Дмитрий Ильиных о фантастической победе в Лондоне, игре в Катаре и целях на сезон


Дмитрий Ильиных о фантастической победе в Лондоне, игре в Катаре и целях на сезон

Дмитрий Ильиных был одним из тех, кто подарил России волейбольную сказку олимпийского Лондона. Также вместе со сборной он выигрывал чемпионат Европы, Мировую лигу, дважды побеждал на Универсиадах.

После ухода из Белгорода в 2015 году Дмитрий каждый сезон начинал в новом клубе. В межсезонье он заключил контракт с “Енисеем”, здесь на него возлагают большие надежды, а сам Дмитрий очень хочет помочь красноярской команде выполнить сезонные задачи и вернуться в сборную страны.

— Дмитрий, почему Красноярск и “Енисей”? Решил продолжить турне по Сибири?

— Так и есть. Клуб предложил условия, они меня устроили. Решил, почему не попробовать свои силы в “Енисее”.

— “Енисей” неудачно выступил в прошлом сезоне, сменился главный тренер, усилился состав. Какие-то задачи на этот чемпионат уже поставлены?

— Ещё при подписании контракта мне сказали, что задача минимум — попасть в плей-офф. От неё и будем отталкиваться.

— В прошлом году ты здорово начал в кемеровском “Кузбассе”, пошли даже разговоры о возвращении в сборную, но потом не так много играл, почему?

— После нового года травмировался, долго лечился. У ребят многое получалось, не было смысла что-то менять. Летом ездил в Германию, там уже полностью восстановился.

— В “Енисее” уже успел влиться в коллектив?

— Я знал практически всех, кого-то больше, кого-то меньше. С молодёжью уже здесь познакомился.

— Молодёжь как на героя смотрит?

— Нет. Нормально общаемся, на равных. Шутки-прибаутки.

— Автографы не просят?

— Это лишнее.

— Ты играл под руководством и отечественных, и иностранных специалистов. Тебе с кем работалось комфортнее?

— Языковой барьер, конечно, влияет. Но если тренер грамотный, то этот барьер не проблема. Главное, чтобы игроки понимали, чего от них хочет наставник, тогда всё будет в порядке.

— Ты пришёл в волейбол в 15 лет, почему так поздно? Ведь у тебя и родители волейболисты.

— У меня отец тренировал в Сочи, но в начале девяностых прекратилось финансирование. Волейбол в моём родном городе просто исчез. Даже когда я начал сам заниматься, приходилось на тренировки в Адлер ездить, только там ДЮСШ по волейболу была. Я большим теннисом занимался, играл неплохо по своему возрасту, но чтобы расти, нужны были большие финансовые вливания, у родителей такой возможности не было. Последний год в теннис играл больше для себя.

— Сочи курортный город, много соблазнов. Это мешало в юношестве, или спорт был на первом месте?

— Соблазны появились уже в Белгороде, когда я один стал жить, а в Сочи — дом, школа и спорт. По улицам родители не давали шарахаться.

— Ты пришёл в волейбол в 2002-м, а уже через четыре года выиграл молодёжный чемпионат Европы и стал самым ценным игроком того турнира, как такое возможно? Ведь волейбол не регби.

— Теннис дал мне многое. Деревянным не был. Плюс присутствовало огромное желание, да и вообще мне просто очень нравилось играть в волейбол.

— Сейчас, если на теннисный корт выйдешь, будешь в порядке?

— Я за последние 16 лет ракетку в руки брал всего раз. Не тянет совсем. За турнирами Большого шлема слежу и всё.

— Кто круче Федерер или Надаль?

— Федерер. Старичок молодец. Держит уровень. Считаю, что он был рождён для тенниса, как Тетюхин для волейбола, Майкл Фелпс для плавания, а Усэйн Болт для бега. Если ты попал туда, куда предначертано, ты становишься не просто отличным спортсменом, а легендой.

— Алексей Спиридонов был на протяжении двух сезонов главной надеждой “Енисея”, сейчас, каким бы ты скромным парнем ни был, основные взоры будут направлены на тебя, готов к этой роли?

— Я особо не задумываюсь об этом, буду играть, как могу и умею, а там посмотрим. Перед переходом в “Енисей” общался с Алексеем, но советов у него не спрашивал, решение о переходе сам принимал.

— Тему олимпийской победы в Лондоне никак не обойти. Было ли в твоей жизни более счастливое мгновение, чем момент, когда вы выиграли решающее очко в финале у Бразилии?

— Если честно, в тот самый момент чувствовал только полное физическое и эмоциональное истощение. Будто всё в пелене было. Что стал олимпийским чемпионом, осознал только на второй или третий день.

— Насколько вы с партнёрами нарушили режим после этой победы по десятибалльной шкале, где 10 — это самое злостное нарушение?

— Все по-разному. В один день не уложились, официальные приёмы, банкеты, баллов на девять, думаю, нагуляли.

— При счёте 0:2 по сетам в финале, казалось, что с бразильцами бороться невозможно, как удалось перевернуть ход того матча?

— Мне кажется, бразильцы очень рано поверили в победу. В третьем сете уже ходили, улыбались, хиханьки да хаханьки. Мы прибавили, а они уже собраться не сумели.

— Если бы случилось серебро, а не золото?

— Машину другую бы дали (улыбается).

— А если серьёзно — это была бы трагедия, или вы понимали, что бразильцы на тот момент сильнее и серебро на Олимпиаде отличный результат?

— Мы в любом случае настраивались на победу. Но по тому, как складывался матч, были варианты. Если бы уступили — 0:3 без шансов, то, что тут поделать, соперник сильнее, а вот если бы проиграли на тай-брейке после такого камбэка, то это была бы трагедия.

— Когда ты поверил, что можно вытащить этот финал?

— Когда третью партию переломили. У нас стало получаться всё, а бразильцы посыпались.

— Один из главных героев того поединка Сергей Тетюхин — лучший волейболист из тех, с кем ты играл?

— Сергей Юрьевич — мой кумир с детства. Я до сих пор восхищаюсь им и как человеком, и как игроком. Может, в отдельных компонентах он и не лучший в мире, но в целом он умеет на площадке всё. Великолепно понимает игру, делает то, что нужно в каждый конкретный момент.

— А ты до сорока, как Тетюхин, хочешь играть?

— Вообще — это моя цель. Сейчас мне 31, так что девять лет ещё поиграю.

— Некоторые доигровщики под занавес карьеры переквалифицировались в либеро. Это твой путь?

— Нет, хотелось бы в атаке. Хотя тот же Тетюхин, на мой взгляд, ещё несколько лет мог спокойно либеро играть, приём у него шикарный.

— Тетюхин вне конкуренции, а можешь назвать ещё трёх лучших волейболистов из тех, с кем ты выходил на площадку?

— Мусэрский, конечно же. Дима сейчас лучший в мире. Очень нравилось играть с Георгом Грозером. До сих пор с ним сохранили приятельские отношения.

— Грозер приехал в Россию в ранге мировой суперзвезды. Как приняли?

— Отлично. Чудесный, адекватный парень. В плане менталитета он наш русский мужик. Компанейский, дружелюбный. Никаких вопросов никогда не возникало.

— Кто третий?

— Третьего не назову. Очень сложно выбрать.

— Когда я узнал, что Ильиных уезжает в Катар, совершенно этого не понял. Зачем ты отправился играть в эту не самую, мягко сказать, волейбольную страну?

— В жизни разные ситуации бывают. Тогда принял такое решение. Не прогадал. Всё сложилось очень даже хорошо. Мне нужно было восстановиться и морально, и умственно, и физически. В Катаре это удалось.

— Ты там больше отдыхал или играл?

— Понятно, что там более мягкий тренировочный режим, но занимались каждый день, пусть в основном и один раз. У нас был хороший тренер, поблажек никому не давал. Мне в Катаре очень понравилось, тепло, солнечно, все условия созданы.

— А уровень катарских игроков? Скучно не было?

— Кстати, вполне приличный уровень. Если собрать лучших катарских игроков и дать им двух хороших легионеров, они и в российском чемпионате за плей-офф бы поборолись. Четыре-пять команд приличного уровня. Чемпионат мы проводили в одном городе, не было никаких перелётов. Ещё в двух кубках участвовали. Один в Тунисе проводился, другой — в Омане. Там есть Кубок Эмира, в котором каждая команда может заявить двух любых легионеров, в Европе как раз сезон заканчивается, и все свободны. Так вот в этом турнире играть было очень даже интересно.

— Зарплаты в Катаре сказочные?

— Мой контракт вышел примерно таким же, как в России.

— Шейхи каких-то глобальных подарков за хорошую игру не делали?

— Как-то поощряли, но такого, чтобы прямо удивило, не было.

— Футболисты сборной России получили звания ЗМС за восьмое место на чемпионате мира. Некоторые звёзды отечественного спорта высказались резко против. Ты на чьей стороне?

— К парням вообще вопросов нет, вся страна за них болела, они прекрасно играли. Вопросы скорее к тем, кто эти звания давал. Я лично считаю, что это не совсем правильно. Вот у нас, чтобы стать заслуженным мастером спорта, надо выиграть чемпионат мира или попасть в призёры на Олимпийских играх. Даже за Лигу чемпионов ЗМС не дадут, хотя там конкуренция сумасшедшая. Но раз так решили, пусть будет, какая разница, считаю я это справедливым или нет.

— Несмотря на то, что ты не так много играл в прошлом сезоне, со статистикой всё было в порядке. В этом году кроме командных целей ставишь перед собой какие-то личные задачи?

— Всегда хочется побеждать. Буду очень доволен, если попадём в плей-офф, хорошо выступим в Кубке России, дойдём до решающих стадий, хотя это очень сложно будет сделать. Что касается личной статистики, то чем больше, тем лучше. На площадке я эгоист. Мяч прошу всегда, без него скучно играть.

— В сборную надеешься вернуться?

— Конечно. Если хорошо покажу себя в Красноярске, то всё возможно.

— Россия в блестящем стиле выиграла Лигу наций. Твой прогноз на чемпионат мира?

— В призёры, считаю, точно попадём. Надеюсь на победу. К фаворитам кроме нас причислю Италию, Францию и США.

— А Бразилия?

— У неё Рикардо Лукарелли пропустит чемпионат. Не думаю, что бразильцы выиграют турнир.

— Ты играл у двух лучших отечественных тренеров после распада СССР — Геннадия Шипулина и Алекно. Кто из них больше дал тебе в волейбольном и человеческом плане?

— Как игроку больше дал Алекно, а Шипулину я очень благодарен. Он поверил в меня, дал шанс, благодаря этому я стал тем, кем являюсь сейчас.

— Ты абсолютно доволен своей карьерой?

— Нет. Хочется ещё играть и выигрывать.

— Например, чемпионат России с “Енисеем”?

— Вот выйдем в плей-офф, а там посмотрим.

0
ВКонтакте Facebook На сайте

Имя:

Email: для уведомлений о новых комментариях

Популярно сегодня

Волейбол в Красноярске