Матчи: Ближайшие Вчера Сегодня Завтра
  • В расписании на сегодня нет матчей красноярских команд
  • В расписании на завтра нет матчей красноярских команд
  • В расписании на вчера нет матчей красноярских команд
  • Кликните для выбора даты

Татьяна Руйга: «Меня как ворону тянет ко всему красивому и блестящему»

В гостях у газеты «Конкурент» – чемпионка мира по скалолазанию Татьяна РУЙГА


Татьяна Руйга: «Меня как ворону тянет ко всему красивому и блестящему»

Родилась 11 мая 1978 г. в Красноярске.
Мастер спорта международного класса с 1995 г.
Чемпионка мира-1997.
Обладательница Кубка мира-2004 в общем зачете.
3-кратная чемпионка России 1994-95, 2003 гг.
До скалолазания 6 лет занималась художественной гимнастикой.
Воспитывает двоих сыновей.

Татьяна, спортивный сезон в скалолазании уже приближается к концу – каким он выдался для вас?
– Этот сезон у меня получился очень насыщенным. Я решила посетить все возможные соревнования, поэтому дома бываю очень редко. Сейчас основная моя цель – Большой кубок мира по скалолазанию. Причем заключительный этап Кубка мира пройдет в начале ноября в Москве.

Как оцениваете свои шансы на победу?
– Ну, выиграть-то всегда хочется. (Улыбается.) В какой-то книжке встретила хорошее выражение по этому поводу: «сомневающийся мозг не может сконцентрироваться на победе». Поэтому в душе я всегда настраиваюсь только на победу. Раньше были какие-то сомнения, а сейчас я стараюсь от этого уходить.

Занятие скалолазанием в вашей семье – это ведь уже традиция?
– Да. Меня сюда привел отец. Он же является моим тренером. И сейчас я в скалолазании уже почти семнадцать лет. Но это официально. А так – всю свою сознательную жизнь. Мои сестры, до того, как у них родились дети, тоже занимались скалолазанием. Старшая сестра выполнила норматив КМС по скалолазанию, а сестра-двойняшка – мастер спорта. У нее были хорошие результаты, но после родов она, так же как и старшая сестра, решила уйти из спорта.

А почему вы решили не бросать спорт после рождения первого и тем более после рождения второго ребенка? Не было желания отдохнуть от всего этого и сосредоточиться только на семье?
– Еще во время первой беременности мне, наоборот, очень хотелось опять выступать. Все-таки я привыкла к такому ритму жизни – тренировки, соревнования… И восстановилась я потом очень быстро. А вот после второго ребенка, если честно, не хотелось возвращаться в спорт. Перед этим у меня были высокие результаты, и я хорошо выступала, но вот что-то случилось – и мне очень захотелось родить дочку. Правда, родился опять мальчик. Конечно, для отца мое решение стало шоком. Он просто не мог понять, зачем мне второй ребенок, когда первый еще маленький и когда я набрала такую хорошую спортивную форму. Ему было понятно, что после второго ребенка я вряд ли буду снова выступать. И даже если буду – вновь достигнуть высокого уровня представлялось просто невозможным. В общем, папа сильно обиделся, так как возлагал на меня большие надежды. И, видимо, именно это потом заставило меня передумать. Все-таки я в очень большом долгу перед отцом. Правда, чего мне стоило возвращение в большой спорт, знают только я и самые близкие люди. Причем больше всего мне помогал именно отец. Он понимал, какая нагрузка ложится на меня на тренировках и как трудно одновременно с этим заниматься двумя маленькими детьми. У него самого к двадцати пяти годам было три дочери. Часто бывало так, что именно папа забирал к себе моего второго ребенка за неделю до соревнований и сам же сидел с ним. Пожалуй, это единственный мужчина, которому я могла доверить грудного ребенка, зная, что все будет нормально.

То есть отец все-таки хотел, чтобы вы вернулись в спорт, – мягко так подталкивал?
– Да. Но и помогал он мне, соответственно, очень много. Он сделал все для того, чтобы я смогла восстановиться. Ну а потом желание отдохнуть пропало и у меня самой. Все-таки профессиональный спортсмен уже не может жить без этих изнурительных тренировок, бесконечных сборов… Я даже на выходных не могу сидеть на месте. Многие говорят, что вот уже под тридцать лет, что пора завязывать со всем этим, но я не хочу. Сейчас хочется заниматься еще, еще и еще.

Есть такой стереотип: если человек профессионально занимается спортом, то он предпочитает спортивный стиль и в одежде. Да и украшений много не носит. У вас же все наоборот – красивые украшения, модный костюм…
– Любовь ко всему красивому у меня с детства. Я по натуре своей человек очень творческий, и поэтому мне очень нравятся красивые украшения, платья, цветы… Когда я была маленькая, то сама шила наряды куклам, делала им прически, макияж накладывала. Рисовала одежду для бумажных кукол – как-то одно время такие куклы были очень популярны. Делала даже мебель для ресторанов из бумаги. Все детство так и прошло. Потом я уже начала обращать внимание не на кукол, а на себя. Хотя краситься мне папа не разрешал. Уши мы с сестрой пошли прокалывать сами, когда нам было уже семнадцать лет. Причем то ли на четырнадцатилетие, то ли на пятнадцатилетие нам подарили золотые сережки, но уши прокалывать пока не разрешили. И вот когда нам исполнилось семнадцать, когда у нас уже паспорт на руках был, тогда мы решили, что являемся уже достаточно самостоятельными девушками и можем без спроса сходить куда-нибудь и проколоть уши.

Как родители отреагировали на такое проявление самостоятельности?
– Конечно, они нас ругали тогда за это. А потом нормально. Ну а как еще – все девчонки в школе давно уже с сережками ходят, а мы… Что касается пристрастий к украшениям и тому подобному, то здесь очень многое мама привила. Она работала воспитательницей в детском саду, и сколько себя помню – у нее всегда была красивая бижутерия, красивая одежда, яркая помада. Причем она сама шила себе костюмы. И нас всех обшивала тоже. Раньше ведь купить хорошую одежду было проблематично, а у меня и сестер на праздниках всегда были самые шикарные костюмы. Поэтому моя любовь к украшениям, что называется, родом из детства. И я никогда не скрывала того, что люблю всякие побрякушки и безделушки. А мимо магазинов с бижутерией вообще пройти не могу. На самом деле… Приезжаю на соревнования, а после них все – я иду гулять по магазинам. Все удивляются – как так? Вроде спортсменка и все такое… Ну да, меня, как ворону, тянет ко всему красивому и блестящему. (Смеется.) Я и на соревнования всегда надеваю сережки, браслеты. Для спортсменки у меня неординарный стиль одежды. Но это, конечно, выглядит не так, как в повседневной жизни в городе, где-нибудь на дискотеке. Просто я надеваю что-то более скромное, сочетающееся со спортивной формой, с джинсами. Все уже давно к этому привыкли.

А лазить по скалам украшения не мешают?
– Я же не надеваю слишком массивных или болтающихся украшений. Иногда кажется, что если не надену какой-нибудь браслетик или украшение на шею, сережки – я не я буду. (Улыбается.) Ну привыкла я так. Сестры мои тоже любят украшения, так что это действительно семейное.

Помимо косметики что еще попадало в список родительских запретов?
– Нам много чего запрещалось до восемнадцати лет. Мы не гуляли на улице, не дружили с мальчиками. В школе всегда очень хорошо учились. Ну а после школы – тренировки. Также надо было выполнять определенные обязанности по дому. Мы с шести лет сами занимались квартирой. Мама с папой уходили на работу и оставляли нам список того, что надо было сделать по дому. И не дай бог мы чего-то не сделаем. Как огорчить родителей – они на работе, а кто еще будет этим заниматься? А с двенадцати лет уже и обед готовили. Это тоже от матери – она очень хорошо готовит. Я помню, как мы постоянно вертелись вокруг нее на кухне, когда она что-нибудь стряпала. И мы тут же на подхвате – кусочек теста отщипнуть или крем попробовать. Ну и тогда же учились готовить. У нас как дни рождения, так очень много народу и еще больше еды. Готовили по четыре, а иногда и по пять тортов. Хотя я не могу сказать, что люблю стоять у плиты, но готовлю очень хорошо и вкусно. Сейчас просто не хватает времени на все это.

Разные вкусности – это, конечно, хорошо. А как же калории? Надо ведь поддерживать физическую форму…
– Да, так уж получилось – я ужасная сладкоежка. Это уже в папу. Видимо, мама в свое время его набаловала тортиками. И у меня с детства самая любимая еда – это торты. В принципе, я могу отказать себе во всем. Так и происходит, когда я сижу на диете. Но в обед я все равно пью чай с чем-нибудь сладким. Хотя перед четырехчасовой тренировкой это даже полезно. Там все это «сгорит». Даже если посмотреть на папу – ему пятьдесят четыре года, а на теле ни жиринки. И при этом конфеты, печенье, торты у нас уходят только так.

У спортсменов иногда возникают и другие трудности – из-за сильно накачанных мышц фигура может смотреться угловато. Как вам удалось, что называется, соблюсти пропорции?
– Надо развивать все в комплексе и сжигать жировую прослойку, которая и образует «объем». Конечно, мне не хочется выглядеть «перекачанной». Опять же, я люблю красивые вещи, красивых людей, и у меня самой должно быть все идеально. К себе я вообще отношусь очень критично. И это мне сильно помогло в поддержании фигуры, спортивной формы. Как-никак я мать двоих детей, но за фигурой слежу. Я сделала для себя такой выбор.

Многие специалисты говорят о том, что эти стандарты (стройная фигура и прочее) навязываются так называемым обществом потребления и что это не нормально…
– Нет. У меня это идет изнутри. Из собственных самоощущений. Сколько помню – я всегда так придирчиво к самой себе относилась. Никогда не считала себя красавицей, не считала фигуру идеальной… Но я все время работаю над тем, чтобы этого идеала достичь. И это не тот идеал, который можно увидеть в глянцевых журналах, где модели – кожа да кости. А у меня фигура достаточно накачанная, спортивная, но пропорциональная. Просто я стараюсь придерживаться определенного стандарта, который сама для себя выработала. Конечно, было очень тяжело. После второй беременности я набрала двадцать пять килограммов и никак не могла их сбросить. И многие вокруг меня говорили, что пытаться сделать что-то уже бесполезно. Уже все. Мало кто после вторых родов восстанавливал не то что спортивную форму, а просто обличие нормальное. И уже никто не верил, что я вернусь в спорт. Здесь опять помогла моя самокритичность. Когда я смотрела в зеркало, то видела там совсем не то, к чему привыкла, не то, что хотела видеть. И начались изнурительные тренировки. Я над собой издевалась так, как просто нельзя, наверное, над собой издеваться. Но уж очень хотелось вернуть былую форму. Не нравилось мне свое отражение в зеркале. Тогда даже племянница ко мне подошла: «Тань, ну я ничего не понимаю: ну вот здесь – ты, а внизу как будто к тебе тётеньку другую приставили». Это меня и добило. И я для себя решила, что надо эту «тётеньку» убирать. И сейчас форму уже удается держать благодаря физическим нагрузкам.

А девочку родить желание не пропало?
– Пропало. Было желание родить девочку, когда я была беременна во второй раз, но выяснилось, что опять будет мальчик. Вообще, я всегда мечтала о дочке. Я помню, как сама любила играть с куклами, наряжать их, плести косички… И мама всегда говорила, что Тане нужна дочка. Не получилось. А ведь я действительно хотела еще и третьего ребенка, хотела девочку. Но со временем… Старшему уже восемь, а младшему скоро пять, и я понимаю: мне этих мальчиков выше крыши. (Смеется.) Желание опять рожать пропало начисто. На самом деле двое детей – это что-то… Хотя, безусловно, я ни о чем не жалею. Как иногда говорят – если бы можно было вернуть время вспять, то… Но я, повторю, не жалею о том, что родила и первого, и второго ребенка. Просто действительно тяжело все это. И чем дальше… Думала, когда одному было три года, а второй только родился – это тяжело. Но те времена были просто сказкой по сравнению с тем, что сейчас происходит. Надо ведь их воспитывать. Хотя я знаю, как это делать. Мне в этом плане очень повезло с родителями – и я воспитываю своих детей так, как меня мама с папой воспитали. Нас родители никогда не жалели, никогда не баловали, не хвалили попусту. И ремня мы периодически получали. За дело, конечно, что мы прекрасно понимали. И я думаю, что такое воспитание действительно помогло нам всем троим обрести себя в жизни. А ведь время тогда было очень тяжелое. В школах началась поголовная наркомания, курение. И в своей школе только я и моя сестра постоянно занимались спортом. Мы стали какими-то изгоями. Нас просто не воспринимали. Как это так можно – после школы сразу нестись не на улицу, а домой и на тренировки. Каждый день заниматься спортом – чего, совсем уже, что ли? То есть на их фоне мы были просто ненормальными. Зато сейчас, когда встречаю своих одноклассников, они смотрят на меня уже уважительно.

Помимо скалолазания вы увлекаетесь еще и дизайном интерьера. Интересное сочетание…
– Я уже с детства любила и умела рисовать. Когда училась в школе, оформляла все стенгазеты. То есть была школьным художником. У меня и дедушка был заслуженным художником России. Он всегда говорил, что у меня дар и что его надо развивать. Поэтому я даже поступила в Суриковскую художественную школу. Принесла туда кучу своих рисунков, сдала все экзамены. Но проучилась там не до конца – не смогла совмещать с другими делами. Утром я училась в обычной школе, днем шла на тренировку, а потом уже в художественную школу. То есть я просто не смогла физически выдержать этой нагрузки. Конечно, дедушка настаивал именно на Суриковской школе, да и самой мне больше хотелось заниматься творчеством, чем физическими нагрузками. Спортом я тогда занималась только потому, что так надо было. Папа настоял на своем… Но теперь я все-таки вернулась к старым увлечениям. Да и, по сути дела, всю свою жизнь я что-нибудь украшала – домики для кукол, свою собственную комнату и так далее. А в свободное время рисовала, занималась поделками, икебанами всякими… Я уже решила для себя, что буду заниматься спортом до тех пор, пока это возможно, а потом займусь творчеством. Три года назад я даже поступила на заочное отделение Московского института индустрии моды. Просто нужны какие-то «корочки». У нас же нельзя куда-нибудь прийти и сказать: «Возьмите меня к себе, я офигенный дизайнер». Потом можно будет закончить и что-нибудь серьезное. А пока я набираюсь опыта – веду по средам на Седьмом канале рубрику о дизайне «Show room». Это очень интересная работа – и на телевидении поработать можно, и заниматься тем, что тебе нравится.

Переквалифицироваться в телеведущие не планируете?
– У меня даже из Москвы были уже предложения работать ведущей на спортивном канале. С нами на соревнования часто ездят телевизионщики, снимают сюжеты, берут интервью. Они просто отметили, что я хорошо работаю на камеру. А когда я сказала, что у меня уже и опыт работы в этой области есть… Хотя меня давно уже тянут в столицу. Но пока нет. Не знаю, как судьба сложится, но конкретных планов по поводу телевидения я не строю. Основное мое занятие сейчас – это спорт. Остальное – скорее для разгрузки физической и эмоциональной. Чем-то глобальным заниматься сейчас я просто по времени не смогу. Зато потом, когда спортивная карьера закончится, у меня хоть выбор какой-то будет – чем дальше по жизни заниматься. С подобной проблемой многие спортсмены сталкиваются, когда понимают, что в жизни только спортом заниматься и умеют.

От приглашения жить в столице отказались?
– У меня уже был такой опыт – мы прожили там в 2000 году несколько месяцев. Я просто не смогла адаптироваться к столице. Никак. Ни к жизни московской, ни к тренировочному процессу. Без своего отца и тренера одновременно я просто не могу заниматься. Ну и самое главное – мне не нравятся сами москвичи. У них ужасный характер. Это не по мне. Я не такой твердый человек, как они. Наоборот, я – мягкая, эмоциональная, веселая, нерасчетливая совершенно. Поэтому и не смогла приспособиться к той жизни. Да и везде так. Как бы ни было хорошо за границей… Проходят четыре дня. Два из них на соревнованиях, потом день на осмотр достопримечательностей, и все – я хочу домой. Хочу в Красноярск. Для меня сесть за руль машины и проехаться по улицам – это просто блаженство. Я патриот своего города. Когда уезжаю на соревнования, даже плакать хочется. Хотя, казалось бы… Россия ведь не лучшая страна в мире. (Улыбается.) Но все равно…

А где за границей больше всего нравится бывать?
– Моя любимая страна – Франция. Она мне просто по духу своему подходит. Такая же веселая, своеобразная. Люди там тоже своеобразные и очень хорошие. К тому же мне там везет. Во Франции все интересное, манящее и завораживающее.

К клубной жизни как относитесь?
– Я очень люблю ходить на дискотеки. Там я просто расслабляюсь. Это необходимо при таком ритме жизни – изнурительные тренировки изо дня в день, семья, дети, работа. Поэтому какая бы я ни была уставшая… Например, утром прилетела откуда-нибудь из Москвы, в обед пошла на тренировку, потом кросс, потом работа по дому – но все равно вечером будет дискотека. И от этого я не устаю. Даже если хочется просто упасть лапками кверху, но поход на танцпол не отменяется. Ведь на самом деле, когда человек танцует, он очень хорошо расслабляется, отвлекается от всего ненужного. Я воспринимаю клубы только как то место, где можно потанцевать в свое удовольствие. Тоже, кстати, несбывшаяся мечта – мне в детстве очень хотелось заниматься бальными танцами. Я уже чуть ли не записалась в кружок, уже нашла во дворе партнера, а папа отрезал – никаких танцев. Он потом просто включал нам дома магнитофон. Тогда очень модной была ламбада. Мама даже сшила юбку с рюшечками. В общем, папа на сорок минут включал кассету – вот и танцуй! И я эту ламбаду так освоила…

А именно «тусовочная» часть клубной жизни не привлекает? Вы небезызвестный в городе человек…
– Ну, как-то… Частенько приглашают куда-то. Но не знаю. Не очень мне это нравится. Я человек не звездный и не хочу, чтобы ко мне относились как-то по-другому. Я со всеми хочу на равных общаться. На тренировках иногда бывает… К нам год назад пришла девочка новенькая: «Ах, а как мне вас называть – тётя Таня или Татьяна Рудольфовна? Я вас по телевизору видела…» Она стоит и аж захлебывается – не знает, как ко мне обратиться. Я ее остановила, спросила, как зовут. Она ответила: «Марина». И я просто ей сказала: «Марина, успокойся. Я – Таня. А то, что ты где-то видела или слышала… Ну, есть маленько, и что теперь… А так – я совершенно обычная девочка, только старше тебя». Я не люблю, когда меня ставят на постамент, приписывают звездный статус. И вообще, когда кто-то говорит, что у меня звездная болезнь, то просто становится очень обидно. Я мама двоих детей и совершенно простой человек. Мне интересно общаться с людьми самого разного возраста, пола или положения. К тому же я с детства привыкла улыбаться – рот всегда до ушей.

Девиз по жизни какой-нибудь есть?
– Девиз – как у «Пепси»: бери от жизни всё! Главное, чтобы была какая-то цель в жизни, цель, к которой можно и нужно стремиться, преодолевая сложности, препятствия. Я считаю так: если у человека есть какая-то цель в жизни и он стремится ее достигнуть, то он достигнет. Нет неудачников. Есть только те, кто ни к чему не хочет стремиться и не хочет чего-то добиваться. Так воспитали меня, и так я воспитываю своих детей.

Комментарии 0
Вы гость. Войти или зарегистрироваться
Еще