Николай Булгаков: «Считаю себя последним из могикан»


Николай Булгаков: «Считаю себя последним из могикан»

Доктор технических наук, профессор кафедры транспорта Сибирского федерального университета, судья республиканской категории по боксу Николай Булгаков был в числе первых воспитанников замечательного тренера и педагога Михаила Дворкина. Впоследствии тренировался у Шавката Бойкова, сменившего Дворкина в сборной Красноярского политехнического института.

“Наши выдающиеся боксёры сборной края, России, СССР Михаил Дворкин, Вилорий Войлошников, Дима Козлов, Валера Максимов и многие другие с достоинством защищали честь региона на всесоюзных и европейских соревнованиях, — рассказывает Николай Фёдорович. — Уже почти год минуло с того времени, как нет с нами и Валеры Акимова, боевого друга, легковеса, неоднократного чемпиона Красноярского края. Недавно побывал на аллее Славы у Михаила Борисовича Дворкина… Я, вероятно, один из последних могикан сборной прошлого столетия”.

По полу в носках

— Моя боксёрская практика начиналась с зала Абаканского лесотехнического техникума. Учился уже на втором курсе, мне тогда шёл шестнадцатый год. Тренироваться нас пригласил Иван Тестов, обыкновенный перворазрядник. Хорошо помню свой первый поединок. Соревнования проходили на первенство Хакасии в горном руднике “Коммунар”. В одной весовой категории “до 75 кг” оказалось всего двое боксёров: я из Абакана и Мунгалов из рудника. Володей его, кажется, звали. Мунгалов был хорошо подготовленным, отличный боксёр. Но поднял рефери после трудного поединка руку мне. Я его победил.

Учился в техникуме неплохо, и когда подошло время распределения на работу, директор уточнил, продолжаю ли заниматься боксом? Порекомендовал ехать в Красноярск, где главным тренером был Михаил Борисович Дворкин. Помогал ему чудесный педагог, воспитатель Вилорий Войлошников. Это именно они и стояли у истока развития красноярского бокса.

Распределили меня в автотранспортную контору Красноярского автотреста АТК-5, назначили мастером по ремонту автомобилей, поселили в общежитие в посёлке Энергетиков. После работы сразу на тренировку. Правда, добираться приходилось на перекладных: на левый берег на электричке, а потом с вокзала на автобусе или бегом до зала “Динамо”.

Какое-то волчье желание вырабатывалось — стать мастером спорта СССР. В то время в Красноярске мастеров были единицы, в Абакане ни одного. Набирали силу Михаил Дворкин, двукратный чемпион России, и Вилорий Войлошников. Валера Максимов становился восходящей звездой, были и другие интересные боксёры. Толя Козлов, волевой парень, после окончания института стал одним из ведущих строителей в системе Спецстройтехники Министерства строительства СССР. Под его руководством совместно с ректором Василием Николаевичем Борисовым и секретарём парткома Геральдом Александровичем Белоусовым построен великолепный спортзал для политехнического института, который и сейчас является одним из лучших для подготовки боксёров. Значительный вклад в модернизацию зала внесли проректор по кадрам СФУ Сергей Мутовин и исполняющий обязанности ректора вуза, тогда он был директором института физической культуры, спорта и туризма, Владимир Колмыков, а также профессор Шафкат Бойков и другие.

Армия в помощь

— Осенью 1960 года меня призвали в армию. Службу нести выпало под Омском в посёлке Светлый. Месяца три мы там прослужили, подходит ко мне капитан, он узнал, что я боксом занимался. “Через пятнадцать дней в Омске будет проводиться соревнование на первенство Сибирского военного округа, — говорит капитан. — Желательно, чтобы вы приняли участие в соревновании”. “Ну, какой разговор, надо, так надо, — произношу в ответ. — Со мной ещё один парень служит, тоже боксёр в лёгком весе”. Капитан ответил, что это хорошо, вдвоём и будете готовиться к соревнованию. А в полку лишь казармы, даже спортплощадки не было. По утрам мы, как и все остальные курсанты, бегали по три километра — хорошая тренировка для отработки дыхания боксёру. А вот чтобы оттачивать технику, необходимы были зал, перчатки, мешок для отработки силы удара, для точности удара — лапы, а ещё скакалки.

Капитан, видимо, любитель бокса, оперативно организовал и мешки, и канаты. На спортивный режим дня перевёл. Мы приступили к подготовке. Подошло время состязаний, идёт взвешивание, гляжу — шесть человек в моём весе. Я никого из своих соперников не знаю, сам по сути новичок в этом деле. В первом бою отстрелялся быстро, во втором тоже. В полуфинале сошёлся с основным претендентом на первенство. Парень с Алтая, Сидоров, мастер спорта, он уже был трёхкратным чемпионом Сибирского военного округа. Правда, чуть пониже меня. В первом раунде подметил, что он сильно голову поднимает. Завязался интересный бой. Витя настойчив, прёт головой вперёд. Я, уклоняясь, по очкам обыгрывал его существенно. В третьем раунде он наткнулся на мою правую, бой завершился ввиду явного преимущества. На следующий день в финале выиграл тоже у сильного парня, стал чемпионом Сибирского военного округа.

После боя выхожу разгорячённый в фойе, а там меня военные начальники со звёздами на погонах встречают — генерал-полковник Бакланов, мастер спорта СССР по гимнастике, начальник Сибирского военного округа и его заместитель по физкультуре генерал-майор Булгаков. Второй берёт мою руку: “Ну как, боец?” — “Ничего, заживёт”, — отвечаю. Я слегка выбил палец, вероятно, поторопился забинтовать. Однако травма на моём настроении никак не отразилась, я был в восторге, соревнования завершились, я — чемпион округа, значит, попадаю в спортклуб.

Посмотрел на зубров

— И вот я уже в спортклубе. Идёт награждение за округ, вызывают меня, смотрю, генерал-майор Булгаков награждает победителей. Когда дошла очередь до меня, Булгаков, наклонившись, говорит: “Товарищ младший сержант, если бы в финале ты на зоне СССР не уступил первого места, я бы тебя сыном своим назвал”. А я тогда в финале проиграл титулованному боксёру из Кемерово. На Вооружёнке тоже не повезло. Попал под грузина, хороший был, — победу присудили сопернику. Но мне было приятно, я первый раз побывал на зоне Вооружённых Сил СССР в Киеве. Смотрел на зубров, своих будущих соперников. Потом они стали чемпионами Европы, мира — Алексей Киселёв, Валерий Попенченко уже тогда был великий. А Киселёв на Вооружёнке в финале проиграл Валентину Фалько с Подмосковья. Мы тогда с Фалько вдвоём от СИБВО приехали. Ну, понятно, что ставки все делали на Киселёва. Лёша тогда много веса согнал, а Валька левша был, мы с ним в своё время в спарринге стояли, тренировались в спортклубе. Иногда как зарубимся на тренировке, однажды он так дал мне, в ушах звенело. Я говорю: “Ты что сдурел что ли!” А он опять, тогда я ему в ответ, он получил справа, тоже говорит, звенело. (Смеётся.) В общем, на Вооружёнке Валентин Лёшу обыграл.

Не люблю, когда на тренировках бьют в полную силу. Зачем? Как-то приехали на сборы Союза, а там тяж из Москвы вместе со своим тренером прибыли. Сборы проходили в Одессе, туда приехали и баскетболисты, и волейболисты, и представители других видов спорта, Саша Медведь — борец знаменитый там тоже был. Жили все вместе на стадионе. Старший тренер устраивал нам спарринг с москвичом. Однажды он звезданул мне сильно в грудь: “Ты с ума сошёл!” — говорю ему. Снова вошли в ближний бой, он опять наносит мощный удар. Обидел меня сильно. Ответил ему откровенно, без правил. Пришёл в комнату, жду результата, думаю: “Всё, выгонят!”

В комнате жил вместе с Борей Соловьём, великим бойцом, при этом он был скромный, интеллигентный спортсмен, много раз встречался с Попенченко. Заходит к нам заслуженный тренер СССР Георгий Джероян, говорит мне: “Подвинься”. Я подвинулся, он сел рядом, хлопает мне рукой по колену и произносит: “Ну, боец, так боец!” Тут я понял, что меня оставляют.

Не поединок, а шоу

— Вот так мы служили, выступали, я выполнил мастера. Как-то проездом остановился в Красноярске. Встретились с Михаилом Борисовичем. Он мне говорит, что завтра первенство края, спрашивает, не желаю ли поучаствовать. Здесь, в Красноярске, звезда бокса в тяжёлом весе был Ломовцев — многие падали на настил от его ударов.

Нас вызывают на ринг. Выходит великолепный красавец Ломовцев в свой угол ринга. Я ожидаю в другом. У меня вес 85 килограммов, это на 20 меньше, чем у соперника. В общем, супротив Ломовцева чижик, когда в ринг выходил на центр, глядя на меня, кто-то охал от жалости: “Ох-хох-хох! Птенчик”. Но в армии я уже успел набраться опыта, чтобы с такими асами воевать. Ломовцев высокий, но не быстрый. Но если нарвёшься — получишь сильнейший потрясающий удар, после которого завязывай с боксом.

Нас на сборах в Москве тренировал настоящее светило бокса, выдающийся наставник, десятикратный чемпион Советского Союза Николай Фёдорович Королёв. Он-то и научил тактике ведении боя с более высоким и здоровым соперником. Стою в ринге с Ломовцевым, тыкаю, гляжу, справа летит, ловкие уклоны, нырки делаю от свистящих ударов. А Ломовцев, промахнувшись, всем телом опасно падает на меня. Ему судья делает предупреждения. В третьем раунде, уже после трёх предупреждений его снимают с боя. Про себя думал, когда мне поднимали руку, если бы он попал хотя бы раз, в раздевалку больше не зашёл — занесли бы! (Смеётся.) Второе шоу было на первенстве Омской области. Там, наоборот, соперник оказался намного ниже меня. На ринге, возможно, раза два побывал. После команды “бокс” он разбегается и врезается мне головой в живот. Зрители проснулись, второй час ночи был. Соревнование затянулось. Шутки-то шутками, но это же ужас, думаю, надо прекращать это безобразие. Чуть чиркнул ему по животу, он упал на коленки, быстренько уполз за канаты. Вот такие хохмы были.

От хаоса к закономерности

— После армии поступил в Красноярский политехнический институт, на автодорожный факультет. А по окончании вуза пошёл работать в автобусный парк, который в то время представлял собой настоящий хаос: непонятно — сколько сегодня машин выйдет на линию, сколько к вечеру неисправных будет. И вот начал я этот хаос разгребать, изучая закономерности сбоя, повреждения. За три года работы главным инженером АТК-3 из отстающих вывел автотранспортное предприятие в передовики.

В итоге закончил все академии СССР, защитил в целевой аспирантуре МАДИ кандидатскую, затем докторскую диссертацию. С 1970-го разрабатывал разные методы и модели расчётов для прогнозирования по показателям надёжности и эффективности работоспособности сложных систем с минимальными издержками трудовых и материальных затрат. Создали под руководством великого учёного Александра Шейнина научные основы управления системой профилактики в автотранспортной системе.

0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Бокс в Красноярске