Станислав Власенко: «Волнение и мандраж в ринге уходят после первого же удара. Особенно пропущенного»


Станислав Власенко: «Волнение и мандраж в ринге уходят после первого же удара. Особенно пропущенного»

Красноярский боец Станислав Власенко недавно выиграл чемпионат мира по панкратиону в Тбилиси. Это его высшее карьерное достижение.

Имя Власенко в ММА на слуху. Он один из самых перспективных бойцов. А в ближайшее время поболеть за красноярца можно будет на представительном турнире в Москве, который покажет федеральное телевидение.

О том, как он прошёл путь к званию чемпиона мира, о любимых бойцах, а также о мыслях сменить гражданство Стас рассказал “Стадиону”.

— Расскажи о своём пути к первому месту. Ты же всего четыре схватки провёл?

— Да, четыре боя. Прилетел в Тбилиси один.

— А тренер?

— Без тренера, без секунданта. Федерация нашла спонсора только мне одному, оплатили дорогу, проживание, питание. Поэтому один прилетел, самостоятельно прошёл процедуру взвешивания. А вот секундировать некому было. Но мне повезло, встретил знакомого парня из Новокузнецка, мы с ним пересекались на турнирах. В итоге именно он и стал моим секундантом. Жаль, что даже видео боёв у меня нет. Снимать было тоже некому, а секундантам не разрешалось вести съёмку.

Первый бой был с итальянцем. Вышел, излишне горел и переживал. Но чуть-чуть подвигался, присмотрелся. Соперник оказался типичным ударником, причём не кикер, а исключительно боксёр. Принял решение с ним бороться. Он ничего противопоставить не смог. Победил достаточно легко — 8:2.

— Досрочно?

— Нет. Просто по очкам. Досрочные победы дают при счёте 12:0. Также можно выиграть мгновенно удушающим или болевым приёмами, либо отправить соперника в нокаут. А так схватка длится пять минут.

Во втором бою встретился с казахом. Этот соперник также оказался ударником, кикбоксёром. Я проигрывал 6:8, но на четвёртой минуте перевёл в партер и провёл удушающий. В полуфинале соперничал с белорусом. Тяжёлый получился бой. Проходил в ноги, он взял меня на болевой, я старался уйти, и мы оказались за ковром. Белорусы кричали: “Дисквалификация!”, поскольку за ковёр выходить нельзя. Но судьи посмотрели видеоповтор и выяснили, что самовольного ухода не было, всё произошло в борьбе. В итоге сопернику дали всего один балл. Я выигрывал — 5:3, затем пропустил приём, и счёт стал 5:5. По последнему результативному действию преимущество было у белоруса. Двадцать секунд оставалось. Я пошёл ва-банк. Прошёл в ноги, сбил в партер и сделал удержание. Получил три балла, выиграл и пробился в финал.

Решающий поединок получился российским. До финала я провёл на схватку больше соперника, так выпал жребий. Раньше мы с ним пересекались на чемпионате России в полуфинале. Закончился тот бой со счётом 7:7 в экстра раунде. Победил я по последнему действию. Здесь счёт был 8:8. Дали дополнительную минуту. Я уступал 2:4. Вновь рискнул. Пошёл в размен, попал два раза.

— А соперник сколько раз?

— Ни одного.

— Тогда получается не размен. Риск оправдался.

— Ну да. Если одновременный удар, баллы никому не дают. Дали два очка. Счёт в экстрараунде сравнялся, и мне присудили победу по последнему действию.

— Ты был единственным представителем Красноярска на турнире?

— Да.

— Больше нет бойцов, достойных такого уровня, или просто денег не нашлось на поездку?

— На чемпионат России мы ездили вдвоём с ещё одним красноярцем, но он путёвку на чемпионат мира не завоевал, стал третьим. А право поехать в Тбилиси получали занявшие первое и второе места.

— А что вообще за соревнование чемпионат мира по панкратиону? Сколько стран участвует?

— В Тбилиси представили своих бойцов 23 страны.

— Трансляции велись, где можно было посмотреть бои?

— Я не знаю, велись ли трансляции. Не видел. 22 октября мне предстоит бой в Лиге ACB, этот поединок будут показывать по Матч-ТВ. Предстоит схватка с молдавским бойцом в Москве.

— Что за турнир?

— Absolut Championship Berkut. Это лига такая. Считается третьей в мире после UFC и Bellator. У меня контракт на шесть боёв.

— Давно заключил?

— В феврале. До этого провёл два поединка. Оба выиграл. Предложили контракт. Схватки проходили в Чечне. В первом бою победил чеченца, во втором представителя Польши. Уже после подписания контракта бился со спортсменом из Кабардино-Балкарии. Проиграл. Подвела поспешность, допустил ошибку, которая оказалась роковой.

— Молдаванин серьёзный соперник?

— Непростой. Как я понял, он тренируется в России, живёт в Москве. Его обычный вес более 90 килограммов. Гоняет до 77. Здоровый парень. Не мешок.

— Начинающим бойцам мешков не подставляют?

— Я не совсем начинающий. Определённый опыт есть. Но лёгких соперников действительно не будет.

— Запомнилось твоё выступление на одном из красноярских турниров, когда ты после победы прямо с ринга поздравил друга с рождением дочери.

— Было такое. Этот человек один из самых близких, не мог его не поздравить.

— Как вообще пришёл в ММА?

— Я сам из города Назарова. Занимался вольной борьбой. Особых успехов не достиг, остановился на звании кандидата в мастера спорта. Затем учился, подрабатывал охранником в клубе. Потом подумал и пошёл заниматься смешанными единоборствами к Владимиру Ивашкину. Выступил три раза по любителям. На крае стал третьим, причём до сих пор помню, как засуживали на том чемпионате. Потом поехал на Сибирь. Там опять завоевал третье место. На следующий год выиграл чемпионат края. Должен был ехать на Кубок России, но призвали в армию.

— В спортроту?

— Нет. Попал в морскую пехоту. Служил во Владивостоке в обычной части.

— Не тренировался там?

— Первых три-четыре месяца сложно было с этим. Потом стали возить на сборы. Выиграл соревнования по рукопашному бою. Сначала в бригаде, потом во всём Тихоокеанском флоте. Вернулся с армии. Стали предлагать поучаствовать в боях. Я согласился, пошёл без поражений и в итоге добился того, что имею на сегодняшний день.

— На красноярском уровне копейки платят?

— Поначалу смешные суммы были: 5 тысяч рублей — выход, 10 — победа. Самый большой гонорар за бой в Красноярске был тридцать тысяч рублей.

— Стоило рисковать здоровьем за такие суммы?

— В первую очередь думал не о деньгах. Пытался себя зарекомендовать. Хотелось пробиться выше. Ради этого стоило выходить в ринг или в клетку.

— А когда в тебе созрела эта цель — стать профессиональным бойцом?

— Около года назад. Поначалу не воспринимал бои как дело всей жизни. Думал, поборюсь немного и завершу. Даже работу искал стабильную. В ОМОН хотел, в полицию. Но потом осознал, что не моё это, не могу променять спорт на такую работу.

— Панкратион чем от ММА отличается?

— Есть профессиональный панкратион. Он отличается от профессиональных ММА тем, что можно бить локтями и в партере, и в стойке. Хотя в той лиге, в которой я сейчас выступаю, это тоже разрешили недавно. В любительском панкратионе нельзя добивать в партере. Только болевые приёмы и удержания. Там своя система оценок. На партер даётся минута.

— Ты проповедуешь борцовский стиль, а как с ударной техникой дела обстоят?

— Последний бой в лиге ACB я проиграл ударнику. После этого вплотную занялся боксом. Чувствую, что расту в этом направлении. Но основную ставку всё-таки делаю на борьбу. В крайних случаях именно она спасает.

— Ты представляешь на соревнованиях Красноярск?

— Я представляю назаровскую организацию.

— То есть от корней не отрываешься?

— Да. Но сейчас тренируюсь в Красноярске. Поэтому представляю два города.

— В Москву на ПМЖ звали?

— Предлагали. Организация Fight Nights. Я так и не понял, что от меня хотели. Обещали одну зарплату плюс питание и проживание, а также бои с гонорарами от 150 тысяч рублей. Прилетел. На меня посмотрели и заговорили о сумме в два раза меньшей. Без жилья и питания. Я на сборах побыл, но затем уехал. Насторожило, что сначала одно обещали, а в итоге получилось другое.

Могу сказать точно, что, если не приму гражданство другой страны, на всех боях меня будут объявлять как бойца из Красноярского края.

— Задумываешься о смене гражданства?

— Если в другой стране создадут более достойные условия для жизни и профессионального роста, почему нет? Здесь я ощущаю минимальную поддержку. Красноярск в этом смысле жадный город, именно в моём виде спорта. Поэтому, если где-то предложат лучшие условия, в другом городе или другой стране, уеду. Многие бойцы, чтобы вырасти в профессиональном плане, уезжают в другие страны. Не считаю это неправильным. Если здесь о нас не заботятся, позаботятся в другом месте.

— В ближайшее время какие цели перед собой ставишь?

— Первое — отработать контракт с ACB. Очень важно найти спонсора хорошего. Без этого пробиться наверх практически нереально. Сам с протянутой рукой не хожу и ходить не собираюсь. Думаю, что меня уже знают. Если кому-то захочется помочь, он поможет.

— Твой вид спорта неолимпийский, и вряд ли когда-нибудь попадёт в программу Игр, не переживаешь по этому поводу?

— Нисколько. Для меня это не принципиально. Хочу сделать себе имя в профессиональных ММА. Если обойдусь без травм до 30 лет, точно буду биться.

— Кто из современных бойцов тебе наиболее симпатичен?

— Мне всегда нравился Робби Лоулер. Это бывший чемпион UFC. По стилю он ударник, левша. Импонирует его характер — сколько бы ни получал, всё равно идёт до конца. Броневик. Правда, последний бой он проиграл нокаутом, но я всё равно болею за него.

— Из россиян кого-то назовёшь?

— Раньше очень нравились бои Фёдора Емельяненко.

— А теперь?

— Не знаю. Мне кажется, не нужно ему было возвращаться. Когда тренировался в Fight Nights, общался с Расулом Мирзаевым. Произвёл очень приятное впечатление. Другие известные бойцы могли посмотреть свысока, Расул так не делал. Разминаешься с ним, общаешься, могли в кафе пообедать. Простой парень, многого достиг, но голову не задрал. Он мне говорил, что, если хочу расти, надо переезжать в Москву.

— Конор Макгрегор сейчас самый раскрученный боец UFC, нравятся его поединки?

— В последнее время мне UFC не очень нравится. У них на первое место безоговорочно вышло шоу. Собственно бои отошли в тень. Главные цели — собрать больше народу и денег. Те же бои Диаса и Макгрегора. В первом Диас выиграл без шансов, а вот во втором мне показалось странным решением отдать победу Макгрегору. Считаю, что Диас был лучше и по очкам выиграл. Обидно за Хабиба Нурмагомедова. Идёт в UFC без поражений, но по-настоящему статусные бойцы против него боятся выходить. Хабиб не ударник, не столь зрелищный боец, он всех уничтожает в борьбе. Видимо, руководству UFC такой стиль не очень по душе, как и американским зрителям.

— Перед боем сильно волнуешься?

— Очень. Иногда ничего не хочется. Голова болит, тошнит. Думаешь — может, бросить всё это, найти другую работу. Мандраж жуткий. Но выходишь в ринг или в октагон и понимаешь, что жить без этого не сможешь. Первый же удар всё волнение и мандраж снимает, особенно пропущенный.

0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Единоборства в Красноярске