Форвард “Сокола” Антон Гловацкий о карьере, лучших партнёрах и нереализованных шансах



Этот нападающий играл за “крылатых” на протяжении двух сезонов и запомнился яркими и нестандартными действиями на льду. Прочитать Антона было невероятно сложно. Некоторые его голы и передачи за красноярцев вспоминаются будто он забивал и отдавал их только вчера. Карьера Гловацкого могла сложиться гораздо ярче, уже в первый свой сезон в магнитогорском “Металлурге” он стал чемпионом России, но дальше что-то пошло не так. В интервью “Городским Новостям” Антон рассказал об этом и о многом другом.

— Приятно вновь Вас видеть в составе “Сокола”, как созрело решение вернуться в Красноярск?

— Я провёл в “Соколе” неплохие годы. После завершения прошлого сезона посоветовался с семьёй, и все вместе решили, что надо возвращаться. Тем более я здесь многих знаю, с руководством хорошие рабочие отношения.

- Не жалеете, что в прошлом году покинули Красноярск? Здесь собрался яркий молодой коллектив, в котором Вы бы пришлись ко двору и, может быть, помогли добиться ещё лучшего результата.

- Не могу сказать, что жалею. Следил за ребятами, радовался их успехам. О “Соколе” и о Красноярске не забывал. Они оставили частичку себя во мне.

- Выступление “Сокола” стало большой неожиданностью. В позапрошлом сезоне, когда Вы ещё играли в Красноярске, был куда более сильный состав, один из самых мощных в ВХЛ, но результат получился таким же — выход в ¼ финала, причём в прошлом сезоне на этой стадии “Сокол” выиграл на 1 матч больше. Почему, на Ваш взгляд?

- В прошлом сезоне я не находился внутри команды, поэтому не знаю всех нюансов. Видно было, что ребята играют в охотку. Получают удовольствие от хоккея. Вратарь в плей-офф здорово действовал. Что касается нашего выступления, то у него были свои причины. Если сейчас о них говорить, прозвучит, как оправдание. Считаю, что мы могли выступить лучше. С тем же “Нефтяником” сыграли свою роль длинные перелёты, а соперник летал чартером. У него было больше времени на восстановление, что в плей-офф очень важно. Но мы проиграли не поэтому, просто не показали свой максимум, а “Нефтяник” показал. У него забивали игроки, которые в том “Соколе” в лучшем случае играли бы в четвёртом звене, но в данной конкретной серии они выглядели сильнее.

 — Правда, что во время переговоров о новом контракте с “Соколом” одним из условий было то, чтобы в команде остался её капитан Дмитрий Цыганов?

- Не условие, так нельзя сказать. Скорее, пожелание. Мы с Димой действительно дружим, всегда на связи, по возможности стараемся пересечься, когда играем за разные команды. Очень рад, что мы вновь будем выступать в одном клубе.

- Вы бы хотели играть с ним в одном звене?

- Это прерогатива тренера определять, кто с кем будет играть. Но я, конечно же, хотел бы выходить в одной тройке с Цыгановым.

- Дмитрий в прошлом году поменял амплуа и большую часть сезона провёл на позиции защитника.

- Без разницы, в защите будет Дима играть или в атаке. Он везде хорош. Главное, чтобы вместе выходили на лёд.

- А Вам случалось играть на позиции защитника?

- Нет. Я с детских лет нападающий.

- То есть не хотелось взять пример с отца — Вадима Гловацкого, который играл в защите и дважды выигрывал чемпионат страны и Евролигу с магнитогорским “Металлургом”?

- С отца я брал пример, как с хоккеиста. Но меня всегда тянуло в атаку.

- Хоккей был единственным увлечением в детстве или нравилось что-то ещё?

- Меня никто не заставлял играть именно в хоккей. В выборе не огранивали. Но я с самого детства заболел хоккеем. Сначала смотрел на отца, потом сам стал играть. Сколько себя помню, всегда хотел быть хоккеистом. Лет с 5 в голове была только эта игра. Болел за “Магнитку” и “Детройт Ред Уингз”. Там было много русских, и мне нравился стиль этой команды. “Детройт” играл в умных хоккей, комбинационный, а не в бей-беги.

- Это не первая и даже не десятая предсезонка в Вашей жизни. С каким настроением приступаете к тяжёлой работе? Соскучились по льду?

- Очень соскучился. Но до льда ещё далеко. Впереди напряжённые недели на земле. На лёд выйдем не скоро. Эта работа не самая приятная, но нужная и полезная, именно сейчас заложим фундамент на весь сезон. С возрастом стал более внимательно относиться к тренировочному процессу. Стараюсь следить за своим состоянием, чтобы не травмироваться по глупости. В 20 лет как было. Навесишь блинов на штангу и вперёд. Сейчас же лишний раз не перегружаюсь. С железом шутки плохи. Я не то, что берегусь, просто знаю, что пойдёт мне на пользу, что во вред. А так тяжёлых нагрузок не боюсь, переношу их нормально.

- Ваша карьера на взрослом уровне начиналась, как в сказке. Уже в 19 лет вы выиграли серебро молодёжного чемпионата мира в составе не самой грозной по именам сборной России, а затем стали чемпионом страны в составе “Магнитки”. Почему столь яркое начало не получило продолжения? Что случилось?

- Ничего экстраординарного не случалось. Никакой звёздной болезни у меня не было, требований к себе не снижал. Видимо, судьба наклонилась именно в эту сторону. Когда я начинал, у молодых игроков свободы не было. Ты должен был пахать и выполнять задачу тренера. Импровизация не поощрялась, ей занимались опытные хоккеисты и легионеры, а у меня была своя роль, в которой больше требовалось работать, чем играть. Постепенно стал действовать на автомате, замкнулся в себе. Задание тренерского штаба старался выполнять от и до, но особого удовольствия это не приносило. Всё-таки хотелось творить на льду.

- Я так понимаю, что Вы по своему складу игровик. Видимо, действуя строго по заданию, не могли проявить лучших качеств и уступали менее талантливым, но более мощным физически и ориентированным на оборону конкурентам за место в составе. Верно?

- Есть такой момент. В ВХЛ у меня появилось больше свободы. Но тут были свои нюансы. В КХЛ индивидуальное мастерство игроков выше, там каждый выполняет свою роль. То есть, если ты займешь правильную позицию в атаке, то с большой вероятностью получишь удобный пас. В ВХЛ так получалось не всегда. Приходилось привыкать, больше брать игру на себя. Но это, считаю, пошло мне на пользу.

- И всё-таки. Некоторые ваши партнёры по той молодёжке заиграли в КХЛ и большую часть карьеры провели там. Причём лично я не скажу, что они в чём-то талантливей хоккеиста Гловацкого. Вы не считаете, что осев в ВХЛ, упустили свой шанс на что-то большее?

- Прямо на больное надавили. Конечно, считаю. Есть какая-то обида, на себя, прежде всего, что не добился того, о чём мечтал и чего, в принципе, мог достичь. Но никакого отчаянья нет. Я люблю хоккей, это лучшая игра, и своего последнего слова ещё не сказал.

- Когда вы только начинали в ВХЛ, её называли “болотом”, местом, где доигрывают ветераны и зажимают молодых. Сейчас же чёткая ориентация на молодёжь. Считаете, что лига стала интересней?

- Я изнутри особой разницы между тем, как было, и тем, как стало сейчас, не вижу. В командах, где играл, никто молодых не зажимал, если парень чего-то стоил, он получал свой шанс. Ставка на молодёжь — это с одной стороны хорошо. Но есть и негативные факторы. Раньше в 16-17 лет, если ты уже был на походе к первой команде, прогрессировал, то оставался в хоккее. Удавалось это единицам, но зато пробивалось гораздо больше ярких и самобытных игроков. Сейчас же молодым есть где играть. Даже если они не блещут талантом, место в какой-нибудь команде ВХЛ, ВХЛ-Б или МХЛ найдётся. Некоторые играют и особо не заморачиваются над прогрессом, над собственных хоккейным ростом, зачем, если и так сойдёт. Мучают и хоккей, и себя. Сталкивался с ситуациями, когда приходилось объяснять молодым игрокам элементарные вещи. Со нашим поколением ничего подобного не происходило. В мою юность было так, попал во взрослый хоккей, значит должен определённые моменты знать и уметь. Иначе выбери какой-нибудь другой путь в жизни.

- Вы очень давно ничего не выигрывали. Соскучились по трофеям?

- Конечно. Максимальную цель ставлю перед собой каждый год. Пока не получается. Но как не банально, всё в наших руках. В ВХЛ есть более богатые команды, чем “Сокол”, у кого-то состав по именам посильнее, но таких, которых невозможно обыграть, нет.

- Назовите один матч в Вашей карьере, который Вы вспомните в любое время дня и ночи?

- Зимняя классика. Когда я в составе “Бурана” играл против клуба из Твери, мы проигрывали, за 15 секунд до конца сравняли счёт. Я как раз на льду находился и чётко видел, что гол был. Но судьи его не засчитали. “Буран” тогда Александр Титов тренировал. Он церемониться не стал, увёл команду в раздевалку. Страсти кипели. Когда вернулись на лёд, настрой зашкаливал. Мы не только успели сравнять счёт, но и в овертайме победную шайбу забросили. После той встречи радовались так, будто трофей выиграли. Этот матч останется в памяти на всю жизнь.

- По моему мнению, в Вашей манере игры есть что-то неуловимо напоминающее Павла Дацюка.

- Это мой любимый хоккеист. Следил за ним очень внимательно. Какие-то элементы старался перенять. Понятно, что не слепо копировал и не на таком уровне, но не считаю зазорным учиться у лучших. Кроме Дацюка очень нравилось, как действовал Яромир Ягр. Думаю, что он один из лучших за всю историю хоккея. Ещё нравится, как играет Женя Дадонов. Он добился огромного прогресса и сейчас входит в число лучших крайних нападающих страны.

- Наблюдая за вашей игрой в составе “Сокола”, подметил такой момент. Вы в считанных метрах от ворот, защитник уже отыгран , лучшего шанса для броска не найти, однако Вы не бросаете, а стараетесь отдать партнёру на пустой угол. Ассистировать нравится больше, чем забивать?

- Да. У меня нет такого сумасшедшего броска, как у Александра Овечкина, к примеру. Думаю, что в пас играю гораздо лучше, чем бросаю. Для меня отдать передачу на гол на пустые ворота гораздо приятней, чем забить самому.

- Давайте назовём пятёрку мечты Антона Гловацкого из тех хоккеистов, с которыми играли. С Вами в центре нападения.

- Я раньше ещё с краю играл, но давайте попробуем так, чтобы был центральным. По краям Дадонов и Цыганов, это лучшие партнёры именно для меня. Что касается защитников, то тут очень тяжело выбрать. Выделю одного — Виталия Атюшова. Он был одним из главных творцов того чемпионства “Магнитки”, когда я был в её составе.

- Кто в воротах?

- Не могу сказать. Кого-то выделить сложно. Прям таких непробиваемых не было голкиперов. Из всех вратарей, что я видел в деле, невероятное впечатление произвёл Евгений Набоков, когда он во время локаута в НХЛ играл в Магнитогорске. Я ещё не в основной команде был, но ходил на тренировки “Металлурга” и воочию наблюдал, какой это потрясающий мастер. Клюшкой играл, как третий защитник. Читал действия соперника, чем очень помогал обороне, ну и конечно, совершал невероятные спасения.

- Как должен пройти этот чемпионат, чтобы в его конце вы были абсолютно удовлетворены?

- Очень бы хотелось пройти как можно дальше в плей-офф. Минимум два раунда, чтобы попасть в четвёрку сильнейших. Задачи, конечно, максимальные, но выход в полуфинал можно будет назвать приемлемым результатом. А вообще лучше задать этот вопрос в конце сезона, и тогда я точно смогу сказать, доволен я или нет.

0
Комментарии (0)