Иннокентий Веселов: «В детстве ни разу подтянуться не мог, решил — надо что-то менять»


Иннокентий Веселов: «В детстве ни разу подтянуться не мог, решил — надо что-то менять»

Иннокентий Веселов мало известен широкому кругу общественности. При этом он фактически самый сильный человек Красноярска, два года подряд выигрывает турниры по силовому экстриму с участием лучших спортсменов Сибири.

Кроме того, Веселов достиг звания «Мастер спорта» в тяжёлой атлетике, а в обычной жизни Иннокентий трудится в МЧС в должности начальника караула. Удивительно, но, добившись в спорте уже достаточно многого, он ни разу не давал полноценного интервью ни печатным СМИ, ни телевизионщикам, «Стадион» решил восполнить этот пробел.

— Давай начнём с турнира силачей в День России. Ты второй раз подряд стал его победителем. Но если в прошлом году своего главного оппонента из Абакана Петра Мартыненко ты опередил достаточно уверенно, то в этот раз вы показали равный результат. Он так прибавил, или ты выступил хуже, чем мог?

— Он прибавил, конечно, но и я хуже не стал. В прошлом году у нас вес был одинаков — 112 килограммов. В этот раз Пётр оказался на шесть килограммов тяжелее.

— Что в итоге его и сгубило.

— Да, помешало стать первым именно это. Потому что по всем упражнениям у нас было равенство, но я оказался легче. В силовом экстриме для каждого спортсмена есть упражнения, в которых лучше получается, а есть те, в которых хуже. Первая часть турнира была, что называется, моей, а в заключительных упражнениях уже соперник оказался впереди. В итоге финишировали с одинаковым показателем.

— Ты отмечал, что больше любишь беговые упражнения, чем исключительно силовые.

— Так нельзя сказать, все упражнения мне нравятся, просто какие-то получаются лучше, какие-то хуже. Каждое упражнение со своей спецификой, зависит от длины рук, ног, развития определённой группы мышц.

— Чтобы стать самым сильным человеком Сибири и тем более России, Европы, мира, нужно очень много тренироваться, а ты работаешь в МЧС, как удаётся совмещать?

— Я тренируюсь три раза в неделю: понедельник, среда, пятница. Работаю начальником караула, раньше легче было. График — сутки через трое, оставалось больше времени. Сейчас режим изменился — пятидневка, с 8.00 до 17.00, поэтому занимаюсь силовым экстримом после работы. Конечно, хочется и поспать, и поесть нормально, но пока удаётся совмещать. Некоторые силачи нигде не работают, посвящают время только тренировкам. Безусловно, у них есть небольшое преимущество по сравнению со мной. Но я зарабатывать на сегодняшний день только силовым экстримом не смогу. Слышал много рассказов про выдающихся силачей прошлого, которые весь день занимались тяжёлым физическим трудом, но всё-таки находили в себе силы для тренировок и соревнований. Эти истории — очередное доказательство того, что ресурсы человеческого организма огромны.

— А те, кто занимается только силовым экстримом, на что живут?

— Профессионалы высокого уровня зарабатывают достаточно. Но дело такое: сегодня ты спортсмен и обласкан вниманием, а завтра что-нибудь случится, и ты никто. Я предпочитаю стабильность и надеюсь только на себя. Яркий пример, как нужно использовать своё имя — Михаил Кокляев. Он, конечно, самый популярный представитель силовых видов спорта в нашей стране. Стал прекрасным ведущим и шоуменом. Ездит по соревнованиям с микрофоном и получает хорошие деньги, гораздо больше, чем те, кто на этих соревнованиях выступает. Но это только плюс ему, он обладает отличным чувством юмора и вообще прекрасно справляется со своей новой ролью.

— Можно сказать, что Кокляев восполнил пустоту, которая образовалась после смерти Владимира Турчинского? Когда легендарный Динамит был жив, силовой экстрим не сходил с экранов телевизоров и был очень популярен. Теперь его место занял, как я понимаю, Кокляев?

— Конечно, фигура Михаила способствует возвращению популярности силового экстрима.

— Ты в детстве смотрел трансляции?

— Естественно, и даже не понимал, как вообще такое возможно. А теперь я сам участник и слышу такое же удивление и недоумение от зрителей. Тогда силовой экстрим был очень популярен, много людей смотрели, обсуждали, всё это происходило благодаря Турчинскому. Сейчас Кокляев совместно с федерацией делают всё, чтобы силовой экстрим вернул заслуженную популярность.

— После двух подряд побед на турнирах по силовому экстриму в Красноярске тебя можно назвать самым сильным человеком Сибири?

— В силовом экстриме так принято, что победителя называют самым сильным человеком. Но это понятие субъективно. Самый сильный в чём? В других видах спорта есть тоже самые сильные. К тому же это был этап Кубка Сибири, не все регионы были представлены. Я не могу себя так называть.

— Ты не можешь, остальные могут и называют. Приятно?

— Не знаю даже. Может, я слишком скромный человек, не очень мне комфортно, когда так называют. 8 июля будет чемпионат Сибири в Сосновоборске, там и посмотрим.

— Как оценишь свою готовность к этому чемпионату?

— Никогда не загадываю. Даже с родными и близкими не делюсь — как будет, так будет. Нужно выходить и делать свой максимум. Цель у меня в голове, и я буду стараться её выполнить. Все соперники знакомы в принципе, может, конечно, кто-то новый появиться и выстрелить, но это маловероятно.

— Ты сам говорил, что в силовой экстрим нельзя прийти с улицы, это сводит вероятность сенсаций и неожиданных открытий к минимуму?

— Конечно. Чтобы выступать на хорошем уровне в силовом экстриме, нужно, на мой взгляд, добиться хотя бы звания мастера спорта в тяжёлой атлетике, пауэрлифтинге, других силовых видах. Может, где-то в нашей необъятной стране и есть самородки, которые способны дебютировать и всех победить, но я таких не встречал.

— В своё время Кокляев был безоговорочным номером один в российском силовом экстриме. Есть ли такой сейчас?

— Михаил Шевляков. Он к нам приезжал, буксировал трактор на площади. Ездит на все турниры, стабильно входит в пятёрку. Может, он не так популярен, как Кокляев в своё время, но всё впереди.

— Давай пройдём твой спортивный путь с самого детства. С какого вида спорта начал?

— С плавания. Занимался в бассейне «Энергия». Шесть лет проплавал, бросил. Переключился на греко-римскую борьбу.

— Почему?

— Во-первых, разонравилось. А во-вторых, как-то так получалось, что несмотря на занятия плаванием, не мог подтянуться ни разу, на брусьях провисал. Пацаны подразнивали, дескать, Кеша, ты вроде спортсмен, а дрищ дрищом. Ну так вот, пошёл на борьбу. Там в одну из тренировок со штангой приседали, и я из тридцати человек то ли последним стал, то ли 28-е или 29-е место занял, точно не помню. Ну и обида взяла, разозлился сам на себя. Стал делать упор на силовую работу.

— Уши у тебя не борцовские, не успел сломать?

— Так я год всего греко-римской борьбой занимался. Потом перешёл в вольную, параллельно стал ходить на тяжёлую атлетику. Полгода прошло. Чувствую, что-то не так. Ни в борьбе толком не получается, ни в тяжёлой атлетике. Сделал окончательный выбор в пользу штанги. В итоге посвятил этому виду спорта шесть лет, сначала здесь в Красноярске, затем в Иркутске, где в институте учился. На Россию съездил, достиг звания «Мастер спорта». Потом вернулся в Красноярск. На соревнованиях в 2012 году мне предложили попробовать себя в силовом экстриме. В Центральном парке турнир проходил. Я пятое место занял. И всё, загорелся. Поначалу совмещал, но затем сделал выбор и окончательно распрощался с тяжёлой атлетикой.

— Настолько понравился силовой экстрим?

— Да. Плюс понимал, что в тяжёлой атлетике лучше быть небольшого роста, крепким, с короткими рычагами. А я высокий, руки и ноги длинные, на большую высоту штангу поднимать приходится. В силовом экстриме же в некоторых упражнениях рост только в плюс. Пока совмещал два вида спорта, травмы замучили. Причём получал я их в тяжёлой атлетике. Когда переключился на экстрим, травм вообще не стало. Хотя все удивляются. Как так, быть такого не может, наоборот же, в силовом экстриме много повреждений. А у меня по-другому, пусть так и дальше будет.

— Штангисты трепетно относятся к своему снаряду, некоторые даже со штангой разговаривают. У тебя такое было? Практикуется ли такое же трепетное отношение к снарядам для силового экстрима.

— Со штангой никогда не разговаривал. Но относился к ней бережно. Ни в коем случае нельзя через неё перешагивать, к примеру. В силовом экстриме уважение есть ко всем снарядам. Я благодарен тяжёлой атлетике за всё, что она мне дала, но силовой экстрим мне реально интереснее. Со штангой, бывает, занимаюсь, но упражнения уже специфические, именно для силового экстрима. Мы с Сергеем Суровым, который меня тренирует, поездили по соревнованиям, поспрашивали у специалистов, вид спорта необычный, методичек по нему никто не выпускает, поэтому тренируется каждый по индивидуальному плану. Я сам чувствую, что мне надо, на что организм отреагирует так или иначе. Многие, знаю, этого не чувствуют, оттого и травмы нелепые, рвутся, калечатся.

— Мастера спорта за что получил в тяжёлой атлетике?

— За сумму двоеборья: рывок плюс толчок. Набрал 320 килограммов, причём этот рубеж покорялся мне три раза. Но это без разницы, удостоверение то одно. Правда, никогда даже на килограмм больше поднять не получалось. Видимо, это мой максимум.

— Для тебя это звание было главной целью?

— Да. Поставил перед собой такую планку. Долго к ней шёл, и когда получилось, выдохнул наконец, был очень рад. По сути, когда выполнил норматив, понял — всего, чего мог, достиг в тяжёлой атлетике.

— Почему МЧС?

— С детства мечтал работать спасателем. Очень хотелось. Из института выпустился в звании лейтенанта. Сразу назначили начальником караула. Пока дослужился до старшего лейтенанта.

— Трений не возникало, всё-таки такой молодой — и начальник караула.

— Никаких трений, все вопросы, что называется, решали в рабочем порядке.

— Как на работе относятся к твоему увлечению силовым экстримом?

— Навстречу идут всегда. Поддерживают. Ведь я, выступая, и МЧС популяризирую в своём роде.

— Мечта спортивная есть у тебя?

— Мечта… Ну как сказать, все привыкли к тому, что спортсмены говорят: «Хочу стать чемпионом Европы, мира». Я тоже хочу, конечно, где-то в глубине души, но понимаю, что выходить на столь высокий уровень — это надо от многого отказаться. Для меня занятия в зале — отдых, кайф, хобби. Кто-то алкоголем стресс снимает, кто-то курит неизвестно что, по клубам ходит, а я в зале отдыхаю. Выплёскиваю негативную энергию и заряжаюсь силами. Далеко не загадываю. О чём-то серьёзном надо задумываться, если, к примеру, чемпионат России выиграешь, там уже да, выход на новый уровень. А сейчас я для себя занимаюсь, для собственного удовольствия. Мне реально нравится моя жизнь, работа, силовой экстрим. Но главное всё-таки семья и здоровье.


Читайте также:

Комментарии (0)

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях