Эдуард Носков: «Столько игроков в гипсе не видел никогда»


Эдуард Носков: «Столько игроков в гипсе не видел никогда»

Мужской и женский волейбольный “Енисей” переживают, пожалуй, лучшие времена.

Обе команды успешно стартовали в Суперлиге. К слову, последний раз мужчины играли там 15 лет назад. И капитаном той команды был нынешний директор клуба Эдуард Носков.

— Эдуард Александрович, как оцените выступления мужской и женской команд в этом сезоне?
— По женской команде результат в таблице сам за себя говорит — пятое место. Это то, о чём мы в начале сезона и не мечтали. Понимаем, что номинально у наших девушек скорее шестое место, потому что “Уралочка” провела на одну игру меньше. Но это не умаляет заслуг наших волейболисток. Понятно, что в этом году несколько команд немного другого уровня, чем ожидалось. Из-за финансовых затруднений выступают молодёжные составы. Пятое место — максимальное возможное для нашей команды.

У мужчин график начала чемпионата сложился не совсем удачным образом — пять выездных матчей. И то, что с грандами российского волейбола мы взяли пять очков — в Кемерово два и в Белгороде три, — об этом изначально и не думали. На сегодняшний момент у нас четыре победы и четыре поражения — тоже оптимальный результат. На пятёрку.

— Давило то, что девчонки никак не могли дома выиграть?
— Конечно. Хотелось выиграть и в матче с Краснодаром, и с “Протоном”. С Краснодаром нам, считаю, просто не повезло. Намного у них длиннее скамейка оказалась. Они полностью обновили состав. И каждый волейболист, который выходил на площадку, приносил пользу. А наши девочки уже в пятой партии физически были сильно уставшие.

А с “Протоном” игра не задалась. Так же, как с “Уралочкой”. Эти две игры нельзя записать в актив. Но больших надежд на них и не возлагали. Это было бы из разряда сенсаций. А “наши” очки мы все взяли. И то, что сейчас победили “Ленинградку”, с которой будем спорить за пятое — седьмое места, дорогого стоит.

— Вы довольны тем, как прошло межсезонье?
— У мужчин всё по плану прошло. Кого мы хотели, того взяли. Может быть, по одной или двум кандидатурам сомневались, думали, правильно сделали или нет, что пригласили. Но, как показали игры, угадали на девяносто процентов. Люди, которые пришли, приносят пользу. А ребята, которые были в команде ещё в прошлом году, сделали большой рывок. Тот же Дубровин, который второй год завоёвывает место в составе. Хотя изначально предполагалось, что он будет третьим или четвёртым. Иван Панычев, который в прошлом году практически не выходил на площадку, сейчас всё время проводит в стартовой шестёрке.

У девочек было сложнее комплектование. В принципе все позиции, которые хотели, мы закрыли. Но так получилось, что две доигровщицы получили травмы. Это, конечно, подкосило нас. Пришлось срочно делать ротацию. Марию Попову уговорили быстрее вернуться из декрета. Она восстанавливается. Думаю, ещё успеет помочь нам в этом году. Пришлось брать сербскую доигровщицу. В принципе она нам тоже помогает. И повезло, что мы подписали с ней контракт в рублях.

— У мужчин сейчас практически половина команды красноярцы. Целенаправленно их собирали?
— Давно идея была вернуть своих ребят, которые уходили из клуба в не самые лучшие времена. И всех, кого хотели, мы вернули. Может быть, Александр Крицкий, который сейчас играет в “Губернии”, мог бы ещё попасть в нашу команду. Но в этом году не сложилось. Хотелось бы, конечно, больше, но пятьдесят процентов наших воспитанников — в России таких команд больше точно нет.

— Ваша же спортивная жизнь по большому счёту вся прошла в “Енисее”?
— По большому счёту да. В школьные годы в конце одиннадцатого класса уезжал в спортивный интернат в Алма-Ату. А остальное время был в Красноярске.

— Вы играли с 1995-го по 2003 год?
— Да, в 2003-м закончил карьеру. Были и травмы. Может быть, в один прекрасный момент просто надоело.

— Чем занимались вне волейбола?
— Бизнесом. Потом работал в администрации.

— В 2010-м вернулись в качестве директора?
— Да, мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться. Не думал, что свяжу свою жизнь с волейболом. Следил за ним, но не понимал, в каком качестве я туда могу вернуться. Когда поступило предложение, сомневался, нужно ли это мне. Но меня сумели убедить. Обозначили задачи. И меня это устроило.

— До этого сезона последний раз мужчины играли в Суперлиге 15 лет назад, капитаном той команды были Вы. Тогда Ваш выход был неожиданным?
— Мы каждый год очень сильно увеличивали свой результат. Со второй лиги поднялись за четыре года до Суперлиги. Каждый год мы либо повышались в классе, либо улучшали позицию. В Высшей лиге играли два года. Сначала были седьмыми, в следующем сезоне — уже вторыми. Шёл такой прогресс, потому что мы всё время играли одной командой. Были очень сыгранными.

Конечно, сначала о Суперлиге не мечтали, но, когда поиграли в Высшей лиге, поняли, что возможно побеждать.

— Закрепиться в Суперлиге было сложно?
— В первый год сложилось всё хорошо. Мы со старта обыграли много лидеров и набрали незапланированных очков. А после Нового года, когда разделились на шестёрки, с очками стало хуже. Но всё равно смогли закрепиться.

А вот в следующем сезоне случилась череда травм. Это был чёрный год для красноярского волейбола. Столько игроков в гипсе на лавочке я не видел никогда. Не хватило просто человеческого ресурса. Хотя всё решалось в последней игре. Оренбург играл с Пермью. Если бы Пермь выигрывала, мы бы остались в Суперлиге. Пермь проиграла Оренбургу единственный раз за всё время. Мы даже не знаем, как так получилось. Хотя догадываемся. ( Смеётся .)

— У Вас не было желания стать тренером после
— Если честно, тренерская работа — это точно не моё. Сегодняшняя получиновничья деятельность мне ближе. Я люблю волейбол, люблю его смотреть, анализировать. Но у меня, наверное, не хватит терпения планомерно идти к какой-то цели. Другой темперамент. И, пожалуй, до конца я в этом разбираться не хочу. В плане физиологии игрока, в частности. Чтобы быть тренером, нужны глубокие знания во всём. Может быть, когда-нибудь, но пока нет.

— Самая насущная проблема красноярского волейбола — инфраструктура?
— Да, конечно. К нам приезжают лучшие команды Европы и мира. И наш зал, скажем, морально устарел. ( Смеётся .) Уже давно. Обидно не то, что за свою команду, за зрителей обидно. Если честно, мы-то имеем преимущество, играя в таком зале. Не каждая команда сразу может сориентироваться. Нам для качества игры, для результата, может быть, полезно там играть. Но мы понимаем, что играем для болельщиков. А полностью удовлетворить их потребности, к сожалению, не можем. Это самая большая проблема.

Виктор Александрович Толоконский её знает и видит. И целиком и полностью поддерживает нас в том, что нельзя играть в таком зале. Он приехал из волейбольного края, где знают и любят наш вид спорта. И зал, в котором выступает новосибирский “Локомотив”, с нашим не сравнить. Он поставил задачу искать варианты.

Возможно, ряд матчей, если сможем договориться с баскетболистами, проведём во Дворце спорта имени Ярыгина. Уже оборудование закуплено. Осталось утрясти календарь. Нам нужно покрытие стелить. Нам нужна вечерняя тренировка. Получается, что два дня баскетболисты не смогут туда зайти. Даже потренироваться. Ну, и мы на эту арену будет заходить только во время матчей. Преимущества домашней площадки у нас не будет. Но, конечно, мы пойдём на это, если будет такая возможность. Чтобы, когда приедут “Белогорье”, московское “Динамо” или “Зенит”, люди пришли и насладились игрой великих спортсменов.

0
Комментарии (0)