Василий Ерошкин: “К взлётам толкают падения”


Василий Ерошкин: “К взлётам толкают падения”

В жизни Василия Ивановича Ерошкина, ветерана спорта России и Красноярского края, как признаётся он сам, всегда была и остаётся одна вершина. Имя ей — футбол. Этой игре он был предан, выходя на поле в качестве игрока. Столь же преданным оставался, выступая на футбольном газоне и в роли спортивного рефери. И такую же преданность испытывает сегодня, являясь страстным футбольным болельщиком.

— В моей биографии косяки пошли практически сразу, — улыбаясь, рассказывает Василий Иванович. — Родился я в праздничный день, 7 ноября 1937 года, а вот в метриках проставили немного другую дату: записали, что 5-го. Объясняется это просто. Дело в том, что моего двоюродного брата тоже угораздило родиться в этот день. Вот и надумали наши папы-родители немного переместить дату моего рождения по вполне понятной причине: чтобы был у них лишний повод для праздничного застолья. Родился я под Оренбургом в знаменитом селе Коровино. А знаменито оно благодаря писателю Сергею Аксакову. Рядом было его родовое имение, и в книге “Детские годы Багрова-внука” он упоминает о своём посещении большого селения Коровино. Наша улица буквально упиралась в футбольное поле, на котором мы, пацаны, и пропадали. Понятно, что для сельской ребятни работы всегда хватало, поэтому в дневные часы в футбол особо не поиграешь, и мы компенсировали это тем, что гоняли мяч не только вечерами, но и по ночам. Никаких фонарей не надо, лишь бы луна на небе светила! На этом деревенском газоне и прошли для меня первые футбольные уроки.

В Красноярск я приехал учиться в техническое училище № 1. Естественно, что учёба не обходилась без спортивных занятий. К сожалению, не вспомню теперь имени-отчества своего тренера по лёгкой атлетике, в памяти осталась только фамилия — Александров. Мужчина прибыл в Красноярск из Ленинграда, был уже в возрасте и с очень авторитетным спортивным прошлым. Достаточно сказать, что являлся финалистом Олимпиады 1912 года по многоборью. Рассказывал: “Дошли мы в состязаниях до борьбы, я — 1 метр 65 ростом и 60 кило весом, а в сопернике все 120. Понятно, он меня уложил...”. У него я и тренировался, занимался бегом. Ну и, конечно, футболом, мяч мы гоняли во дворе училища в перерывах между занятиями. Надо сказать, что нам очень повезло с мастером производственного обучения, человеком тоже спортивным. Наблюдая за нашими играми, он увидел, что у меня хорошо получается обводка, и предложил: “А попробуй поиграть за юношей в нашем футбольном “Тракторе”. Я это устрою”. Так с его подачи и попал я в юношеский “Трактор”, несколько раз выходил и за основной состав. Ах, какие ребята в нём играли в ту пору!

Главное — не сробеть

— А потом была армия: Канск, лётное училище. И опять повезло: за год перед нами в училище был спецнабор из московских ребят. Да не просто ребят, а молодых футболистов из школы Бескова. Ясно, что футбол для них оставался увлечением первейшим. Многому я у них научился на совместных тренировках, в устраиваемых матчах. В 1957 году стали чемпионами края. А в Новосибирске на соревнованиях Сибирского военного округа заняли третье место — красноярцы нас обыграли.

И всё-таки сильная, мощная у нас команда была. Помню, когда уже служили в Подмосковье, устроили нам товарищескую встречу, да не с кем-нибудь, а с армейцами. Их клуб в ту пору именовался ЦСК МО — Центральный спортивный клуб Министерства обороны. Накануне поединка напарник по команде Валя Зайцев всё меня поддразнивал: “Ну, Пушкаш, не сдрейфишь перед армейцами?”. Ференц Пушкаш был легендой венгерского футбола. Это о нём тренер итальянцев Витторио Поццо говорил: “Если защитник видел три варианта атаки, когда Пушкаш принимал мяч, можно было быть уверенным, что он примет четвёртое решение”. Игрок действительно был потрясающий, недаром ему присвоили звание “Лучший футболист Венгрии XX века”. А какой я был Пушкаш?! Я и в глаза-то его никогда не видел. Куда чаще мне приходилось слышать другое: “Вася, так не играют в футбол!” А как в него играют?! Кто меня, воспитанного деревенским футболом, по-настоящему учил в него играть? А Зайцев не унимался: “Васенька, ты выдай мне пас, а уж я их вратаря Борю Разинского проверю!” Они, москвичи-ровесники, конечно, отлично знали друг друга, ведь их футбольные школы в столице соседствовали.

Вышли мы на поле, а у меня только одна мысль: “Куда я попал, с кем играю?!” Впрочем эта чехарда в голове продолжалась лишь до того момента, пока не получил пас. А я хотя и не был особым мастером в командной игре, но персонально в футболе кое на что был способен. Сотку на беговой дорожке по прямой, благодаря легкоатлетическим занятиям очень прилично бегал, а в своих взрывных рывках на футбольном поле мог ускориться в разы. Бегу, мчусь на всех парах, обхожу армейского защитника Михаила Перевалова. И через мгновение краем глазу вижу его почему-то сидящим на газоне. Сидит и возмущается: “Вот ведь салага!” Спрашиваю потом у ребят, мол, как так получилось: я с мячом, а он на пятой точке? Они и пояснили, что я на полном ходу мимо него не просто крутанулся, но и мяч снова сумел принять, не снижая скорости, проткнув его между ног армейца. Хотя тот матч мы всё-таки проиграли, но помню о нём, о той моей обводке, до сих пор.

Свисток на смену мячу

— Отлетав, вновь вернулся в Красноярск, к своим ребятам футболистам-хоккеистам. Два эти вида спорта были в то время для команд базовыми. Летом — футбол, а зимой игроки становились хоккеистами, кстати преуспевали в обоих этих состязаниях показательно. Для хоккея с мячом, правда, моя коньковая школа была слабовата. Кататься на коньках я умел, но в скоростном плане не блистал. Поэтому на лёд если и выходил, то в качестве вратаря.

А потом на сборах случилась у меня травма. Тяжёлая, месяца два в гипсе пришлось отлёживаться. Несколько операций на левой ноге перенёс, она у меня теперь сборная. Да и моё лётное прошлое, последствия полётов на предельных высотах тоже, вероятно, сказались. В общем, как ни обидно, но с таким здоровьем занятия в игровом спорте пришлось оставить.

А куда я без спорта? Поменял квалификацию, начал судить: и футбол, и хоккей с мячом, по хоккею — высшую лигу, а в футболе — класс “Б”. Претензий ко мне, как к рефери, никогда не было. Горжусь тем, что являюсь обладателем нагрудного знака “Лучший тренер по спорту Красноярского края”.

Со временем, получив вторую группу инвалидности, оказался в кругу людей, страдающих такими же физическими недугами, и поразился силе их духа, стремлению к спортивным достижениям. Так, когда мне уже было, наверное, под шестьдесят и сам вместе с ними увлёкся армрестлингом — на крепость рук я никогда не жаловался, очень надеялся, что не подведут. Надежды оправдались: в армрестлинге я пятикратный чемпион края.

Против меня не возражают

— Случаи в моей судейской практике бывали разные. Порой и комичные. Как-то с женой возвращались с банкета по поводу Международного женского дня. Она направилась домой, а я на стадион “Локомотив”, там в тот день должен был состояться футбольный финал спартакиады милиционеров. Сижу на трибуне, жду, а матч всё не начинается. У футболистов-милиционеров возникла серьёзная проблема: одна из команд выразила категорическое несогласие, чтобы финальный матч судил назначенный тренер. Предложили им замену, второго судью. Но здесь уже другая команда выступила в штыки: “Не хотим!” И тут кто-то из милицейского начальства увидел меня на трибуне. Подошли целой делегацией: “Василий Иванович, выручай! Отсуди финальный матч, обе команды против твоей кандидатуры не возражают”. Среди уговаривавших был и начальник краевого УВД генерал Дмитрий Иванович Грабежов. Ему я и озвучил свой отказ. Некрасиво, говорю, получается: день праздничный, и я, хоть и после лёгкого, но застолья. Таких судей, говорю, с поля надо немедленно убирать, а не уговаривать их матч обслуживать. Тем более вам, представителям правопорядка. Выслушал меня Грабежов и говорит, улыбаясь: “Будешь отказываться, мы тебе правопорядок в полной мере обеспечим: и вытрезвитель, и пятнадцать суток. Переодевайся и приступай, футболисты ждут!”. Пришлось подчиниться, а куда было деваться. (Смеётся.)

Второй Яшин

— В 1966 году в Абакане мне довелось быть главным судьёй футбольного первенства края. На играх отметил для себя одного полевого игрока, очень шустрого парнишку. А ещё очень приглянулся юноша-вратарь — парень просто с поразительной пластикой и ловила очень цепкий, уверенный. На следующий год снова увидел его в футбольных воротах. А ещё спустя время наконец-то узнал и его фамилию. В тот мой приезд в Абакан мы шли с Борисом Михайловичем Богомоловым, известным в крае спортивным руководителем, а навстречу нам шагает он — мой ловила! Поравнялся, поздоровался с Борисом Михайловичем. “Кто это?”, — спрашиваю. “Ваня Ярыгин, — говорит Богомолов. — Очень талантливый спортсмен. Прежде футболом увлекался, а сейчас в самбо. Уже мастером спорта успел стать. Вот увидишь, спортивное будущее у этого парня будет грандиозным”.

А я тогда, не скрою, посмотрел вслед Ване Ярыгину с сожалением — уверен был, не оставь он футбол, был бы у нас второй Лев Яшин. Я в этом почему-то даже не сомневался. А возможно, что в футбольной карьере Ярыгин превзошёл бы и его.

Футболу верен!

— Красноярский футбол всегда был богат самородками: братья Мартыновы, Саша Парченко, Олег Романцев, Саша Тарханов, Юра Уринович, Рэм Стародумов, Вадим Белохонов… Футбол сегодняшний, наверное, у кого-то способен отбить желание оставаться преданным ему, восхищаться этой великой игрой. Я думаю, что такую преданность возвращает и воспитывает, как ни странно, полоса поражений, потерь и неудач. Судите сами: наш “Енисей”, фактически потерявший болельщиков после вылета из Футбольной национальной лиги и получивший счастливый лотерейный билет вновь вернуться в ФНЛ благодаря отказу дальневосточного клуба, сотворил чудо. Стал третьим в лиге и едва не сотворил продолжение сенсации, чуть не вышел в Премьер-лигу. Конечно, болельщики вернулись, сегодня их у “Енисея” в разы больше. К взлёту толкает падение. Это я вам как лётчик заявляю. Очень рад, что красноярскому футболу такой взлёт удаётся. А он невозможен без настоящего стремления к высоте, без настоящих мастеров-дирижёров. И надо отдать должное Андрею Тихонову. Этого футболиста я просто обожаю как игрока. Это обожание осталось от его игры в “Спортинге”: взял мяч от центра поля, обыграл всех и забил решающий гол обладателям Кубка европейских чемпионов. Можно провести весь матч на поле, но, увы, ничего не сделать. А можно совершить вот такое, единственное, и оно останется памятным навечно. Это и есть футбол! Искренне верю, что взлёт “Енисея” только продолжится с новым тренерским составом.


0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Читайте также: