Елена Шульженко: «Очень хотела быть похожей на своего первого тренера»


Елена Шульженко: «Очень хотела быть похожей на своего первого тренера»

Елена Шульженко о 13-м номере, переезде в Красноярск и Жорже Милославском. Третья часть беседы.

Переезд в Красноярск

- В апреле 1990 года ко мне в гости пришёл Валерий Викторович Цибулевский. Мы немного пообщались и перед уходом он сказал: «Лена, меня зовут в Красноярск возглавить команду мединститута. У тебя есть желание ещё поиграть?», на что я ответила: «У меня маленький ребёнок, и я не знаю, как буду совмещать обязанности игрока и мамы». Ввалерий Викторович предложил: «Я уезжаю через два месяца, ты, не торопясь, подумай и к моменту моего отъезда дай ответ».

Мы с супругом подумали, посовещались и решили ехать. Для меня, как и для любого игрока, было важно доверие, и я поехала за тренером, который в меня верил. Дополнительным плюсом стало то, что в Красноярске уже играли несколько бывших игроков «Динамо». Кстати, мой муж Дмитрий Шульженко, тоже баскетболист, после переезда в Красноярск два сезона играл на позиции лёгкого форварда и атакующего защитника вместе с нынешним директором БК «Енисей» Владимиром Владимировичем Петроковским. Команда тогда называлась «Крастяжмаш», затем «Эскаво», а с 1993 года получила нынешнее название.

- Красноярск. Новый город, новое место. Как обустроились?
- Ректор Медицинского института Борис Степанович Граков выделил нам и семье Валерия Викторовича по большой комнате в общежитии. Все удобства были на этаже и, например, перед тем, как помыть ребёнка, я сначала мыла душевую кабину. Обязанности няни, на время тренировок и игр, взяла на себя супруга Валерия Викторовича, за что я ей очень благодарна. Она, кстати, стала крёстной для дочери. Были определённые трудности, но мы с большим удовольствием вспоминаем то время. Мы подружились со студентами, которые жили рядом с нами, в том числе и с иностранными. Наших детей все любили. В общем, о том времени остались очень тёплые воспоминания. С Валерием Викторовичем с той поры мы дружим семьями. Как в тренерском деле, так и в обычных житейских вопросах он всегда придёт на помощь, и наша семья тоже всегда готова, в случае необходимости, ему помочь.

- У Вас были кумиры в баскетболе?
- В новосибирском «Динамо» у нас у всех были кумиры. Матчи НБА нам редко удавалось смотреть, но советских игроков мы знали всех. Мне очень нравилась Тамара Казаржевская (девичья фамилия Кирбина) и ещё очень хотелось быть похожей на своего первого тренера Ларису Григорьевну Аристархову

Счастливый 13-й номер, Жорж Милославский и французский флаг

- Многие игроки не любят 13-й номер, а  Вы всю свою спортивную карьеру выступали именно под ним...
- Под этим номером играла Лариса Григорьевна Аристархова. Мне хотелось быть похожей на неё, хотелось, чтобы она была всегда рядом, поэтому взяла её номер, и он стал для меня счастливым. Мы были очень дружны с Ларисой Григорьевной и дружили до окончания её дней. Я очень благодарна ей за всё, что она для меня сделала.

- Судя по номеру, суеверия Вам чужды?
- Спортсмены – люди суеверные, у каждого есть какие-то свои приметы. Но в командах, которые мне довелось тренировать, суеверие заключалось в другом: мы читали знаки. Например, запнулся – хороший знак. Целая череда таких знаков случилось на первенстве Европы среди кадетов, который проходил в Греции в 2010 году. На презентации все команды должны были пройти по сцене и после этого занять место в зрительном зале. Сначала шёл мальчик с табличкой, на которой было написано название страны, затем – игроки и последними – тренеры. Я шла последней и при входе на сцену запнулась за ступеньку. На сцену не вышла, а как бы вылетела (улыбается). Наша делегация пошутила: «Ты прямо рвёшься в бой, это – хороший знак». Потом, когда мы спустились в зал и заняли своё место за столиком, то увидели, что вместо российского флага на наш столик поставили французский, и мы решили, что это тоже – хороший знак, который указал нам, что в финале будем играть с француженками. Финальный матч начинался в 20.00 по местному времени и, чтобы девчонки не перегорели, мы включили фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Там есть эпизод, когда герой Леонида Куравлёва, вор Жорж Милославский, появляется в кадре со значком мастера спорта на лацкане, а победу на кадетском первенстве Европы присваивается звание «мастер спорта». Мы сказали игрокам: «Видите этот  значок? Значит, станете чемпионами».

- Приметы сработали?
- Сработали. Правда, играли с француженками не в финале, а в полуфинале, но эту игру по напряжённости можно сравнить с финалом. В составе сборной Франции выделялась очень быстрая разыгрывающая Оливия Эпоупа, которая на данный момент является основным игроком национальной сборной. Против неё мы персонально выставили Наталью Гришкевич. Полностью выключить из игры соперницу она не смогла, но атакующий потенциал француженки был значительно снижен, что и помогло нам одержать  победу со счётом 66:59. Переломный момент произошёл на последних минутах, когда мы выигрывали одно очко. Эпоупа перехватила мяч, убежала, но не забила из-под кольца. В ответ мы забили подряд два 3-очковых, увеличив  преимущество до семи очков, и удержали его до окончания  матча. В финале мы встретились со сборной Хорватии и обыграли её неожиданно легко – 71:53. У хорваток выделялась атакующий защитник Ружица Джанкич, в прошедшем сезоне выступавшая за «Енисей». На том чемпионате она была одной из лучших, но в финальном матче ей удалось набрать всего 8 очков.

- Через год сборная России, уже юниорская, заняла на чемпионате Европы 2-е место, уступив в финальном матче сборной Франции. Почему на этот раз не получилось стать чемпионами?
 - Нам просто не повезло. Финальный матч был очень упорным, решить его исход могла любая мелочь, и эта мелочь, к сожалению, сыграла против нас. В самом конце мы получили пробивные штрафные за нарушение, которого не было и после этого не успели отыграться. Несмотря на поражение, у меня нет претензий к команде. Все девчонки старались и играли хорошо.

Жёсткая на площадке и добрая вне её

- Вы  были капитаном во всех командах, в которых довелось играть. Почему выбор пал именно на Вас?
- Трудно сказать. Возможно, из-за лидерских качеств и ответственности. В школе была председателем совета отряда. Выбирали меня как человека, который может организовать и потребовать. Ещё в самом начале занятий баскетболом, когда Лариса Григорьевна Аристархова задерживалась на тренировку, либо когда ей нужно было уйти пораньше,  она оставляла меня за себя, точно зная, что задание, которое она дала, будет выполнено. На тренировках и играх я спрашивала с себя больше, чем с других, поэтому имела моральное право потребовать не сачковать и делать всё добросовестно. Капитанство не было для меня какой-то обязанностью и получалось это как-то само собой. Если в составе есть  Шульженко, значит, она и будет капитаном. Когда партнёры по команде узнавали меня получше, то говорили: «Глядя на твоё поведение на площадке мы считали тебя стервой, а в быту ты последнее отдашь». Я действительно никогда не считала деньги. Главным для меня всегда была игра. Всегда старалась сыграть как можно лучше, чтобы не подвести партнёров, тренеров и болельщиков.

- Какая игра за красноярскую команду Вам запомнилась больше всего?
- Мне запомнилась игра в городе Кропоткине против местной команды. Для того, чтобы перейти в лигу выше, нам нужна была только победа. Вечером накануне той игры у меня заклинило колено (видимо, произошло защемление мениска), и я не могла ни согнуть, ни разогнуть ногу. Но на вопрос Валерия Викторовича Цибулевского: смогу ли выйти на площадку ответила утвердительно. Поднявшись в 6 часов, начала через боль  разминать ногу. В итоге на площадку вышла, этот матч мы выиграли и перешли в лигу выше.

Игр за карьеру у меня было очень много, но лучшие из них я сыграла с травмой. Выходила на площадку с порванными связками на голеностопе, с переломом носа и другими травмами, но меня это не останавливало. Ты начинаешь себя готовить заранее, настраиваешься, мобилизуешься. Ты понимаешь, что тебе это нужно, ты должен, ты капитан и за тобой честь команды и честь города. Появляются дополнительные силы, выходишь на площадку и играешь.

- В сезоне 1997/1998 команда «Шелен» впервые в истории красноярского баскетбола сыграла в сильнейшей лиге страны. Какие воспоминания остались о том сезоне?
- Впечатления, конечно же, положительные. Было очень интересно сыграть против сильнейших игроков страны. В том сезоне участвовало 11 команд, мы заняли тогда 8-е место. На наши игры всегда приходило много зрителей, спорткомплекс «Строитель» был заполнен до отказа. Зрители очень горячо нас поддерживали, и даже если мы проигрывали, говорили нам: "Девчонки, не расстраивайтесь, мы вас всё равно любим". В ходу была шутка: «Шелен» расшифровывается, как «Ш» - Шульженко, «елен» - Елена (улыбается).

- Когда решили стать тренером?
- Я никогда не сомневалась, что буду тренером. Указания на площадке  давала, ещё будучи действующим игроком (улыбается). Сразу после окончания школы поступила на заочный факультет Омского государственного института физкультуры (ныне СибГУФК), который закончила в июне 1989 года, уже будучи беременной.

- Кто из тренеров оказал на Вас наибольшее влияние, у кого Вы учились?
- Большое влияние на меня оказали такие мэтры, как Зиновий Семёнович Швам, очень известный тренер из Пензы, и Валерий Викторович Цибулевский. Очень многому я научилась у моего первого тренера Ларисы Григорьевны Аристарховой. Её супруг Юрий Николаевич Аристархов, который тоже был тренером, дал мне много полезных советов. Многому я научилась и у Людмилы Александровны Козловской, тренера сборной России.

- С чего началась тренерская карьера?
- Моя тренерская карьера началась с забега на 20 метров (улыбается). Я пришла в 141-ю школу на урок физкультуры,  чтобы присмотреть возможных кандидатов в баскетбольную секцию. Урок проходил на улице, дети выполняли какие-то упражнения, но им откровенно мешала группа дворовых пацанов, с которыми молоденькая учительница ничего не могла сделать. Я предложила им на спор  пробежать 20 метров. По условиям  проигравшая сторона должна была покинуть спортплощадку. Забег, несмотря на то, что была на каблуках, я выиграла, пацаны перестали мешать, а мне разрешили присутствовать на уроке.

- Помните свою первую тренировку?
- Первую тренировку я никогда не забуду. На неё, помимо кандидатов, которых я отбирала сама, пришло много других детей. Всего в спортзале собралось не меньше 40 человек. Все разного роста и разного возраста. Шум, галдёж. За время этой тренировки я три раза теряла голос. Провела её с большим трудом.  Потом, конечно, я развела всех по времени и по возрасту. Помимо своих тренировок, я ещё стала помогать Валерию Дмитриевичу Гаврилову, который в то время тренировал ДЮБЛ.


Елена Шульженко: Российский баскетбол вернётся на ведущие позиции в мире (часть 1)
Елена Шульженко: В наше время такому игроку надавали бы по физиономии (часть 2)
Елена Шульженко: Очень хотела быть похожей на своего первого тренера (часть 3)

Елена Шульженко: Тренеру приходится быть и папой, и мамой... ( часть 4)

Елена Шульженко

Присоединенная фотогалерея

ВКонтакте Facebook На сайте 0

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Читайте также: