Родиться под счастливой звездой


Родиться под счастливой звездой

Наши сегодняшние собеседники — спортсмены-скелетонисты Академии зимних видов спорта Никита Трегубов и Александр Третьяков.

Возможность пообщаться с ними выпала только теперь, после завершения сезона, в котором красноярцы — лидеры сборной России отметились более чем весомо. Александр Третьяков, несмотря на вынужденный пропуск одного из этапов Кубка мира, сумел стать третьим в итоговом зачёте. Никита Трегубов завоевал свою первую бронзовую медаль на взрослом чемпионате мира, одержал победу на юниорском мировом чемпионате.

Известно, что скелетон для вас обоих вовсе не первое спортивное увлечение. Никита начинал как футболист и даже достаточно серьёзно — был воспитанником спортивной школы футбольного “Енисея”. Не скучаешь по футболу?

Никита:

— Нет, такого чувства к футболу не испытываю.

Совершенно остыл к этой командной игре?

Никита:

— Вовсе нет. По-прежнему люблю поиграть, но играть в профессиональный футбол — это совершенно другое.

Твоя первоначальная юношеская нацеленность была именно на достижение профессиональных результатов?

Никита:

— Конечно. Не просто так — я серьёзно играл, мы и на ответственные турниры ездили, в Сочи побывали, где собирались лучшие команды со всей России, из Москвы.

А насколько часто теперь доводится поддеть мяч, принять его на ногу?

Никита:

— Теперь не очень часто. Хотелось бы почаще, но останавливает опасность получить случайную травму или вывих. Футбол в этом плане всё-таки игра рискованная, поэтому разумнее поостеречься. Очень не хочется оказаться травмированным, по глупости выбыть из строя, уйти на обидный вынужденный перерыв.

В твоей спортивной карьере, Александр, тоже сначала был бобслей, а уж затем скелетон, в который ты перешёл позднее. Правда, что причиной такой смены послужил вес — для бобслеиста ты был легковат, а вот обрести дополнительную тяжесть, пополнеть так и не удавалось?

Александр:

— Верно. Для бобслеиста вес очень важный фактор: чем ты тяжелее, тем увереннее, быстрее катится боб. Кстати, сейчас у меня всё наоборот — масса растёт, и теперь с ней приходится бороться. (Улыбается.)

Скелетон и бобслей состязания совершенно разные. В бобслее спортсмен выходит на старт не один, он выступает в составе команды, скелетонист — спортсмен-одиночка. Насколько возрастает ответственность у атлета, выступающего одиночно, не запредельна ли она?

Александр:

— Я считаю, что уровень ответственности приблизительно одинаков: ты обязан максимально настроиться. Да, в команде у каждого своя задача. В бобслее для разгоняющего, например, главная задача — обеспечить максимально скоростной разгон, прыгнуть в боб и просто сидеть. А в скелетоне требуется не только разбежаться, но затем ещё и пилотировать сани по трассе в полтора километра. А перед этим ещё и самому необходимо определиться: на какой технике ты будешь стартовать, на каких коньках, тщательно подготовить всё это. У скелетониста, наверное, просто больше индивидуальной работы, а вот уровень ответственности, наверное, в итоге сопоставим и в командном бобслее, и в одиночном скелетоне.

Александр, за свой просто поразительный по стремительности разгон у зарубежных коллег и журналистов ты успел заработать прозвище Русская ракета. Болельщики, однако, хорошо помнят, что с точно такой же кличкой в своё время выходил на лёд и российский хоккеист Павел Буре, выступавший в НХЛ. Как относишься к такому прозвищу, нравится ли оно тебе?

— Ну, не я же его себе придумал. (Улыбается.) Оно действительно появилось в иностранных газетах. Правда, учитывая явный повтор после Павла Буре, пришёл к выводу, что с фантазией у зарубежных журналистов негусто.

Вернёмся к Никите. Знаем, что ты выпускник Красноярского кадетского корпуса имени Александра Лебедя. Сколько лет ты провёл, нося форму кадета, и какие впечатления остались об этом жизненном периоде?

Никита:

— Впечатления самые положительные. А период получился достаточно продолжительный — шесть лет, начиная с шестого класса.

А как вообще стал воспитанником?

— Причина всё та же — футбол. В кадетском корпусе тогда собралась, по сути, вся наша футбольная команда. Единственное, наверное, разочарование от того периода касается не кадетских будней, а моего созревшего тогда отношения к командной игре. Ты можешь быть идеально готов на все сто процентов, а вот для твоего товарища по команде футбол, как выясняется, это просто отбыть номер.

Из этого можно сделать вывод, что ты человек-индивидуалист?

— Да. Я вообще считаю, что индивидуализм, индивидуальность — это не такое уж плохое качество для человека.

Вопрос опять же к вам обоим. Во время стартов вы просто вынуждены становиться соперниками, а в вашем общении повседневном такое соперничество проявляется?

Александр:

— О каком соперничестве может идти речь, если мы с Никитой вместе живём на сборах в одной комнате. (Улыбается.)

Никита:

— В этих условиях можно не разговаривать друг с другом скорее из-за продолжительности такого совместного проживания, ведь мы по пять месяцев вместе — с утра и до утра.

Как полагаете, в плане сезонного отдыха кто оказывается в большем выигрыше — спортсмены-зимники или ваши коллеги, у которых сезон выступлений выпадает на тёплые летние месяцы?

Никита:

— Зима, конечно, тяжёлый период, но зато летом для тебя что-то меняется, появляется возможность попробовать себя в чём-то новом. Думаю, что нашим коллегам всё же посложнее: легкоатлеты продолжают бегать и летом и зимой, в тот же футбол играют как на летнем газоне, так и под крышей манежа. Разнообразий у них значительно меньше.

Александр:

— А если оценивать возможности для отдыха, то тут, наверное, и мы, и наши коллеги, для которых старты проходят летом, примерно в равных условиях. Ведь это только кажется, что с приходом лета для зимников наступает пора отдыха. Нам, например, реальная возможность для передышки отпущена лишь на ближайший месяц. А затем начнётся новый этап подготовки к очередному сезону.

Никита:

— Учитывая, что для зимников он будет предолимпийским, уже через месяц нам предстоит отправиться на восстановительные сборы на Алтай, а уже в июне начнутся рабочие сборы.

Выходит, приветственная фраза “Здравствуй, лето!” для вас, зимников, звучит несколько иначе — “Здравствуй, работа!”?

Никита:

— Получается, что так.

Как сами оцениваете итоги нынешнего, завершённого вами сезона?

Никита:

— На “хорошо” — своим бронзовым результатом на чемпионате мира я в общем-то доволен. В принципе сложилось практически всё, что планировал. Почти. Стартов было много, и медально выступить абсолютно во всех дело сложное. Но всё это надо было пережить, пройти.

Александр:

— Пожалуй, я тоже в целом удовлетворён своим итогом в нынешнем сезоне, тем более что один из этапов Кубка мира вынужден был пропустить.

Насколько выбила из колеи, стала неприятной для тебя история с необоснованным отстранением от соревнований?

— В одном из своих интервью я уже признавался, что даже получил психологическое облегчение: “Теперь хоть отдохну”. Очень скверная тема. Скажу так: все эти скандалы, разбирательства на допинговые темы — это просто повод взвинтить, заставить нервничать спортсменов, тренерский штаб российской сборной.

Что стало самым радостным событием после завершения сезона?

Александр:

— Конечно, долгожданная встреча с семьёй. Мы не виделись с декабря. Общаемся во время таких продолжительных расставаний благодаря современным средствам связи, технологиям, позволяющим это сделать, сблизиться. Уже привык видеть близких мне людей по скайпу.

Никита:

— А я пока не успел обзавестись семьёй. Но девушка у меня есть, Анастасия Новикова. Она тоже спортсменка, занимается скелетоном. Видимся, правда, тоже не слишком часто, бывает, что встречи приходится ждать по три месяца. Но иногда выпадают удачи — когда мы вместе оказываемся на соревнованиях или на сборах. В этом сезоне, например, повезло: мы вместе были на сборах, вместе оказались и на Кубке России.

Олимпийская трасса в корейском Пхёнчхане вами уже реально опробована, ведь последний из этапов Кубка мира прошёл как раз на ней. Как вы её оценили?

Александр:

— Очень интересная трасса, кстати в чём-то схожая с изученной нами сочинской. У неё есть свои особенности: есть места, на которых можно потерять секунды, но есть и такие, которые позволяют наверстать упущенное.

Мы можем рассчитывать, что на Олимпиаде-2018 вновь увидим на этой трассе вас, других красноярских скелетонистов?

Никита:

— Для того чтобы оказаться на Олимпиаде, предстоит набирать необходимые очки, попасть в олимпийскую сборную.

Когда это станет окончательно ясно?

Никита:

— Придётся подождать. (Улыбается.) Конкретно всё станет известно за две недели до начала Олимпиады. Конечно, если получится уже в начале сезона набрать очень большое количество этих самых очков, выиграть все этапы, конкретика появится несколько раньше.

Что считаете главным в этой подготовке?

Никита:

— Важно набрать форму. Но самое главное — суметь сохранить её, подвести себя к основному старту, Олимпиаде, а не к выступлению, к примеру, на Кубке России.

Александр, тебя именуют самым титулованным из российских скелетонистов, особого гордячества по этому поводу не испытываешь?

Александр:

— Нет, я абсолютно спокоен на этот счёт. Гордость испытываю совсем по другому поводу: наш российский скелетон сумел достичь по-настоящему лидирующих рубежей, и очень надеюсь, что завоёванных позиций Россия в этом виде спорта не уступит. А особую гордость вызывает то, что в составе мужской национальной сборной по скелетону основу составляют наши земляки, спортсмены, представляющие Красноярский край. И эта основа только пополняется молодыми талантливыми красноярцами. Уверен, что всё это случилось вовсе не само по себе. У нас в крае скелетон действительно очень перспективен. Потому что есть база — Академия зимних видов спорта, собственная школа, опытные наставники-тренеры, дети, для которых скелетон становится выбором и от которых реально можно ждать новых побед.

Какие качества, на ваш взгляд, необходимы, чтобы достичь спортивных высот?

Никита:

— Думаю, что ответ на этот вопрос давно найден. Это не только особые физические данные, врождённый талант, но и стремление, упорный труд, желание работать, не щадя себя. И тогда всё получится.

Ребята, а кто вы по знаку Зодиака?

Никита:

— Я Водолей.

Александр:

— А я Овен.

Как считаете, вы родились под счастливыми звёздами?

Никита:

— Всё получается отлично, значит, у нас самые классные знаки!


Читайте также:

Комментарии (0)

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях