Галина Терентьева: «Столбы — ещё один повод любить Красноярск»


Галина Терентьева: «Столбы — ещё один повод любить Красноярск»

На чемпионате России по скалолазанию в соревновании на трудность большинство специалистов и любителей предрекали победу Сергею Терентьеву, действующему победителю в этой дисциплине, но в итоге он остановился на стадии полуфинала, а вот его сестра Галина выстрелила и стала второй. Причём до вершины ей не хватило совсем чуть-чуть. Победительнице красноярка уступила буквально один перехват.

Тем не менее своим выступлением Галина осталась довольна, ведь на пьедестал чемпионатов страны она не поднималась с 2007 года, тогда Терентьева дебютировала на взрослом уровне.

“Стадиону” красноярская скалолазка рассказала о том, какими вышли для неё соревнования, а также поведала, когда скалолазание появилось в её жизни и почему она с ним не собирается расставаться никогда.

— Второе место в чемпионате России для Вас успех?

— Для меня — это очень хороший результат. Ранее в моём активе было только одно призовое место на чемпионатах страны, да и то получилось завоевать его достаточно давно. В год своего дебюта я неожиданно для всех и для себя самой стала бронзовым призёром. Но если тогда такое выступление стало сюрпризом, то теперь я понимала, что если покажу всё, на что на сегодняшний день способна, в призёры попасть должна.

— Какую цель ставили перед соревнованиями?

— Цели, естественно, всегда самые высокие. Но вообще, я в последнее время поняла, что не нужно себя перед какими-либо соревнованиями специально накручивать, настраивать на какое-то определённое место. Самое важное — планомерно готовиться, не отвлекаясь на сторонние факторы. Если сделаешь всё правильно, результат обязательно придёт.

— Давайте поподробнее остановимся на всех этапах чемпионата, каким получился Ваш серебряный путь?

— У нас обычно соревнования на трудность проходят в три этапа: квалификация, полуфинал и финал. Первый из них самый простой. Мы состязаемся все вместе, общаемся, видим, кто и как проходит свой маршрут. Как правило, трасса в квалификации не очень трудная.

Полуфинал совсем другое дело. Тут уже в полной мере ощущаешь и волнение, и ответственность, да и сама дистанция уже сложнее. А самое главное — все участники находятся в изолированной зоне, им нельзя общаться с тренерами, со зрителями, с теми, кто уже выступил. Мы могли только предполагать по реакции болельщиков, как тот или иной спортсмен прошёл свою дистанцию. Своим выступлением в полуфинале я осталась довольна. Заняла третье место, это значило, что в финале я выйду на старт одной из последних, после меня оставалось две участницы — девушка, ставшая в полуфинале второй, и его победитель.

— А Вам как удобнее выступать в финале, одной из первых или в последних рядах?

— По-разному. Когда долго ждёшь своей очереди, есть риск перегореть. Сидишь в зоне изоляции. Всё происходящее давит на тебя. Хотя иногда наоборот, лучше выступать одной из последних, получается успокоиться и сосредоточиться на своём старте.

— Кого перед соревнованиями считали своими главными соперницами в борьбе за медали?

— Если ты будешь много думать о соперниках, сравнивать себя с кем-то, это может помешать должному настрою. Конечно, всегда известны фавориты, которые стабильно выступают, попадают в финалы и на пьедестал, но в этом году появилось много новых спортсменок. Молодые девочки успешно выступали среди юниоров и теперь уже доросли до взрослых соревнований. Некоторые опытные скалолазки именно сейчас взяли паузу, ушли на небольшой перерыв.

— А Вы, получается, где-то посредине?

— Ну да. Правда, уже ближе к возрасту перерыва. За талантливой молодёжью очень приятно наблюдать. Глядя на их прогресс, можно не опасаться за общий уровень российского скалолазания.

— Выходя на старт, результаты уже выступивших соперниц знали?

— Нет, мы же находились в зоне изоляции, поэтому ничего не знала. Такие вот жёсткие правила. Спортсмен сам должен выйти, оценить трассу, решить, по какому маршруту будет его преодолевать.

— Трасса в финале оказалась самой сложной для Вас?

— Лично мне пришлось тяжелее в полуфинале. Для моего стиля больше подходила финальная трасса. Вообще, на всех соревнованиях маршруты всегда разные, это в первую очередь зависит от мнения организаторов.

— Чемпионка из Екатеринбурга победила и в полуфинале, и в финале. Были шансы её опередить?

— Шансы были. По сути, судьбу первого места лишил всего один перехват. Это молодая девочка, первый год выступающая по взрослым, и сразу такой успех, что, конечно, говорит о её высоких способностях и таланте.

— Обидно, что не хватило совсем чуть-чуть?

— Сейчас легко об этом говорить. Но когда ты на трассе, то лезешь вверх на пределе своих возможностей, через не могу. Понятно, знай я заранее, что до чемпионства не хватит каких-то сантиметров, я бы выжала из себя ещё больше и этот перехват сделала, но не сложилось.

— Многие спортсмены ценят третье место выше второго, дескать бронзу ты выигрываешь. А когда становишься вторым — это значит — проиграл золото.

— Я всё равно вторым местом довольна. Избежала ошибок во время прохождения трассы, к тому же могу признать, что сейчас готова не на сто процентов.

— Почему? Разве чемпионат России не главный старт сезона, к которому все стараются подойти на максимуме?

— Среди внутрироссийских соревнований — это, безусловно, главный старт. Но так получилось, что не удалось подвести себя к нему в оптимальных кондициях. Рассчитывала, что моя форма чуть лучше будет.

— Вы сами отметили, что третье место на первом чемпионате стало огромной неожиданностью, а здесь Вы планировали попасть в призёры. Когда эмоции были ярче?

— Тогда состав участников был сильнее, плюс эффект нежданной радости. Но если сравнивать конкретно, то я затрудняюсь сказать. И тогда ощутила вкус медали, была довольна выступлением, и сейчас.

— А как вообще скалолазание появилось в Вашей жизни?

— Появилось с самого детства. Сработала преемственность поколений. Мои родители занимались альпинизмом. Когда мы с братом были маленькие, они всегда брали нас с собой на Столбы. Больше, конечно, для простых прогулок и подъёмов на самый лёгкий Первый столб. Там меня приметила Алиса Фирминовна Грачёва, ставшая впоследствии моим первым тренером. Причём она даже не видела, как я по горам лазаю, но, видимо, внутреннее тренерское чутьё подсказало что-то. Мне было лет восемь. С первой же тренировки мне понравилось. Поначалу какое-то время занималась с отцом, какое-то время с тренером. Алиса Фирминовна воспитала большое количество спортсменов высочайшего уровня, которые добивались успехов и на отечественных, и на международных соревнованиях. Зачастую уже под руководством других, но базу для этих побед заложила именно Грачёва. На мой взгляд, мой первый тренер — наставник от Бога, одна из лучших в этой профессии.

— Когда пришли первые успехи?

— Года через три-четыре, после того как начала осознанно тренироваться. Мы поехали в Санкт-Петербург, и я там на первых же своих соревнованиях на трудность выиграла. Правда, потом всё так же здорово не складывалось, случались и досадные неудачи, и обидные поражения.

— Почему Вы выбрали для себя именно соревнования на трудность?

— Наверное, потому, что именно эта дисциплина ближе мне по духу и больше подходит.

— Лазание на трудность безопасно?

— Абсолютно. Всё со страховкой. Максимум можно ушиб заработать несерьёзный. Но если всё будешь делать правильно, травм избежишь.

— Некоторые альпинисты несколько свысока относятся к скалолазанию. Объясняют это тем, что вы всегда соревнуетесь в комфортных условиях и, по сути, ничем не рискуете.

— Отчасти да. Но отмечу, что виды спорта разные. Я понимаю, что альпинизм — это тяжёлый труд и огромный риск для жизни и здоровья. В альпинизме, на мой взгляд, очень много факторов, которые от тебя вообще не зависят. Погода, камнепад, ветер, снег, дождь. При этом в скалолазании, для того чтобы показывать хорошие результаты и быть на ведущих ролях, нужно тоже очень много тренироваться и пахать. Мне кажется, что у нас и конкуренция выше, поскольку вид спорта более массовый и доступный. Хотя любительский альпинизм в России также очень популярен.

— А Вас в альпинизм не тянет?

— Пока что нет. Я вообще считаю, что это не женское дело. Слишком рискованно и опасно.

— Сколько нужно тренироваться, чтобы попадать в призёры чемпионата страны?

— Три-четыре часа в день пять раз в неделю. Это непосредственно скалолазание и специальная физическая подготовка. Но и когда нет тренировок, я на месте не сижу. Все мои увлечения также связаны либо со спортом, либо с активным образом жизни. Обожаю лыжи, люблю походы. Движение — это жизнь. Будешь активным, сохранишь форму в любом возрасте. Да и жизнь будет веселее и интереснее.

— А почему Вы вообще занимаетесь скалолазанием? Что заставляет Вас каждый день приходить на тренировку и пахать?

— Меня заставлять не нужно. Я наслаждаюсь процессом — и тренировками, и соревнованиями. Мне нравится прогрессировать, видеть, как то, что совсем недавно не давалось, начинает получаться хорошо. От этого ловлю своеобразный кайф. Но это не всё, конечно. Я очень люблю лазать по скалам на природе. Если в соревновательном плане есть старты на открытом воздухе, на настоящих скалах, я обязательно стараюсь в них участвовать.

— Когда-нибудь жалели, что выбрали для себя скалолазание.

— Никогда. Ни разу такого не было. Даже когда завершу профессиональную карьеру, буду лазать для себя в удовольствие, без этого свою жизнь не представляю.

— Что для Вас заповедник “Столбы”?

— Это место, где я восстанавливаю силы. Постоянно хожу туда, и по скалам полазить, и просто погулять, насладиться красотой сибирской природы.

— Столбы, на ваш взгляд, лучшее, что есть в Красноярске?

— Для меня Столбы — это ещё один повод любить Красноярск.

1
Комментарии (0)