Евгений Ковалевский: «В океане человек может замёрзнуть при плюс 25 градусах»


Евгений Ковалевский: «В океане человек может замёрзнуть при плюс 25 градусах»

Про подвиги томского путешественника Евгения Ковалевского слышали немногие, но для любителей туризма он является чуть ли не живой легендой. Человек, который обогнул земной шар на надувном катамаране, исследователь экзотических стран и культур, покоритель горных рек по всему миру — перечислять регалии Евгения Александровича можно бесконечно. В то же время он успел защитить кандидатскую диссертацию по физике и подготовить новое поколение туристов-международников. В Красноярске Ковалевский дал большую лекцию для всех интересующихся экстремальным туризмом, в рамках которой рассказал, как его команда уходила от пиратов, чем можно заниматься в океане и что является самым сложным в длительном путешествии.

О волнах-убийцах и ядовитых медузах

— Идея кругосветного плавания на катамаране принадлежит команде во главе с новосибирским путешественником Анатолием Куликом, — отметил Евгений Ковалевский. — В этой же команде был и я, новосибирский штурман-навигатор Станислав Берёзкин и Евгений Ташкин из Бердска. Кругосветку мы преодолели за четыре этапа, на это у нас ушло семь лет. Причём плыть пришлось на надувном катамаране, баллоны для которого мы надували ртом! Получилась очень простенькая конструкции: баллоны, парус и мачта. Ни душа, ни туалета. Примерно так же плавал наш кумир Тур Хейердал, который в 1947 году обогнул планету на плоту “Кон-Тики”.

Очень тяжёлый отрезок пути был во время обхода Африки, где постоянно дуют ураганы. Из-за столкновения двух океанов высота волн может достигать 30 метров — их ещё называют волнами-убийцами. Если катамаран порвётся, то человек утонет моментально.

Поскольку дно судна было надувным, его часто пробивали всякие морские чудовища — акулы, например. Приходилось латать дыры железными заплатками и прикручивать их болтами. При этом в воде плавают ядовитые медузы, которые называются “португальский кораблик” — один укол приводит к параличу и смерти. А у нас не было ни аквалангов, ни каких-либо других средств защиты... Но нас пронесло, медуза никого не уколола.

Спали на одном баллоне диаметром примерно в один метр. На таком пространстве находились четыре взрослых мужика! Причём волны постоянно бьют, шумно, вода плещется, а наш катамаранчик на поверхности лежит, и его мотает во все стороны. Один раз ветер резко усилился до 110 километров в час, и нас понесло на скалы. Местные жители с берега увидели, что нам грозит опасность, и вызвали спасателей. В итоге на подмогу выехали несколько катеров, но мы смогли самостоятельно изменить курс и не врезаться в скалы.

О еде и борьбе с солью

У нас была небольшая газовая плитка, с помощью которой мы готовили. Разведёшь огонь, и уже можно сварить тот же рис или лапшу. Летучую рыбу ловили — идёт косяк, парус повернёшь, она врезается в него и падает вниз. Мы её даже сковородкой ловили! Можно и сырую рыбу съедать, если подсолить для вкуса, но её много не съешь — на третий день уже надоест.

На катамаране постоянно находишься во флисовом костюме, термобелье, чтобы не замёрзнуть. В океане человек может погибнуть от переохлаждения при температуре 25 градусов тепла! Тело ведь постоянно отдаёт энергию, чтобы высушить одежду, и можно замёрзнуть насмерть. Я обычно делал так: когда была моя вахта, я разводил костёр, садился на него пятой точкой и пил горячий кофе. Только так удавалось как-то согреваться.

Спать в мокром солёном спальнике — это мучение. Честно скажу, хуже ничего не придумаешь. Сушить не получается — везде вода, брызги. К тому же соль оседает на теле и своими кристаллами царапает кожу, из-за чего возникают волдыри и чирьи. Если запустить воспаление и оно пойдёт внутрь организма, то можно и не дожить до дома. Мы пытались убрать соль спиртом, но становилось только хуже — спирт сильно сушит кожу. Капитан иногда разрешал брать пресную воду, мы мочили ватку и стирали все кристаллы. Потом стали делать немного иначе — на крупных островах есть яхт-клубы с душем и стиральными машинками, где мы могли почистить одежду и спальники от соли.

Такие испытания не проходят бесследно. Примерно через два месяца начинаешь терять сознание от переутомления и постоянного недосыпа. Мы несли вахту по три часа и после этого моментально отключались. Этот стресс сказался на нашем здоровье — исследовавшие нас врачи сказали, что такой поход повлиял на центральную нервную систему и даже на структуру ДНК.

Об отдыхе и 93-летней королеве

У каждого были свои способы восстановления. Я, например, на последний этап взял электронную книжку и читал детективы о Ниро Вульфе, они мне сильно понравились. На вахтах слушал произведения Баха, стихи Ахматовой, Гумилёва... Виктор Цой с его песнями хорошо зашёл. Иногда слушал Пугачёву — вспоминал студенческую молодость. (Улыбается.) Ещё отвлекался с помощью компьютерных игр. Когда мы высаживались на крупных островах и капитан отпускал ненадолго на берег, я шёл в интернет-кафе, вставлял флэшку и несколько часов играл в “Героев”. Вот смотришь, как рыцари там рубятся между собой, и ни о чём больше не думаешь.

Можно, конечно, и напиться, но лучше заниматься спортом и поддерживать форму — в этом плане очень сильно помогает утренний бег по четыре-пять километров. Ещё положительно влияет плавание в бассейне. А дома я приходил в себя, смотря всякие сериалы про полицейских. (Улыбается.) Они отвлекают от мыслей о путешествиях — их просто смотришь и ни о чём не думаешь.

Во время путешествия ты видишь много интересного. Например, очень развиты острова Кука. Там люди говорят на чистейшем английском! Нас приветствовала местная королева — 93-летняя бабушка, которая подарила нам весло. Ещё жители тех островов возрождают ориентирование по звёздам, что мне очень понравилось.

Честно признаюсь, что мне не очень интересно путешествовать по России. Я ведь вырос здесь, знаю местный менталитет, а мне-то хочется понять людей всей планеты! Они ведь живут совсем иначе, чем мы, русские. Поэтому я и путешествую.

О пиратах и мусоре в океане

Сразу скажу, что океан переполнен пиратами. Особенно их много в Индийском океане, где много островов. Например, около Мадагаскара пиратствуют обнищавшие военные, возле Шри-Ланка — повстанцы-добровольцы. Вдоль побережья Африки свирепствуют сомалийские пираты на больших кораблях и с современным вооружением. Они хватают человека, сажают в трюм и ждут за него миллионного выкупа. Я встречался с такими пленниками.

Мы несколько раз убегали от пиратов. Нас спасало то, что у них была большая осадка судна — примерно метр вниз, а у нас всего лишь 20—30 сантиметров. За счёт этого мы легко проходили коралловые рифы и часто плыли именно туда. А возле Гаити бандиты просто не поняли, кто мы такие. Вот представьте: на нас идёт пиратский катер, на нём находятся чернокожие мужчины в масках, а у нас странная конструкция, на которой стоят четверо белых бородатых полуголых мужиков. Пираты не стали с нами связываться и ушли. (Улыбается.)

Я многое слышал о мусорных островах, но не видел их. То, что было перед глазами, по моему мнению, не представляет опасности для человечества. Хотя мы преодолели 55 тысяч километров! Ну плывёт себе пластиковая бутылка — да, не очень красиво, но её банально прибьёт к берегу. Жестяные банки, кстати, растворяются в воде за три дня. Стекло просто уйдёт на дно. Хотя не стану отрицать, что наступление человека на природу чувствуется даже в открытом океане, и в будущем это может негативно сказаться на ней.

О государственных границах и электричестве

Поскольку у нас было кругосветное путешествие, мы пересекли границы множества стран. Пограничники имеют право спросить паспорт и судовую книжку, а если их нет, то могут и посадить. Надо ещё учесть, что в океане много военных островов, которые имеют стратегический статус, и доступ туда запрещён вообще.

Мы поначалу пытались оформлять все документы в установленном порядке, но потом плюнули на это дело. Допустим, та же виза делается на определённый срок, а из-за ураганов и штормов мы доберёмся намного позже, и какой смысл в этой визе? К тому же бумаги могут элементарно размокнуть в воде.

Существует негласный, но железный закон — терпящему бедствие в океане нужно оказать помощь. Этим мы и пользовались: высаживались на каком-нибудь острове и говорили, что у нас беда и нужна помощь. По нашему разбитому катамарану это было очень даже заметно. (Улыбается.) Нас пускали, мы ремонтировались, запасались едой, стирались и ехали дальше.

У нас на катамаране, несмотря на все лишения, было электричество. Солнечные батареи, гидрогенераторы и прочие изобретения, конечно, хороши, но в открытом океане они не работают. Поэтому мы взяли с собой небольшой бензиновый генератор, с помощью которого заряжали два автомобильных аккумулятора. Вроде получалось немного электричества, но нам удавалось зарядить все свои плееры, электронные книжки и прочие гаджеты.

О целеполагании и Фёдоре Конюхове

Я в своё время и на гитаре играл, и на пианино занимался, и стихи профессионально писал, и даже кандидатскую по физике защитил на тему “Нанесение плазменных покрытий с ультразвуковым воздействием для повышения износостойкости и усталостной прочности”. Всё это продолжалось долгое время. Лишь в 41 год я понял, что хочу заниматься путешествиями. Сейчас мне 61 год, и я не жалею о своём выборе.

В нашем сообществе путешественником номер один считается Фёдор Конюхов, который тоже обогнул планету. Однако примерно 40—50 человек так не думают, и я нахожусь в их числе. Недавно вышла первая часть книги “Антология русских путешественников”, в которую вошли семь человек, и я горжусь тем, что попал в эту семёрку.

Абсолютно каждый человек наделён талантами. На высоком уровне можно спокойно делать пять-шесть вещей — например, заниматься физикой, писать стихи, бегать на лыжах как мастер спорта и так далее. Здесь главное — делать, не бояться и понимать, что всё у человека только в его руках. И сразу нужно ставить высшую планку для себя, а не тратить время на промежуточные задачи.

0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Экстремальный спорт в Красноярске