Геннадий Ходосевич: «Просто так успехи не приходят»


Геннадий Ходосевич: «Просто так успехи не приходят»

“Как люди становятся заслуженными тренерами России? — удивился первому вопросу наш собеседник Геннадий Ходосевич. — Для того чтобы получить такое звание, наверное, нужно не просто пройти все ступеньки тренерской деятельности с самого начала. Нужно ещё и посвятить себя этому делу целиком. Чтобы с утра до вечера ты болел этой профессией: нет цели, нет и движения вперёд — нет и признания”.

— А когда эта цель обозначилась у Вас, как вообще в Вашу жизнь пришла штанга?
— Можно сказать, со школьной скамьи, в десятом классе. К нам в деревню приехал наш бывший старшеклассник, год проживший в Красноярске, потренировавшийся в клубе “Локомотив”. Вот и решили тоже открыть в нас в Доме культуры секцию по тяжёлой атлетике. Отзанимался я в ней год, школу окончил, тоже поехал в город и, естественно, пришёл в “Локомотив” к тренеру Владимиру Марковичу Ланденку.

— Спортивные успехи пришли сразу?
— Просто так успехи не приходят, для этого пришлось попотеть. И в спортзале, и в армии, куда меня, деревенского парня-перворазрядника, призвали в спортроту. Отслужил два года и даже ещё три месяца.

— А откуда появился этот трёхмесячный перебор в Вашей армейской службе?
— Я за сборную Вооружённых сил выступал, вот меня несколько и попридержали — предстояли крупные союзные соревнования, и поездку в сторону дома пришлось отложить.

— Сборная Вооружённых сил — круто же Вы шагнули!
—Это тоже пришло не сразу. Настоящего тренера-специалиста у нас не было, и требования сводилось к одному: постоянные физические нагрузки, пахать и пахать — чем больше, тем лучше. На практике оказалось, что такая тренерская аксиома не работает. Со мной даже казус произошёл: я так напахался, что на протяжении года выдал восемь “баранок”. Это когда спортсмен не справляется с первоначально заказанным весом на соревнованиях. Меня уже и завернуть из спортроты собирались. Наладилось всё лишь спустя время. Недели две вообще в спортзал не ходил — не шло у меня со штангой управляться. Этот перерыв, видимо, и стал психологически переломным. Уже вскоре на чемпионате Новосибирской области я установил областной рекорд по юниорам и выполнил норматив мастера спорта.

— После армии вновь вернулись в Красноярск?
— Да. И вновь в “Локомотив”. Владимир Маркович Ланденок — человек, которому всю жизнь буду благодарен. Удивительнейший и разносторонний спортсмен. Он сейчас федерацию волейбола возглавляет, продолжает играть среди ветеранов. Человека с такой же энергетикой найти трудно — фонтан по энергии! Именно он вынянчил, вырастил меня до чемпиона России. Выиграв чемпионат страны, я попал в сборную Союза, четыре года пробыл в ней.

Штанга у нас развивалась настолько бурно, что руководители наши ввели даже такой ценз: на Олимпийские игры могут попасть только спортсмены не старше двадцати трёх лет. И каждые полгода повышали нормативы. С тех пор тяжёлая атлетика так и не может подняться до прежних высот, только-только начала голову приподнимать. Вот что натворили в своё время ретивые дяди-начальники.

Что нам оставалось делать? Выступали ещё с годик и ушли. А тут как раз Василий Николаевич Пономарёв — тоже человек-легенда — в 1986 году пригласил к нам на показательные выступления американцев. Вот так мы и узнали, что такое пауэрлифтинг.

— Долго пришлось привыкать к этому непривычному слову?
— Нет. В то время это называлось гораздо доступней, проще — атлетизм. Потом стало именоваться силовым троеборьем, а уже затем привели к общепринятому во всём мире названию — пауэрлифтинг. Он не входит в олимпийскую программу, но точно так же один раз в четыре года у нас проходят Всемирные игры по неолимпийским видам спорта. Всё то же самое, участников даже, наверное, и больше, такие же зрелищные церемонии открытия и закрытия соревнований. Кстати, чудеса установления рекордов на них тоже бывают. Автором одного из них стал в Пуэрто-Рико наш тяжелоатлет Коновалов. Представляете, к его лучшему результату прибавили сразу семнадцать килограммов — такого веса он ещё ни разу не брал. И он его осилил! Выиграл Всемирные игры, вышел в разминочный зал — и заплакал. Здоровенный мужик, с огромной силой воли — и в слёзы от того, что он это сделал.

— Плачущий спортсмен — это объяснимо. А тренер может себе позволить слёзы?
— Наверное, только слёзы радости. За них никто не осудит. А вот слёзы, вызванные огорчением от выступления твоего воспитанника, непростительны. Держи их в себе, никогда не показывай, как бы тебе ни было плохо.

— Каков Ваш общий тренерский стаж, Геннадий Владимирович?
— Да он, по сути, начался с того времени, как я начал поднимать штангу, вернувшись с армии и помогая Владимиру Марковичу. Тренировался сам и наставлял пацанов, занимавшихся вместе. И это было абсолютно правильное решение: чтобы ребята быстрей росли, тянулись, повышали результаты, у них должен быть лидер перед глазами. А я для них в ту пору уже был таковым. Поэтому ещё до того, как закончились мои собственные выступления, успели подрасти и мои ребята, и уже через год-другой среди них было около десятка мастеров по штанге.

— Все эти годы оставались преданным “Локомотиву”?
— Так получилось, что у меня была всего одна запись в трудовой книжке. Менялись только названия спортивного общества — ДСО, ДФСК… Кстати, официально уволился с Красноярской железной дороги я буквально на днях — по теперешним законам предприятию не положено содержать ни тренеров, ни спортсменов.

— По Вашей оценке специалиста, на какое место в пауэрлифтинге Вы бы определили Красноярск?
— Провалы в выступлениях за Красноярский край у нас начались лет пять назад. Причина та же — предприятия обязали избавиться от всех своих непроизводственных активов. Поэтому пять лет назад в сборной России было как минимум пятьдесят процентов спортсменов от Красноярья. Причём наши локомотивцы и атлеты других обществ стабильно, железно добивались успехов. Их имена вошли в Книгу рекордов Гиннеса, навечно занесены в Аллеи славы Англии, Америки.

— Признайтесь честно: с кем сложнее работать — с атлетами-мужчинами или с женщинами?
— Я очень люблю работать с женщинами, хотя с ними действительно в чём-то намного труднее. Но зато интереснее — у них совершенно иная психология, чем у ребят. И если ты сумел понять эту психологию, внутренний мир, то работать с ними становится настолько просто: легче и результативнее.

— А сколько лет Вы уже возглавляете женскую команду нашей российской сборной?
— С 1990 года и до сих пор — уже двадцать шесть лет. Я — бессменный главный тренер женской команды России. Наверное, у нас получается найти общий язык. Мы ни разу не провалили чемпионаты мира, а на двадцати трёх наша сборная становилась победительницей.

— Тренер может себе дать передышку, позволить отвлечься, отдохнуть?
— Если честно, я за все свои тренерские годы ни разу не был в отпуске.

— С 1973-го года! В это верится с огромным трудом.
— Самое большее, что могу себе позволить, отлучку на неделю. Но не больше. Потому что постоянно идёт процесс подготовки к новым стартам — у юниоров, юношей, взрослых, женщин. Наш состязательный календарь на год — сорок две — сорок три недели. А в него внесены сорок четыре — сорок семь мероприятий. Из них шесть обязательных международных стартов. Попробуйте при такой насыщенной работе позволить себе больше.

— Всего неделя отдыха — это катастрофически мало. А чему же посвящает эту неделю Ходосевич?
— Как правило, стараюсь куда-то обязательно уехать. Я ведь охотник, рыбак, поэтому самый лучший для меня отдых — это тайга. Собираемся с такими же увлечёнными людьми и на природу. Теперь гораздо проще оправиться и за рубеж, поэтому успел попробовать себя и в экзотической африканской охоте — Кения, Намибия, Ботсвана. Поверьте, чтобы снять накопившиеся эмоции, зарядиться по новой, вполне достаточно всего нескольких дней отдыха, а уж недели — тем более.

— Геннадий Владимирович, а много ли у Вас появилось друзей в разных странах мира?
— О-о! Как-то подсчитал, оказалось, в общей сложности в шестьдесят одной стране.

— Сколько же записных книжек, блокнотов нужно, чтобы вместить столь широкий список иностранных друзей и знакомых?
— Эту проблему прекрасно решают современные гаджеты. У меня под рукой всегда тысяча двести телефонных номеров, каждый из которых я могу набрать фактически в любое время.

— Более чем уверен, что Вы достаточно внимательно следили за Олимпиадой в Рио, несмотря на то, что наши тяжелоатлеты, как и легкоатлеты, оказались отлучёнными от этих стартов?
— Конечно, следил и болел. У меня друзей-международников очень много. И все они не скрывая признают: то, что делают руководители их государств, можно назвать сумасшествием. А ещё также откровенно хвалят нашего Путина: “Эх, нам бы такого руководителя!”. И я их понимаю. Запад сегодня зажат в жёсткие рамки, может, поэтому я за границей больше недели и не могу выдержать. У нас, признают они, ещё есть остаток свободы, который нам, россиянам, нужно уметь ценить и беречь.

— Геннадий Владимирович, отметив в апреле свой шестидесятилетний юбилей, Вы официально достигли пенсионного возраста...
— Это пенсионное достижение случилось ещё пятнадцать лет назад, стаж-то у меня из категории педагогического. Но это всё — так, отдельные рубежи. Уверен, что работа моя продолжится и, надеюсь, ещё не один десяток лет. Я ведь ощущаю себя сегодня на двадцать восемь — самый любимый мой возраст (улыбается).

Досье

Геннадий Владимирович Ходосевич родился 15 апреля 1956 года в Новониколаевке Иланского района.
Заслуженный тренер России по пауэрлифтингу (1995), мастер спорта по тяжёлой атлетике (1974), кандидат биологических наук.
Старший тренер женской сборной команды России по пауэрлифтингу.
Вице-президент федерации пауэрлифтинга России, член Дисциплинарного комитета Международной федерации пауэрлифтинга (IPF), судья международной категории.
Многократный победитель конкурса “Лучший тренер края”.
Подготовил двух заслуженных мастеров спорта, двенадцать мастеров международного класса, более сорока мастеров спорта СССР и России.

0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Пауэрлифтинг в Красноярске