Кирилл Готовцев: “В “Енисей-СТМ” не перейду никогда”


Кирилл Готовцев: “В “Енисей-СТМ” не перейду никогда”

Один из ведущих игроков “Красного Яра” Кирилл Готовцев в регби по большому счёту новичок. В этом виде спорта он всего три года. Практически всю жизнь Кирилл провёл на борцовском ковре, потом в его жизни был бобслей. И там и там получалось очень даже хорошо. Поэтому кардинальная смена деятельности стала неожиданностью. Но и в таком сложнейшем виде спорта, как регби, результаты Кирилла очень быстро пошли в гору. “Красный Яр” без него уже не представить. В сборной страны Готовцев тоже на хорошем счету.

О своём спортивном пути, об удачах и разочарованиях Кирилл рассказал нашей газете.

— Первый вопрос по итогам чемпионата России. Разочарование от поражения в финале живо до сих пор?

— Сейчас уже нет таких сильных чувств. Первую неделю был просто шок. Постоянно вспоминал последние секунды и не понимал, как можно допустить такое. То себя винишь, то ищешь виноватого. Но вечно жить прошлыми поражениями нельзя. Команда проиграла, и этого не исправишь. Нужно искать новый вызов, новые эмоции. Хорошо, что на поражении в финале сезон не закончился. В еврокубковых матчах мы получаем удовольствие от игры, приобретаем опыт и незнакомые прежде эмоции.

— Когда Лаша Малагурадзе забил на последних минутах финала сумасшедший штрафной со своей половины поля, трибуны поверили, что “Красный Яр” чемпион, а как было на поле?

— То же самое. Мы поверили, это нас, наверное, и сгубило. Оставались считаные мгновения, за это время было просто невозможно переломить ход поединка. Я прекрасно помню свои эмоции. Голова была холодная. Всё понимал и считал, что всё под контролем, знал, что делать, чтобы довести матч до победы. Усталость была неимоверной, но концентрация сохранялась. Почему её не хватило в самый решающий момент? У меня нет ответа, так вышло, к сожалению.

— В чём ваш секрет? Практически по ходу всего сезона “Енисей-СТМ” превосходит “Красный Яр” на голову и вдруг в финале получает сумасшедшее сопротивление, обернувшееся в прошлом году победой в чемпионате, а в этом почти победой, нелепо упущенной в самой концовке. Ведь казалось, что для “СТМа” всё должно сложиться намного проще.

— По прошлому сезону всё верно. Мы проигрывали “Енисею-СТМ” практически без шансов, и произошедшее во втором финальном поединке можно назвать сенсацией. В этом сезоне всё было далеко не безнадёжно. Сначала мы уступили по всем статьям, но затем были зарубы от ножа. Считаю, что исход этого финала совершенно не закономерен. А секрет наш в том, что мы не выдрессированы, мы живые. Подход по сравнению с “Енисеем-СТМ”, как мне кажется, совсем другой, и психологическая составляющая другая.

— “Енисей-СТМ” в моём понимании действительно “тяжёлая машина”, очень редко допускающая осечки. “Яр” же может и из полуфинала с “ВВА” устроить триллер, и аутсайдера беспросветного еле обыграть, почему?

— Где-то расслабленность, где-то излишняя раскованность, переходящая в расслабленность в играх, где соперники не чета “Енисею-СТМ”. Но в матчах с “СТМом” все работают на пределе, никто не позволяет себе выключиться из игры даже на секунду. Соперник может тебя в чём-то переиграть, но это скорее его заслуга в данном игровом эпизоде, а не твоя безалаберность. Так что мы тоже в каком-то плане становимся машиной, но только в самых важных встречах.

— Когда беседовал с Лашей Малагурадзе, был удивлён тем, что он остался после тренировки и более получаса индивидуально отрабатывал удары. В “Красном Яре” это обычная практика или он один такой?

— Наши бьющие и Лаша, и Антон Рябов — тренировочные марафонцы. Грубо говоря, мы уже дома, а они ещё бьют. Остальные игроки тоже все занимаются индивидуально, никто сразу не собирается и не уходит, но с бьющими нам не сравниться. Бывает, что их послетренировочная работа растягивается на час-полтора. Отсюда и уровень, который они показывают в матчах.

— От дебюта в еврокубках с итальянским “Мольяно” какие воспоминания остались?

— Эмоции были, но не так, чтобы прямо захлестнуло. Самым запоминающимся моментом стало исполнение итальянцами гимна перед первым матчем. Они с таким настроем его спели, будто хотели показать, что приехали только за победой. Но нас это не испугало, а, наоборот, завело ещё сильнее.

— Мне показалось, что “Мольяно” никак не ожидал, что неизвестный им дебютант из в общем-то нерегбийной России будет их так рвать в первом тайме. На поле чувствовалась вальяжность итальянцев?

— Что касается вальяжности и расслабленности, ничего такого не заметил, но обратил внимание на другое — что и итальянцы, и испанцы очень здоровые. По габаритам они нас превосходят значительно. Смотришь, а напротив тебя двухметровые гиганты, селекция отбора у них хорошо налажена. Но когда с ними сходишься в раке, делаешь удары и зачистки, сопротивления, соответствующего их габаритам, не ощущаешь. Они вроде и крупные, но не такие жёсткие и сильные. По крайней мере с “Енисеем-СТМ” приходится намного тяжелее. Так что черновая работа нам далась достаточно легко. А ведь именно она зачастую является залогом успешной игры.

— В Красноярске регби безумно популярно, но касательно его развития по всей России нельзя сказать, что мы имеем прочные позиции в Европе и мире. И вдруг два наших клуба начинают крушить по идее более классных оппонентов из-за рубежа. За счёт чего, на Ваш взгляд, произошёл такой прорыв?

— На счёт прорыва ничего не могу сказать. В регби я совсем недавно, и не мне давать оценку его общему уровню развития. Могу только сравнить сборную и клубы. Мне кажется, клубы сильнее. В том числе и за счёт легионеров.

— Какой матч сложился тяжелее — с “Мольяно” или с испанцами?

— Лично мне обе игры дались достаточно просто. Сильно не задохнулся. Не могу сказать, что особо что-то не получалось. А для команды в целом первый матч получился сложнее. Прежде всего из-за того, что в первом тайме мы играли слишком хорошо. Похоже, нас это расслабило, и во второй половине стали получать попытки одну за другой. Стало тяжеловато. Раз столько пропускаем, надо и самим заносить постоянно, а это очень непросто.

— Главный тренер Игорь Николайчук после матча поздравлял с успешным дебютом или больше ругал за безалаберность во втором тайме?

— И то и другое. Он всегда так. Когда заслужили, похвалит, но при этом обязательно укажет, где мы сыграли неправильно. После “Мольяно” он поздравил, разобрал хорошие моменты, поругал за многочисленные ошибки. Наш тренерский штаб всё делает верно, под их началом мы растём как регбисты.

— Вы в регби около трёх лет. Успехи впечатляют. Чемпион страны, игрок сборной. За счёт чего так быстро удалось стать своим в этом незнакомом прежде виде спорта?

— Я в регби не с улицы пришёл. Много лет занимался борьбой. Заложил очень серьёзную базу. Приобрёл необходимые для достижения успеха упорство и характер.

— Борьба сугубо индивидуальный вид спорта, регби, напротив, командный. Как дался переход?

— Не могу сказать, что было очень сложно. Самым непростым стало понимание тактических нюансов. Первое время ничего толком не видишь, не слышишь, до конца не понимаешь — что, куда, где и как. Слишком много думать приходилось, а когда голова мыслями занята, руки и ноги на автомате не работают. Сейчас всё по-другому. Думаешь только о действительно важных моментах, всё остальное получается автоматически, чувствую себя совершенно комфортно. Хотя для того, чтобы стать игроком высокого класса, работы впереди непочатый край.

— Партнёры первое время не подшучивали над Вами?

— Что-то, конечно, было, но конкретных вещей не припоминаю. Белой вороной не был. Поначалу нервничал, конечно. Идёт какая-нибудь командная тренировка — некогда было меня учить азам и разжёвывать нюансы. Убирали с поля на бровку, чтобы мяч кидал. Это прямо бесило: как так, я пришёл учиться, а меня с поля убирают. Иногда просто с занятия. Привык, что в спорте я уже давно, никогда ко мне так не относились, а здесь всё с нуля пришлось начинать. Хорошо, что хоть для бьющих за мячами не бегал. Но у меня такой характер, что ещё больше хотелось доказать себе и всем остальным, что я достоин занять своё место в команде.

— Мастер спорта международного класса по борьбе — это очень круто. Не скучаете по борцовскому ковру?

— На самом деле документов о присвоении этого звания я никогда не получал. Не знаю, почему везде пишут, что я мсмк. На самом деле у меня есть удостоверение мастера спорта. Лежит дома, я на него, как и на другие корочки, не молюсь. По борьбе скучаю. Скорее всего, любовь к этому виду спорта останется со мной до конца жизни. Очень хочу побороться. На тренировках уже замучил пацанов. Но на ковёр после подписания контракта с “Яром” не выходил. В контракте есть нюанс — если получу травму вне регбийного клуба, будут проблемы.

— Игорь Николайчук говорил в прошлом году, что Вы необычайно талантливы, можете вырасти в регбиста очень высокого уровня и вполне способны играть в сильном зарубежном чемпионате. А есть вообще такая мечта — уехать в Европу?

— Раньше было, сейчас уже прошло. Хочу играть и жить в Красноярске. Но я не думаю, что я такой уж талантливый. Мне ещё работать и работать.

— “Енисей-СТМ” — “Красный Яр” — это регбийное “Эль-классико” по-русски. Можете себе представить, что когда-нибудь оденете форму заклятых соперников?

— Такого не будет. Это исключено. В “Енисей-СТМ” не перейду никогда. Я очень комфортно чувствую себя в “Красном Яре”. Отличный тренерский штаб, прекрасный коллектив, всё на высшем уровне. Хочу всю свою регбийную жизнь посвятить этому клубу.

— Вы занимались борьбой, бобслеем — мечтали попасть на Олимпиаду?

— Естественно. Бобслеем только ради Сочи-2014 занялся. Вроде получалось совсем неплохо. Но отбор в олимпийскую команду получился каким-то странным. Пролетев мимо Игр, решил сосредоточиться на регби.

— Выход с регбийной сборной на Кубок мира и участие в Олимпиаде сопоставимые вещи?

— Нет. Олимпиада — это нечто большее, чем любое другое соревнование. Хотя выход с национальной командой на самый престижный регбийный турнир — это тоже очень почётно.

— В этом сезоне Вы поменяли амплуа. Переход из первой линии в третью целиком инициатива тренера? Или Вы тоже этого хотели?

— В первой линии получалось неплохо. Но всё-таки это не моё. Вроде и сила есть, и мощь, но массы не хватало. А вот игра в третьей линии — это прямо-таки моё. Есть простор для творчества и импровизации. Мне очень нравится.


Читайте также:

Комментарии (0)

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях