

— Оно у меня есть. После училища олимпийского резерва я получил среднее специальное, а потом и высшее, окончив наш педагогический университет. Так что я дипломированный тренер-преподаватель — всё схвачено! (Улыбается.) И желание заняться этим тоже есть: школу самбо нам необходимо развивать и дальше. Мальчишки идут в этот вид спорта вполне охотно, а вот специалистов, способных достойно проводить тренировочные процессы, увы, мало. Количество есть, а должного качества пока явно не хватает.

— Тренер уверяет, что у тебя очень насыщенный тренировочный график. Каков он, твой персональный режим?

— Для меня он привычный. Сразу же, как просыпаюсь, час-полтора делаю гимнастику. Потом утренняя двухчасовая тренировка уже в спортзале. А вечером ещё одна — два, два с половиной часа. И так каждый день, кроме воскресенья, передышка, чтобы отоспаться, всё-таки должна быть. А с понедельника всё по новой. Это действительно размеренный и привычный для меня режим.

— Прежде ты входил в состав сборной страны по дзюдо, теперь в сборную по самбо. Как тебя встретили сборники?

— При первом же знакомстве со сборниками-дзюдоистами я сразу спросил: “Ребята, скажите, кто у вас тут самый сильный в моей весовой категории?” Мне показали: “Вот этот, на Олимпиаде он стал пятым”. Подошёл к нему, предложил: “Давай поборемся”. Пластались мы с ним долго. В итоге он сел после нашей схватки, насилу отдышался. Спрашивает: “Откуда ты такой резвый?” “Из Сибири приехал, — говорю. — Из Красноярска” И пошёл выяснять, кто ещё из сборников успел отличиться на Олимпийских играх, чтобы и с ними силами померяться. Говорят, что в сборной по дзюдо до сих пор делятся воспоминаниями о неугомонном сибирячке. (Улыбается.) Надеюсь, что память о себе оставлю и в сборной по самбо.

0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Самбо в Красноярске