Давайте всех переженим!


Давайте всех переженим!

Олимпийские игры в Ванкувере уже вошли в историю. Немногочисленные герои вернулись с медалями, и заслуженные награды не замедлили найти чемпионов и призеров.

Вчера в Кремле президент России Дмитрий Медведев вручил спортсменам, занявшим места с первого по четвертое, ордена, медали и благодарности. Так, биатлонистам Евгению Устюгову и Ольге Медведцевой, завоевавшим в Канаде золото, будут очень к лицу ордена Дружбы, а бронзовому скелетонисту Александру Третьякову — медаль ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени.

В краевой администрации земляков-триумфаторов поздравили чуть раньше: губернатор Лев Кузнецов вручил Устюгову 650 тысяч рублей, Медведцевой — 450, Третьякову — 200 в качестве положенных по законодательству премий. Кроме того, глава региона пообещал спортсменам квартиры за счет бюджетных средств. Компания “Аэрофлот” вручила олимпийцам по два билета в любую точку мира, министр спорта Виталий Мутко подарил часы. И, думается, это еще не все сюрпризы, которые ждут медалистов Олимпиады.
Олимпийцы же, пока были живы эмоции от пережитых волнений и побед, рассказали о том, как все было.

Как вы оцените выступление российской команды на Олимпиаде-2010? Все ли было сделано для подготовки к Играм?

Ольга Медведцева: “Если посмотреть количество медалей за прошлые годы, то в этот раз их не так много. Но, по крайней мере, для биатлона было сделано все. Мы не испытывали никаких проблем. На самом деле, даже не знали уже, чего пожелать”.

На Олимпиаде успели что-то сделать, кроме участия в соревнованиях? Других посмотреть, по магазинам походить?

Евгений Устюгов: “На мой взгляд, Олимпиада — это зрелище для болельщиков. Спортсмену же приходится тяжело. На открытие мы не попали, потому что на следующий день девушки уже бежали. В Ванкувер ездили один раз, чтобы посмотреть город и немного развеяться. Пообщались с очень хорошим человеком Шамилем Тарпищевым, который маленько вправил нам головы и снял психологическое напряжение. Мы до самого конца Олимпиады чувствовали ответственность, поэтому особых эмоций не ощутили. В Русский дом приезжали инкогнито, просто было интересно посмотреть. Как раз там было затишье. Мы посмотрели план Сочи, сфотографировались и ушли”.

Ольга Медведцева: “Мы жили в Уистлере. Ходили иногда по магазинам. Даже встречались с красноярскими болельщиками. Там вообще было полно народа, который с утра до вечера развлекали на концертных площадках. Кстати, сувенирных магазинов было много, но хваленые варежки с олимпийскими кольцами давали только в одном — с восьми утра по две пары в руки. Их сразу же расхватывали”.

Александр Третьяков: “Выступление на Олимпиаде оставило очень яркие эмоции. За медали в нашем виде спорта боролись канадцы, поэтому был гигантский ажиотаж среди местных болельщиков. Чувствовалась огромная энергетика. У меня соревнования закончились рано, но по просьбе министра спорта я остался, ходил на соревнования в качестве болельщика”.

А действительно ли на Олимпиаде были жуткие условия организации, о чем постоянно рассказывала пресса?

Ольга Медведцева: “Могу сказать, что женской сборной по биатлону здорово повезло. Перед началом Игр было решено, что все должны находиться в равных условиях. Но мы жили в обычных квартирах, по одной девочке в комнате. Я с мужем. К нам привозили повара, причем не абы откуда, а того, который готовил Горбачеву, Ельцину, Алексию Второму. Так что жили и питались по-домашнему, имели русский канал по телевизору, несколько спортивных. Была возможность походить по магазинам. Мы решили так поселиться, потому что была возможность съездить в олимпийскую деревню: двухъярусная малогабаритная квартира, три спальни внизу, три вверху, две кровати в комнате, три санузла. Двенадцать человек в таком помещении — это очень тяжело. Думаю, энергетика только отрицательная собиралась бы. И мы оставили ребят там, чтобы жили по одному в комнате, а сами уехали”.

Евгений Устюгов: “Насчет питания слышал от лыжников, что у некоторых было расстройство желудка. Бумажные тарелки, бумажные вилки. Еды море, а есть нечего”.

Александр Третьяков: “Мы приехали в олимпийскую деревню 13 февраля, и нам уже не хватило мест из-за ошибки организаторов. Вообще, многим спортсменам из разных стран не хватило. Поэтому сделали специальный городок сбоку от олимпийской деревни, поставили вагончики. Ну, нам не привыкать”.

Как вы считаете, способна ли первая олимпийская награда в скелетоне изменить российскую ситуацию в этом виде спорта к лучшему?

Александр Третьяков: “Во-первых, нам нужна трасса. И это касается не только скелетона, но и саней, и бобслея. Это проблема трех видов спорта. Для летней подготовки нужна эстакада. После серебряной медали бобслеистов в Турине стало лучше. Увеличили финансирование, в подмосковном Парамоново построили трассу, в марте будут открывать. Покупают новую технику, не ограничивают сборы за границей. Также к Олимпиаде-2014 готовится спортсооружение в Сочи. Конечно, хотелось бы, чтобы мы могли готовиться и в Красноярске. Понятно, что в сегодняшних финансовых условиях это очень сложно — трасса, вообще, дорогое удовольствие. Но нужно устроить хотя бы эстакаду, чтобы можно было тренироваться летом”.

Справедливо ли привозить на Олимпиаду различных чиновников и артистов за счет бюджетных средств, когда не хватает билетов для личных тренеров спортсменов?

Ольга Медведцева: “Я не знаю, за чьи средства приезжали чиновники и артисты. В Русском доме не была и в курсе, кто там гулял. Но многие личные тренеры хотели бы увидеть выступление воспитанников своими глазами. Мой личный тренер Валерий Медведцев — спасибо Союзу биатлонистов России, который оплатил дорогу и проживание, — в Ванкувере был. Но мы не смогли решить вопрос с аккредитацией для него, потому что это очень сложный процесс. На каждую федерацию выделяется определенная квота, а у нас большая группа сервисменов, нужно много аккредитаций. Мы готовы были приобрести ее за деньги, но списки надо было отправлять летом. Поэтому Валерий был среди болельщиков и помогать мне на трассе, как мы это планировали, не смог”.

Как обстоят дела в Бородино с биатлоном?

Ольга Медведцева: “Непросто. Когда-то планировалось построить там стрельбище, но до сих пор стоят лишь вал и несколько установок. Для начинающих, может, и неплохо. Есть лыжероллерная трасса, сложный рельеф. Мне всегда было непросто там кататься. Ольга Галич, например, которая родом из Бородино, второй год привозит медали с юношеских первенств мира. Наверное, это говорит о том, что администрация поддерживает”.

Евгений, как вы относитесь к тому, что вас довольно часто сравнивают с Бьорндаленом, и готовы ли вы повторить его достижения?

Евгений Устюгов: “Бьорндален — великий человек, и, думаю, повторить его достижения никто не сможет. Может, будет только лучше его. Что касается меня, то еще рано говорить о сравнении. Я только второй год выступаю во взрослой сборной”.

Евгений, связаны ли ваши высокие результаты с вашей женитьбой? Если да, то, может, нам всех спортсменов переженить?

Евгений Устюгов: “За себя скажу — да. Но все это в первую очередь в голове. Вдруг кого-то женить — только хуже будет. Для меня это шаг в лучшую сторону. Если поначалу отвлекался от спорта, но потом все встало на свои места”.

Ольга, когда вы стали олимпийской чемпионкой во второй раз, не было желания сказать всем недоброжелателям что-нибудь эдакое?

Ольга Медведцева: “В камеру, конечно же, нет. Но в душе я не раз говорила, что вернулась назло всем недоброжелателям. Не все хотели меня видеть, потому что понимали, что конкуренцию я создам даже молодежи”.

Изменилось ли что-либо после Олимпиады в Турине в отношении защиты наших спортсменов? Например, говорили, что Плющенко должен был быть первым, а не вторым?

Ольга Медведцева: “Думаю, мало что изменилось. Что касается Жени, то я не специалист в фигурном катании. Но если послушать мнения других специалистов, то он выбрал очень сложную программу и некоторые прыжки выполнил не очень качественно. Поэтому и проиграл. Я считаю, что второе место для него — это здорово. Хотя можно сделать выводы, что его вид спорта сделал шаг назад: он чем только не занимался, три года вел совершенно неспортивный образ жизни, вернулся, за короткое время набрал форму и выступил на Олимпиаде. Да, у него серебряная медаль, но думаю, она не менее дорогая”.

ОФИЦИАЛЬНО

Сергей ГУРОВ, и. о. министра спорта, туризма и молодежной политики Красноярского края:

— В моем понимании, ошибка российского спортивного руководства в том, что оно работает с федерациями по видам спорта, а не с регионами. Оно хочет, чтобы федерации принимали решения о том, где какие виды спорта развивались. А мне кажется, что надо действовать напрямую, так же как мы сегодня работаем с муниципалитетами. Мы понимаем, что биатлон в Красноярском крае — это в первую очередь Канск и Бородино. Лыжи — Краснотуранск, Ачинск, Назарово, и там надо это развивать.

Что касается санных видов спорта, то они исторически развивались в Красноярском крае. Не секрет, что на данный момент трасса находится в захудалом состоянии. Тем не менее в прошлом году были отремонтированы 800 метров трассы. В планах — дальнейшая работа по ее восстановлению. Конечно, проблема номер один, которую мы можем решить, — разгонная трасса. Это не такое дорогостоящее сооружение, и мы ставим перед собой задачу по ее возведению. Строительство предполагается на Николаевской сопке и в Подгорном. При этом надо понимать, что бобслей и скелетон — это такие виды, которыми занимается не так много людей. В нашем крае это 250 человек. Им нужно создавать условия, но о строительстве полноценной трассы речи не идет. Другое дело, что мы можем иметь полностью красноярский экипаж в бобслее. Например, в Ванкувере выступали четыре красноярца в разных экипажах. Иметь свой боб — просто наша обязанность.

В следующем году будет достроена и Академия биатлона. Мы не единожды обсуждали этот вопрос с руководителями Союза биатлонистов России. Со своей стороны они сделали все возможное, чтобы федерация вошла в софинансирование. То есть если раньше это была проблема Красноярского края, то теперь это будет строиться также за счет федерации. Москва заложила в свой бюджет 50 миллионов рублей.

ДАЛЕЕ — СОЧИ-2014

Знаменательно, что на встречу главы города Петра Пимашкова с красноярцами, защищавшими спортивную честь России в Ванкувере, были приглашены все наши олимпийцы. Не только призеры и победители Игр — Медведцева, Устюгов и Третьяков, но и бобслеисты Евгений Попов, Роман Орешников, Дмитрий Труненков, их тренеры, родные, а также лучшие воспитанники городских детских спортивных школ вместе со своими наставниками. И началась встреча без особых формальностей — как бывает в кругу единой команды.

Петр Иванович заметил, что, конечно, острее всех волновались за красноярских спортсменов, выступавших в Канаде, их родные, близкие и наставники. Но не только они — тысячи красноярцев также переживали их неудачи и радовались вместе с ними успехам, следя в предутренние часы за соревнованиями по прямым телевизионным трансляциям. Это можно было видеть по мерцающему свету в ночных окнах практически во всех домах.

— То, что вы сделали в Ванкувере, поистине подвиг, — сказал Петр Пимашков. — Ни у кого из нас нет сомнения, что каждый из вас отдал для победы все, что мог, и даже больше. Но спорт есть спорт, и в ходе соревнований случаются разные неожиданности, поэтому не всем удалось вернуться из Ванкувера с медалями. Их только три в каждом виде программы, и борются за них лучшие спортсмены мира.

Все красноярцы — участники зимних Олимпийских игр в Ванкувере получили от главы города памятные подарки. Не были забыты и наставники спортсменов — Виктор Ермаков, Валерий Медведцев, тренирующие Евгения Устюгова и Ольгу Медведцеву, Тамара Болдыкова — мама и тренер олимпийцев Андрея и Светланы Болдыковых, директора СДЮСШОР по горнолыжному и санному видам спорта Константин Пнев и Петр Долгих.

Но и красноярские олимпийцы пришли не с пустыми руками — принесли с собой не только завоеванные в Ванкувере медали. Двукратная олимпийская чемпионка Ольга Медведцева от имени всех участников Игр под аплодисменты вручила мэру Красноярска знаменитые ванкуверские варежки, вымпел с автографами красноярских олимпийцев, памятную сувенирную медаль и поблагодарила за ту поддержку города, которую красноярские спортсмены ощущают всегда и везде.

А потом настал овертайм: все желающие могли получить автографы олимпийцев. И надо сказать, что юные спортсмены СДЮСШОР города действовали дерзко, находчиво, целеустремленно и получили их гораздо раньше руководителей высокого ранга. Так бы им выступать и на спортивных аренах, и тогда слова главы города о том, что он верит — на Олимпийских играх в Сочи красноярцы выступят не менее убедительно, чем в Ванкувере, станут реальностью.
0
Комментарии (0)
Диктатор на все руки

Диктатор на все руки

Игровую карьеру Ивана Дворникова нельзя назвать сверхуспешной, хотя в неё вместились финал молодёжного Кубка СССР по футболу, выступление за...

Красноярский спорт устремился на дно

Красноярский спорт устремился на дно

Процедура согласования планов команд-мастеров с министерством спорта ежегодная. Система бюджетного финансирования выстроена так, что по итогам сезона эффективность того...

Миргазов – покер, «Енисей» – десяток
Хоккей с мячом

Миргазов – покер, «Енисей» – десяток

В первом матче нового года хоккеисты «Енисея» принимали дома кемеровский «Кузбасс». Последний раз кемеровчане побеждали в Красноярске 13 лет...

Неприятная серия оборвалась
Волейбол

Неприятная серия оборвалась

Волейболистки «Енисея» открывали 2021-й год домашним матчем с «Заречье-Одинцово». Соперники подошли к этой к игре, имея неприятные серии по...