Юрий Дергачёв: “Самый тяжёлый вид спорта — лыжи”


Юрий Дергачёв: “Самый тяжёлый вид спорта — лыжи”

Ветеран спорта Юрий Андреевич Дергачёв известный в нашем крае спортивный педагог, мастер спорта по лыжным гонкам. Спортивный наставник, обладающий званием “Лучший тренер Центрального совета “Буревестник” по биатлону”, награждённый знаком “За заслуги в развитии физической культуры и спорта”, воспитавший целую плеяду талантливых красноярских спортсменов.

— Сам я не красноярец, — признаётся Юрий Андреевич. — Но вполне могу считать себя сибиряком. Я родился под Саратовом, а затем родители решили отправиться на освоение сибирских земель, так вместе с ними я трёхлетним оказался в Саянском районе в селе Агинском. Там в 1954 году окончил восьмилетку. Не скажу, что уже в то время представлял из себя спортсмена. В сельских условиях со спортом тогда всё обстояло не очень, так что рос я не нацеленным атлетом, хотя на отсутствие физической крепости не жаловался, юноша-то всё-таки был деревенский. А сманил меня в Красноярск парень, нагрянувший в гости к своему дядьке, жившему по соседству с нами. Поехали вместе в город, в физкультурный техникум поступать. В городе я никогда не был, дальше Агинского, по сути, никуда и не выезжал. Очень хотелось посмотреть: а что это такое — Красноярск, как в нём люди живут. Насчёт техникума физкультуры, если честно, обольщался не особо. В него ещё поступить нужно было. А вот возможность познакомиться с городскими условиями жизни была реальной: даже если и не поступлю, город всё равно увижу обязательно. В общем, уговорил он меня, и отправились мы с ним в дальнюю дорогу. Сначала до Уяра, в кузове грузовика, сидя между ящиками с поросятами — грузовик вёз их на базар. В Уяре пересели на поезд. Путь наш, конечно, получился со многими приключениями, но до Красноярска в конце концов всё же добрались. Знакомство с ним для меня началось с центральной улицы — проспекта Сталина. Там, в доме № 70, в то время и располагался техникум физической культуры. Вступительные экзамены, хотя были они очень разнообразными, сдали оба! Но тут вышла незадача. Занятия в техникуме официально начинались с 1 октября, и всем, кто прошёл экзаменационные испытания, было объявлено: “Пока можете разъезжаться по домам, всех, кто будет официально зачислен, уведомим письменным сообщением-вызовом”. Такая вот ситуация — поступил ты или нет, было совершенно неясно.

Тяжёлые лыжи

— Вернулся я домой, с сентября пошёл в девятый класс — а вдруг с техникумом ничего получится. Но вызов всё-таки пришёл: принят!

Преподавательский состав в техникуме был просто замечательный. Многие из преподавателей были выпускниками столичного института физкультуры, в спортивном отношении просто великолепный коллектив.

После окончания техникума мы, парни-выпускники, распределений не получили, все должны были отправиться на армейскую службу. Но именно в тот год открылся факультет физической культуры при педагогическом институте. На него я и решил поступить, не откладывая, когда пройдут годы в армии. Студентом перепробовал и гимнастику, и лёгкую атлетику. Но когда группы сформировались окончательно, определили меня в самый тяжёлый вид спорта — лыжи. Убеждён, что это действительно очень нелёгкий спорт, добиваться успехов в нём способны только настоящие трудяги, спортсмены, работающие на износ. Учился, тренировался. Тренировки наши, кстати, были тоже сравнимы с испытанием. В те времена добираться из центра города на лыжную базу “Спартак”, в нынешний Студгородок, приходилось пешком. Переезда через железнодорожные пути для автобусов ещё не было, и если мы решали рискнуть отправиться автобусом, то обязательно теряли время, ожидая, когда появится окно в железнодорожном движении, и, естественно, опаздывали на занятия. За это, конечно, получали головомойку. Так что проще было пешком. Памятным местом осталась улица Кирова, там, возле универмага, всегда торговали пирожками. Купим их на свой вкус — с картошкой, капустой, ливером — и в пеший путь, надежда на собственные ноги всегда оправдывалась.

Знакомый политехнический

— Факультет физической культуры я окончил в 1961 году. Был рекомендован на работу в политехнический институт, а вуз этот для меня был уже знакомым. Завкафедрой в политехническом был Геннадий Георгиевич Шестаков, принявший меня в штат преподавателем ещё в то время, когда я был студентом, и до окончания пединститута оставался год.

Я проводил занятия, а паралелльно набрал из студентов лыжную группу, начал тренировать и их, устраивал лыжные гонки. Один из моих воспитанников — Альберт Черноусов, пятикурсником он выполнил норматив мастера. Команда моих гонщиков вообще была сильной. Хотя дальше Красноярска мы никуда не ездили, но среди местных спортсменов из спортобществ, а их было немало, соревнования выигрывали.

Тренировался и я сам, и вроде вполне успешно — в 1964 году стал мастером спорта по лыжным гонкам.

Одним из наиболее, наверное, громких наших успехов стало выступление в Казани. На соревнованиях, которые устроило Министерство образования среди технических вузов РСФСР, наша мужская команда стала победительницей среди всех российских вузов. Мои парни попали в состав республиканской сборной “Буревестника”. Но потом мои гонщики, увы, стали выпускниками, окончили институт, и команды не стало…

Вторая попытка

— Уже сроднившись с лыжами, я решил переключиться на биатлон, ведь в этих видах спорта очень много общего. Вновь собрал команду из ребят-студентов, приступили к тренировкам. Принимали участие в соревнованиях, правда никуда не выезжая. Но вскоре как раз у нас в Красноярске “Буревестник” назначил проведение первых зимних студенческих игр: замечательно — даже отправляться в поездку никуда не надо было! Получилось так, что мы своей командой, спортклуб “Политехник”, обыграли все институты физкультуры — московский, ленинградский, киевский, смоленский, вузы с Востока. Стали обладателями кубка и после этого, когда официальный протокол соревнований попал в столицу, нам начали уже присылать приглашения на соревнования, проходившие по всей России. На них тоже не обходилось без побед моих воспитанников. Серёжа Квашнин, к примеру, попал в сборную ЦС “Буревестника”, и сборная с его участием выиграла первенство Союза в эстафете. Так что мой Квашнин — чемпион СССР в эстафетном беге, именно он бежал первый этап, выиграл его, задав тон всему состязанию.

Но потом история повторилась: прошло пять лет, и мои студенты-биатлонисты выпустились из вуза. Более десяти из них сумели стать мастерами спорта. С гордостью вспоминаю всех — Андрея Сизых, Владимира Румянцева, Андрея Петряковского, Владимира Колосницина, Владимира Усакова, Василия Гагарина…

Охота — тоже спорт

— Памятным остаётся и появление нашего институтского спортивного лагеря. Спортлагерь “Политехник” был построен нами на берегу Красноярского водохранилища в месте впадения в него реки Убей. Со стройматералами, надо признаться, очень помогли гидростроители. Для заливки бетона при строительстве ГЭС использовалась опалубка, большущие деревянные щиты шесть на шесть метров. Их, массово плававших по заливу водохранилища, мы и использовали. Цепляя к лодкам, перевозили эти щиты к Убею, сплавили, наверное, таким образом больше трёхсот штук. Разбирали, сушили доски и пускали их в дело. Так что гидростроителям нужно сказать особое спасибо.

Там, в лагере, я и приобщился к рыбалке, охоте — людей увлечённых рядом было немало. Рыбалка и охота до сих пор остаются для меня любимым занятием. Друзья познаются в настоящем мужском деле. Я таким делом считаю охоту и полностью поддерживаю Ивана Сергеевича Тургенева, сказавшего: “Если вы охотник, значит, вы приличный человек”.

Встречи с медведем, если честно, у меня встречались всего трижды. Но выстрел я сделал лишь однажды, в тот раз медведь был очень агрессивен. А в остальных случаях, когда зверь вёл себя вполне мирно или старался тут же ретироваться, поднимать ружьё даже не пытался. Зачем, ведь просто увидеть хозяина тайги в его естественных условиях — это уже награда для охотника.

Так получилось, что соседство нашего “Политехника” оказалось самым близким к месту падения Палласова железа — метеорита, упавшего в тайгу ещё при Екатерине II. Она в своё время и отрядила к нам в Сибирь экспедицию во главе с академиком Петром Симоном Палласом, чтобы перевезти этот уникальный космический камень в столицу. А в июле 1981 года именно нам, преподавателям-тренерам и студентам “Политехника”, выпало установить на месте падения космического посланца памятный знак. Те места, как охотник, я успел исходить и знал их отлично. Отыскали указанное место, произвели вырубку деревьев, вырыли фундамент, залили его бетоном. Собрали сам знак, доставленный к месту сборными частями: сначала по воде, а потом тракторами. В его установке вместе со мной, в то время начальником лагеря и тренером группы биатлонистов, принимал участие Владимир Николаевич Юдаков, тренировавший ориентировщиков, студенты-спортсмены из “Политехника”.

Целительный спорт

— Если бы не мои тренировки, усиленные занятия спортом, я бы навряд ли сейчас рассказывал о себе. Именно они помогли мне справиться с недугом, который как-то довелось перенести после укуса клеща. Анализы подтвердили, что это энцефалит, меня положили в больницу. Но действенных препаратов, методов лечения в то время ещё не было, я и врачи просто наблюдали, чем всё закончится. В ожидании последствий, пока самочувствие оставалось удовлетворительным, я продолжал делать ежедневные зарядки, привычно нагружал свой организм. Длилось это до тех пор, пока меня не скрутило: жар и ломота по всему телу, кажется, что всего тебя выворачивает наизнанку, и дополнительное ощущение при этом, что тебя отхлестали крапивными вениками. Всё это продолжалось достаточно длительное время. Боли на протяжении дней десяти были просто нестерпимыми. Но организм всё-таки выдержал. Похоже, что теперь я обрёл иммунитет против энцефалита. Моими увлечениями по-прежнему остаются тайга, рыбалка и охота. Летние месяцы провожу в охотничьих избушках на Бирюсе, до полусотни клещей приходится с себя снимать каждый сезон. Правда, ни один из их укусов таких же жестоких последствий ни разу не вызвал. Наверное, точно иммунитет. Хотя, если честно, от прививок тоже не отказываюсь. (Улыбается.)

В политехническом я отработал в общей сложности 27 лет. А потом меня пригласили возглавить учебную работу на кафедре госуниверситета, тогда ещё совсем молодого высшего учебного заведения. Работая в госуниверситете, со временем стал доцентом. Поясню, что доценты бывают как местные, университетские, так и ВАКовские, я как раз стал таким.

За годы преподавания и наставничества, конечно, обрёл множество друзей. Но, признаюсь, был просто расстроган, увидя на праздновании своего 80-летнего юбилея среди гостей многих из моих ребят-спортсменов. За прошедшие десятилетия, оказывается, они вовсе обо мне не забыли, съехались издалека, чтобы поздравить.

Очень мечтаю, что встречу Всемирную зимнюю универсиаду-2019 не только как болельщик-зритель, но и в качестве официального судьи соревнований биатлонистов. Предложение на этот счёт уже получил, остаётся только дождаться самого события!


ВКонтакте Facebook На сайте 0

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Читайте также: