Павел Лямцев: “В Индонезии бадминтон показывают по всем телеканалам”



При слове “бадминтон” обыватели представят себе весёлую забаву с ракетками и воланчиком, в которую играют во дворах и на пляжах. Однако первое впечатление обманчиво: это полноценный вид спорта, у которого есть свои почитатели, а мировые звёзды имеют миллионные гонорары, при этом тренируясь круглыми сутками. В Красноярске бадминтон плотно связан с именем Павла Лямцева, который до сих пор поддерживает и культивирует этот спорт, в том числе как глава городской федерации. В интервью Павел Владимирович рассказал, как развивается бадминтон в городе, из-за чего игроки получают серьёзные травмы и почему игра с воланом имеет бешеную популярность в Азии.

— Как зародился бадминтон в Красноярске?

— Всё начиналось ещё в 1970-х годах, когда появились первые энтузиасты, которые играли в Красноярске и в посёлке Емельяново. Чуть позже они создали краевую федерацию, давшую хороший толчок развитию бадминтона. Но в начале девяностых годов прекратилось финансирование, и федерация распалась. Её, кстати, до сих пор не возродили, но при этом у нас работает городская федерация.

— А планируется ли возрождение краевой?

— Всё зависит от базы, которой у нас нет. К сожалению, это является нашей главной проблемой. На своей базе мы могли бы работать с детьми и тренировать взрослые группы. Из-за отсутствия условий у нас перестал работать клуб “Енисей”, сейчас он существует лишь формально.

— Но где-то же проходят тренировки?

— Обычно мы арендуем зал в спорткомплексе “Солнечный”, но сейчас там идёт ремонт, поэтому пока приходится заниматься в спортзале Дома культуры железнодорожников. Также любители бадминтона собираются в политехническом институте СФУ, но там нет тренера, и они играют самостоятельно. Ещё есть клуб в Емельяново, он там существует с 1978 года, и туда тоже приезжают, чтобы поиграть.

— Сколько человек в Красноярске постоянно занимаются бадминтоном?

— Точную цифру сложно назвать, поскольку люди то приходят, то уходят. Если брать костяк, то примерно 60—80 человек играют, которые уже давно знакомы с бадминтоном. Но я бы не сказал, что это большая цифра.

— Тогда как привлекать народ?

— Когда мы создавали “Енисей”, то везде давали объявления — на каких-то сайтах, в газетах... А вообще надо делать бадминтону рекламу. Всё-таки это очень полезный вид спорта, который развивает зрение, скорость, гибкость, быстроту реакции и многое другое.

— Кого из красноярских бадминтонистов можете отметить?

— У нас есть ребята, которые часто выезжают на любительские турниры в другие города. К примеру, Сергей Скрипченко и Алексей Труфанов из емельяновского клуба недавно играли в Новосибирске, а до этого и в Томск ездили, и в Москву, и другие города посещали. Есть ещё очень престижный Лазаревский турнир среди ветеранов, который проходит осенью в Сочи, и сейчас наши спортсмены готовятся к нему. Но профессионалов у нас нет, и на международные турниры никто из красноярцев не выезжает.

— Тем не менее в России проходит много профессиональных турниров. Недавно завершился Russian Open во Владивостоке. В перспективе такие турниры возможны в Красноярске?

— А почему нет? Вполне реально. У нас каждый год проводится открытый чемпионат Красноярска, это полностью официальный турнир по линии Красспорта. Но он считается любительским и не входит в систему рейтинговых. Чтобы проводить профессиональный турнир, нужно создавать краевую федерацию и регистрироваться в Национальной федерации бадминтона — тогда уже можно привлекать профессионалов. Но тут ещё встаёт вопрос о спонсорстве, ведь все рейтинговые турниры имеют большой призовой фонд, а для его формирования нужны приличные деньги. Но, в принципе, создать что-то подобное у нас можно. В конце концов, ничего невозможного нет, было бы желание. (Улыбается.)

— Если говорить о российских бадминтонистах, то кого можете отметить?

— У нас есть мужская пара Иванов — Сазонов, которые три года назад играли на Олимпиаде и выиграли Всеанглийский открытый чемпионат в Лондоне — по сути, неофициальный чемпионат мира. Сейчас они входят в топ-30 мирового парного рейтинга. Женщины, насколько я знаю, есть в первой пятидесятке, но на лидирующих позициях их нет.

— Перейдём к Вам. Как Вы пришли в бадминтон?

— У меня отец им занимался, да и мама немного играла. В детстве, когда был маленьким, постоянно играл на улице. В 1981 году отцу предложили работать тренером по бадминтону, специально под него открыли ставку. Мне тогда было девять лет, с тех пор я и занимаюсь.

— Чем-то занимались ещё?

– Параллельно на лёгкую атлетику ходил, дзюдо занимался, в волейбол неплохо играл. В более взрослом возрасте увлёкся теннисом, в сквош начал играть. Но на первом месте у меня всегда стоял бадминтон.

— Вы ведь по нему мастером спорта стали. Как получилось?

— Я играл, играл и выиграл. (Смеётся.) А если серьёзно, то на чемпионате России был в восьмёрке, в серии российского Гран-при постоянно побеждал — правда, это было ещё в 1995 году. Постепенно поднимался по национальному рейтингу, был в десятке сильнейших игроков России. На этом основании мне присвоили звание мастера.

— Оно что-то значит для Вас?

— Для меня это как достижение. Всё-таки я не просто поиграл с ракеткой и воланчиком, а ещё чего-то и добился.

— Серия российского Гран-при — это то же самое, что и Russian Open?

— Нет, это были отдельные турниры со своей системой рейтинга. За победы начислялись свои очки. Но я и на Оупэне играл, даже в топ-16 входил. Там, как помню, был очень большой призовой фонд — около 150 тысяч долларов. У меня даже была позиция в международном рейтинге, но её нужно было постоянно поддерживать, а я потихоньку заканчивал с профессиональной карьерой. В итоге эти очки сгорели, и я выбыл из рейтинга.

— Почему не получилось закрепиться в профессионалах?

— Тут много факторов. У меня в Красноярске не было достойных партнёров, с кем я бы мог постоянно играть. Честно скажу, надо было уезжать в Москву. К тому же надо постоянно играть, а финансирования тогда не хватало. Я в девяностые годы был кандидатом в сборную России, но так в неё и не попал — может, и подольше бы поиграл. А так приходилось искать деньги самому.

— Не жалеете?

— С одной стороны, жалею, что не остался. Но с другой стороны, в то время призовые в бадминтоне были не очень большими, а последствия могли быть очень тяжёлыми — одни травмы чего стоят. Колени и суставы только так летят! У меня и на колене операция была, и ахиллово сухожилие я рвал. Игра ведь идёт постоянно на рывках, на скорости.

— Сейчас за кем-то следите?

— Я иногда смотрю мировые турниры, но особых кумиров у меня нет. Скорее, я наслаждаюсь процессом и в то же время думаю: “Господи, как такое вообще возможно?” (Улыбается.) Сейчас профессионалы играют в сумасшедшем темпе, всё время в движении. Со стороны кажется, что легко, но для этого надо постоянно работать и работать. Топ-игроки тренируются по восемь часов в день! А мы, любители из Красноярска, занимаемся четыре часа в неделю. (Смеётся.) Понятно, что у нас люди приходят после работы, чтобы расслабиться и разгрузиться, и требовать от них чего-то большего бессмысленно.

— На Ваш взгляд, как можно добиться высоких ТВ-рейтингов в бадминтоне? В России они сильно уступают игровым видам спорта.

— Это зависит от страны и её менталитета. К примеру, в Индонезии и Малайзии бадминтон — спорт номер один. У меня в Индонезию ездили знакомые ребята, и они рассказывали: включаешь телевизор — бадминтон идёт. Переключаешь канал — бадминтонист интервью даёт. Включаешь третий канал — бадминтонистка интервью даёт. И так десять каналов, и везде бадминтон! По всем телеканалам его показывают! А если говорить в целом, то в 2007 году ради ТВ-формата изменили правила, увеличив партию до 21 очка. На мой взгляд, это правильное решение, потому что игроки стали бороться за каждое очко, и проходных матчей поубавилось.

— Азиаты, кстати, занимают первые пять мест в мужском профессиональном рейтинге. Из Японии есть игроки, из Китая, те же индонезийцы. Только ли из-за популярности такое доминирование?

— У них очень древние традиции бадминтона. К примеру, в Индии подобная игра была известна ещё три тысячи лет назад. Плюс азиаты хорошо подходят по физиологии: они лёгкие и быстро перемещаются. В Европе с ними могут конкурировать разве что датчане, да в последнее время британцы подтянулись. Наши могут выстрелить, хоть и редко. Кстати, к моему удивлению, бадминтон стал активно развиваться в Испании в Франции, хотя ещё пять лет назад я не знал их игроков! Три года назад испанка Марин выиграла Олимпиаду. Но датчане в этом плане очень далеко ушли.

— Почему так?

— Вообще бадминтон всегда был популярен в скандинавских странах. В Швеции в него тоже играют, в Финляндии. В Германии, кстати, бадминтон считается любительским видом спорта номер. У них там шесть лиг создано — от профессиональной Бундеслиги до шестой, где люди после работы играют. Но Дания стоит особняком. Я знаю, что в начале 1990-х годов там было полторы тысячи клубов! Несколько десятков в каждом городе! Причём у каждого клуба свой зал, герб, символика — выбирай не хочу. В Дании бадминтон стоит на втором месте по популярности после футбола. А в России, дай бог, чтобы сто клубов набралось.

— И ещё о азиатах. Те же китайцы — лидеры в бадминтоне, и в настольном теннисе им нет равных. Тогда почему у них нет преимущества в большом теннисе?

— Там нет таких традиций, как в США или Британии. Они начали зарождаться только в последнее время. К тому же в теннисе надо сильно прикладываться к ракетке, и там важна масса тела. Плюс скорости намного ниже — если в бадминтоне мировой рекорд полёта волана составляет 493 километра в час, то в теннисе так подать невозможно. Конечно, Надаль или Федерер могут подать за 250 километров в час, но это с бадминтоном никак не сравнить.

— Вернёмся к нашим реалиям. Какие проблемы есть в красноярском бадминтоне кроме отсутствия своей базы?

— Если набирать группу детей, то родителям придётся за них платить, поскольку спортивной школы по бадминтону у нас нет. С учётом аренды помещения и оплаты тренера приходится примерно по две тысячи рублей в месяц — не думаю, что родители могут позволить себе такое удовольствие. К тому же, как я говорил ранее, в крае нет своей федерации, а городская может присвоить максимум второй взрослый разряд. Чтобы выполнить кэмээса, нужно ехать в Кемерово или Новосибирск.

— Закончим личным вопросом. Чем Вы ещё увлекаетесь кроме бадминтона?

— В сквош играю, изредка в теннис, побегать иногда люблю. Дети у меня лыжными гонками занимаются, могу с ними побегать. Я постоянно в спорте. (Улыбается.)

0
Комментарии (0)