Анатолий Степанов: “Терпение и волю мне привил отец”


Анатолий Степанов: “Терпение и волю мне привил отец”

Капитан команды "Сокол" в сезоне 2016/17гг. Анатолий Степанов в марте заявил о завершении карьеры игрока и тепрерь продолжит работу в тренерском штабе красноярского клуба. Мы пообщались с Анатолием, который поделился своими мыслями об этом сезоне и своей новой роли в "Соколе"

- Анатолий, поделись своими впечатлениями о сезоне!
- Это был очень насыщенный и тяжёлый сезон для «Сокола». Я впервые «забрался» так далеко в Сибирь. В этом есть своя специфика: длинные перелёты, приходится долго восстанавливаться из-за разницы во времени. Все клубы постоянно на это жалуются, и я в том числе, когда играл за другие команды. Мы в этой ситуации находимся весь год – другие команды приезжают к нам всего раз в сезон. В принципе, считаю сезон довольно успешным. У нас собралась новая команда – из прошлого состава осталось 3-4 человека. Многих ребят я знал, многие приехали играть по приглашению Александра Титова. Я думаю, что на четвёрку мы точно наработали.

- Чего не хватило в серии с «Зауральем»? Везения или чего-то другого?
- Если брать в расчёт регулярный чемпионат, то мы прилично «просели» после Нового года и заняли в итоге не своё место. Решающим в этой серии стал фактор своего поля. Если бы мы играли решающий матч дома, уверен тогда бы всё сложилось по-другому. Но это лирика. Курганская команда, как мы видели, сумела далеко зайти в этом плей-офф, даже до полуфинала. Они показали достойную игру в этом сезоне, у них случился прорыв. После драки, как говорится, кулаками не машут, но я хочу отдельно сказать спасибо нашим ребятам. Все дрались, старались, убивались на льду, но это спорт. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает.

- Какую команду или игрока ты бы назвал «открытием» этого сезона?
- В силу возраста за индивидуальной статистикой и за другими игроками я пристально не следил. А вот по манере игры я бы выделил «Динамо» из Балашихи. Я буду болеть за них в финале. Это дерзкая команда – они много сезонов провели вместе, у них образовался костяк. Молодые ребята обросли мышцами, у них есть всё необходимое. Я слежу за розыгрышем плей-офф после того, как мы вылетели, и отдаю предпочтение динамовцам. «Торпедо» хочет доказать, что они сильнее – удачи им в этом. 

- Какой матч стал в этом сезоне для тебя самым запоминающимся?
- Шестой матч в серии с «Зауральем», когда мы сделали счёт 3:3. Это была очень важная игра. До этого они «положили» нас у себя дома во втором овертайме и повели в серии. Наши ребята – красавцы, не сломались, и мы были в шаге от успеха. К сожалению, в седьмом матче курганцы нас додавили.

- Перед сезоном ты говорил, что нынешний предсезонный сбор был самым сложным в карьере. Та физподготовка в Железногорске насколько помогла тебе и ребятам?
- Это была тяжёлая предсезонка в стиле советской эпохи: мы работали 16 дней без выходных. Помню, мне в 17-18 лет удалось поработать с Виктором Васильевичем Тихоновым. Это было что-то похожее. Но тогда у меня был совсем другой метаболизм. В целом, мы выдержали все нагрузки. Никто из ребят не «выпадал», все перетерпели. Начало чемпионата показало, что мы всё сделали правильно – мы тогда здорово начали.

- Красноярским болельщикам ты запомнился как человек-мотор и бульдозер, который сметал на своем пути все преграды. Наверное, ты один из лидеров по количеству хитов в сезоне среди всех игроков лиги? После матчей много шишек и болячек?
- За карьеру прилично было всего. Честно говоря, есть травмы, которые реально мешают играть, когда приходится терпеть боль и дискомфорт. А есть обычные шишки, например, когда шайба попадает после щелчков. Я отношусь к этому нормально, это – наша работа, за которую мы получаем деньги. Это моё любимое дело, поэтому я не обращаю на это особое внимание. Даже когда действительно что-то мешает, приходится выходить «на уколах» и перебарывать себя. Но это даже круто! Недаром хоккей – это самый мужской вид спорта, поэтому он интересен людям. Многие люди недовольны и пишут, что хоккеисты много зарабатывают или ещё что-то подобное. Но я знаю, и это доказано учёными, что если обычный человек проведёт с нами полноценную тренировку, то не каждый выживет.

- А как твоя супруга реагирует, когда ты в очередной раз лежишь на льду, корчась от боли после блокированного броска по воротам?
- На самом деле, я не любитель поваляться на льду и показывать свою боль сопернику. Если я могу, я всегда найду в себе силы и уйду с площадки. Да, было пару моментов, когда я сам не мог подняться: рецидивы или серьёзные травмы. В этом году у меня «полетели» колени, но сейчас, слава Богу, всё зажило. Как и любая жена, девушка или мама, моя супруга переживает за меня. За то время, которое мы вместе она насмотрелась всего: как мне руки дробили, например. Поэтому это нормальная ситуация. Конечно, она переживает за мои травмы. Но одним хоккеем жизнь не заканчивается. Мы идём дальше и входим в обычную жизнь. Моё хоккейное прошлое, может быть, ещё скажется. Но сейчас я чувствую себя великолепно и нахожусь в отличной форме.

- Ты решил завершить карьеру, тяжело это решение далось?
- Знаете, всё сложилось само собой. Бог ведь нас ведёт, всё-таки. У меня как раз подходящий возраст, чтобы завершить карьеру – скоро мне будет 35 лет. Это пограничный возраст: в принципе, можно было ещё поиграть. Но мы пообщались с Александром Титовым и Андреем Никишовым и они дали мне шанс проявить себя в новой ипостаси. Я нужен тренерскому штабу, как человек, который будет всегда рядом и сможет подсказать в нужный момент. У меня есть много опыта, к тому же мой отец – чемпион Советского союза по тяжёлой атлетике. Тренеры знают, что в этом аспекте я много работал самостоятельно и много чего знаю. С другой стороны, конечно же, было тяжело принять это решение. С пяти лет я бегаю с шайбой – уже практически 30 лет, как стою на коньках. Вся моя жизнь посвящена хоккею, и я остался в своём любимом деле, пусть и в другой роли. Я благодарю руководство клуба, за доверие – за то, что подтвердили моё назначение.

- Отец тебе как-то помогал в плане физической подготовки или всё передалось на генетическом уровне?
- Где-то, конечно, подсказывал. Я вижу, что я немного крупнее многих хоккеистов. Но мне немного росточка не хватает – тяжёлая атлетика всё-таки забирает рост. Но я брал другим: мобильностью, физическими качествами, старался не проиграть в каждом моменте. Мой характер закалил отец: терпение и волю к победе привил мне он. Нужно продолжать работать даже когда кружится голова. В Высшей хоккейной лиге результат, по большей части, достигается трудом, в отличие от КХЛ, где многое решает мастерство.

- Когда-то думал о карьере тренера после завершения карьеры игрока?
- Когда играл в Нефтекамске, то задумывался о завершении карьеры, были такие мысли. Я мог закончить карьеру и раньше. Знаете, Бог нас ведёт по дороге, которую мы должны пройти. Поэтому я здесь, в Красноярске. Тут мне всё нравится: здесь комфортно мне и моей семье. Сейчас начинаем заниматься предсезонными делами, формируем план сборов. У «Сокола» будут предсезонные турниры, мы немного поменяем формат предсезонной подготовки. Может быть, будем давать игрокам больше выходных. 

- Что будет входить в твой функционал?
- Я буду заниматься на льду, всегда рядом с командой. На меня ляжет ответственность по работе с травмированными игроками, например. Конечно, у Александра Николаевича есть своё видение общей физической подготовки команды, но я буду что-то ему советовать и вместе в тандеме мы сможем обеспечить тот результат, которого от нас ожидает руководство.

- Какие были первые впечатления о болельщиках?
- Сложно будет сравнить их с воронежскими или нефтекамскими фанатами. В Воронеже очень специфические болельщики: у них есть свои «ураганные фронта» - там с поддержкой всё хорошо. В мой первый год в Нефтекамске у нас не было результата, и болельщики поддерживали нас ни шатко, ни валко. Тогда мы добрались до финала, где боролись с «Югрой». Где-то с полуфинальной серии народ начал здорово ходить на хоккей. А со следующего года всё началось с новой силой. В Красноярске интерес к хоккею в этом сезоне тоже возрастал постепенно. К концу сезона много людей по-настоящему открыли для себя хоккей с шайбой. Они стали смотреть на игру немного под другим ракурсом. Полные трибуны об этом красноречиво говорят.

- Анатолий, если не тренер то кто? Думал о жизни без хоккея?
- Всё равно я бы остался в хоккее. Может быть, где-нибудь в другом месте. Пока не представляю себе, чем я могу заниматься кроме хоккея. Конечно, были кое-какие намётки, но о них сейчас нет смысла говорить.

- Болельщики сожалеют не только о том, что ты завершил карьеру, но и сбрил бороду. Тяжело с ней ходить было?
- Это был мой своеобразный опыт. Просто решил попробовать. Борода росла всё больше и больше, а потом уже самому стало интересно. Для себя решил: оставлю до конца сезона, пока его не завершим. Хотелось бы до конца апреля её носить. Но есть, как есть.

- Много ли у тебя примет, которые ты соблюдаешь?
- Когда я был хоккеистом, у меня их было прилично. Я достаточно суеверный человек. Хотя я верующий и стараюсь постоянно ходить в церковь, молиться.

- Как тебе обстановка в команде, в раздевалке в этом сезоне?
- Всякое бывало: победы и поражения. Но ругани у нас никогда не было. Были у нас и неудачные, блеклые матчи, которые, как назло, часто попадали на домашние игры. Не знаю, с чем это связано, но на выезде команда смотрелась предпочтительнее. Наверное, игроки перегорали – хотелось большего, хотелось доказать пришедшим людям, что мы лучше соперника. Мы хорошо шли в начале чемпионата и, может быть, это привело к тому, что мы перегорели после Нового года. Нам немного не хватило, чтобы закончить на месте повыше, чтобы начинать серию дома. Но мы уже работаем над этим и учтём наши ошибки. Я думаю, что в новый сезон мы войдём со сбалансированным составом и возлагаем большие надежды на него.

- Кто был главным балагуром в команде в этом сезоне?
- В основном шутил я и Серёга Чистяков. Наверное, мы вдвоём были главными балагурами. Много было забавных случаев в этом сезоне: перед каждой тренировкой кто-то кого-то подкалывает. Пусть это останется внутри команды.

- А твоим любимым хоккеистом в детстве?
- Как у многих мальчишек из советского времени, моим кумиром был легендарный Валерий Харламов. Он обладал отменной техникой. Конечно, мне импонировал Павел Буре. Как и другие мальчишки, которые только начали заниматься хоккеем, глядя в телевизор, я тоже представлял, что буду когда-нибудь играть в НХЛ. Но в 16-17 лет понимаешь, какой для этого надо проделать путь и как это всё тяжело. Чтобы пробиться туда, нужен колоссальный талант. Я хочу сказать всем мальчишкам, которые любят и занимаются хоккеем: успех приходит только через большой труд, через победы и поражения. Надо работать, работать и ещё раз работать над собой.

- Из всех новичков клуба, ты наверно лучше всех адаптировался в клубе, перевез семью и практически отсюда не уезжал даже во время предоставленного отпуска. Как тебе Красноярск?
- У меня двое детей и дочка уже ходит в третий класс. Хочу поблагодарить руководство клуба за то, что помогли устроить её в школу рядом с «Ареной.Север». У меня здесь на Взлётке рядом квартира и всё просто здорово. Магазины, кафе, развлечения, торговые центры – всё, что нужно, находится в шаговой доступности. Когда у меня есть свободное время, я провожу его с семьёй, мне всё нравится. 

- Посещаешь ли матчи других команд города? Какие виды спорта любишь?
- Часто хожу на игры баскетбольного «Енисея»: на женские и на мужские матчи. Мне импонирует эта игра, я её в детстве очень любил. Пока, к сожалению, никак не удаётся выбраться на футбол. Недавно ходил на концерт Артура Пирожкова: было весело, очень понравилось.

- Успел привыкнуть к резко-континентальному климату Красноярска и быстрой смене погоды, когда в марте было +20, а в апреле -5?
- Я помню, когда в конце сентября было +25, тогда все ходили в майках. В октябре было +15, что тоже прилично. Тут так любопытно: вроде бы зима, хлопнули глазами – уже весна. Всё мгновенно растаяло, на улице большой плюс. Обычно всё долго тает, а тут снега нет, и сразу стало очень комфортно. Моя любимая погода это градусов 12 тепла, когда всё расцветает. Вообще, весна – моё любимое время года.

- Знаю, что ты занимаешься благотворительностью, в частности помогаешь одной из болельщиц из Нефткекамска, где ты отыграл много лет в составе «Тороса». Можешь поделиться этой историей?
- Это очень длинная история. Её зовут Настенька. Спасибо ей большое, она ведёт мою страницу: все последние новости о себе я могу узнать от неё – она знает обо мне больше, чем я (смеётся). Живёт в Нефтекамске, поэтому там у нас с ней удавалось сделать большее. Хочу передать ей привет. Я скоро приеду и обязательно привезу подарок от нашей хоккейной команды.

- Нет ли сожаления что не смог реализовать себя в КХЛ?
- Знаете, у меня были возможности уехать играть в КХЛ. В 29-30 лет мне предлагали контракт. Но я выбрал семью, стабильность и, наверное, сделал правильно. В ВХЛ я выиграл все командные награды. Я реализовал себя в этой лиге. Я успешный человек, который занимался и сейчас занимаюсь своим любимым делом. У меня нет никаких сожалений. 

- Впереди Олимпийские игры, куда не хотят пускать НХЛовцев. На твой взгляд многое потеряет Олимпиада без них? Как тебе заявление Овечкина, о том, что он в любом случае поедет на игры, даже если запретят?
- Это выбор каждого. Понятно, что есть контрактные обязательства, штрафы. Это дело больших денег. Люди из НХЛ не хотят терять большие деньги: банкноты ослепляют их, и они не понимают, что такое игровая составляющая для хоккеиста. Человек может идти к чему-то всю жизнь, иметь какую-то цель. Я считаю, что Олимпиада стоит выше Кубков Стэнли. На ней собираются лучшие спортсмены и сборные со всего мира. К сожалению, это решение НХЛ и мы на него повлиять никак не сможем. Овечкин всегда ездил в сборную. Он молодчик, настоящий мужик. Я думаю, что его слова не разойдутся с делом, и он поступит так, как он хочет.

- А много ли на твой взгляд этим летом появится игроков, которые в связи с запретом решат перебраться обратно в КХЛ, что позволит сыграть на играх в Корее?
- Я думаю, что нет. Это всё вилами по воде писано. Может быть, о возвращении в КХЛ подумают те, кто не попадает в состав за океаном. Те, у кого карьера в НХЛ идёт тяжело. Я думаю, что самые лучшие - «сливки» хоккейного общества, останутся там. У них всех есть контрактные обязательства, вряд ли кто-то из них сейчас свободный агент.

- Какие у тебя планы на ближайшее лето?
- Сейчас я должен вместе с тренерским штабом сделать ту работу, которую мы запланировали: посмотреть тренажёрный зал, составить план подготовки. В конце этого месяца я улечу домой. В мае у моей жены, крестника и дочки дни рождения – будет много праздников. Потом хочу уехать в Нефтекамск, уже два года обещаю ребятам приехать погостить дней на пять. Затем прилечу в Москву, проведём немного времени с семьёй и мы вместе полетим отдыхать. Потом вернусь в Красноярск, и мы будем вместе с командой готовиться к новому сезону. Он точно будет и нтересным!


Читайте также:

Комментарии (0)

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях