Матчи: Ближайшие Вчера Сегодня Завтра
  • В расписании на завтра нет матчей красноярских команд
  • Кликните для выбора даты

Непочатый Красноярский край

Тема “Кто виноват и что делать?” на российских просторах по-прежнему остается весьма и весьма популярной. Поднимается она, как правило, после оглушительных провалов — в данном случае речь идет об Олимпийских играх в Ванкувере, где национальная сборная завоевала рекордно низкое количество чемпионских титулов. Далее следуют традиционные посыпания голов пеплом, отставки с руководящих постов, скорбные реплики: “А мы предупреждали!” и суровые вердикты: “Так дальше продолжаться не может”.


Непочатый Красноярский край
Чаша сия в меньшей степени коснулась красноярского региона, чьи спортсмены сумели сохранить свое лицо и привезти домой треть золотого олимпийского фонда (напомним, что хотя победа в эстафете в неофициальный командный зачет идет как одна награда, медали были вручены четырем биатлонисткам). Однако это не значит, что в сибирском субъекте федерации все спокойно. Напротив, работы непочатый край.

Олимпизм уходит вверх

Итак, три кита, на которых должна держаться отрасль физической культуры и спорта, — это материально-техническая база, кадры и финансирование. И приходится признать, что все три “млекопитающих” в нашем случае хромают на несуществующие ноги.

Во-первых, финансирование составляет чуть более одного процента от краевого бюджета. “Надо денег в отрасль вкладывать больше, — заявил и.о. министра спорта, туризма и молодежной политики Сергей Гуров. — При этом меньше — в спорт высших достижений, больше — в массовый, муниципалитеты, материальную базу”. Он же отметил, что перекос в сторону олимпизма в прошлом году составил 30 миллионов рублей, тогда как на внутренние расходы по всем остальным видам спорта ушло сорок. По мнению же руководителя краевого спорта, да и других спортивных специалистов — по крайней мере региональных, расходы на подготовку спортсменов уровня сборной страны должны лежать на плечах федерального бюджета. К счастью, есть надежда, что это пожелание будет выполнено.

— Благодаря последним достижениям, нас услышали, — говорит Гуров. — Была коллегия в Министерстве спорта, на которой отметили подобный положительный опыт. Он может быть претворен в жизнь и у нас. Мы ожидаем подвижек в эту сторону после визита замминистра, ответственного за развитие зимних видов спорта и Олимпиаду 2014 года Юрия Нагорных.

Однако профессиональный спорт — это лишь одно из направлений общей стратегии, верхушка айсберга. В основе же лежат доступность спортивных объектов для всех слоев населения, полноценный охват уроками физкультуры школьников и студентов и, наконец, подготовка спортивного резерва. И тут приходит пора сказать “во-вторых”.

Ягр по цене девяти спортобъектов

Материальная спортивная база в Красноярске и крае давно оставляет желать лучшего. Из масштабных завершенных строительств в городе в последние годы можно отметить лишь центр экстремальных видов “Спортэкс”, который при всем уважении не решает глобальных проблем в силу своей специфики. Из локальных — открытие многофункционального спортивного комплекса “Рассвет” в Октябрьском районе. Его пропускная способность — 560 детей в день. Но что такое полсотни занимающихся в рамках почти миллионного города?

По плану краевого министерства, вскоре строительство на улицах красноярских муниципальных образований должно закипеть — сдавать должны 10—15 объектов в год. Если говорить о Красноярске, то идут работы в Ленинском районе, где появится крытая ледовая площадка для тренировок фигуристов и хоккеистов “Енисея”, “Сокола” и “Локомотива”. Обсуждаются перспективы появления аналогичного сооружения в Октябрьском и Кировском районах — на месте стадионов “Энергия” и “Водник”. “Такие площадки должны появиться в каждом районе Красноярска и в каждом городе Красноярского края”, — слова Сергея Гурова.

На очереди и обустройство Николаевской сопки, где найдут пристанище профессиональные зимние виды спорта — фристайл, горные лыжи, скелетон, сани, бобслей. “В недрах министерства есть проект, который позволит нам построить эстакаду, большую хорошую лыжную трассу, трамплины. Сейчас он дорабатывается, и к концу месяца мы вынесем его на всенародное обсуждение, если общественность, правительство и депутаты его поддержат, то это будет большим прорывом”, — уверен чиновник.

С небес на землю его пытается спустить практик от биатлона, муж и тренер двукратной олимпийской чемпионки Валерий Медведцев. “Существует такая вещь, как самоокупаемость спортивных объектов, — считает он. — Я дружен со многими конькобежцами. Например, в Коломне для них построили отличный конькобежный центр. Но цены там такие, что сборная России тренируется за границей. Поэтому государство должно контролировать процесс, чтобы спортсмены занимались бесплатно”.

— Сейчас политика строится таким образом, — возражает министр, — чтобы 60 процентов загрузки спортсооружений были социальными: дети, спортивные школы и прочие. А остальное уже — под сдачу в аренду. Другое дело, что все без исключения виды спорта мы охватить не сможем. Возьмем Омск, где есть великолепная хоккейная команда. Но в Омске, кроме хоккея, ведь ничего нет. У них один Ягр получает девять миллионов в год. Мы на эти деньги можем девять спортивных объектов построить. Кому нужен такой хоккей?

Шоколада на всех не хватит

И здесь во весь рост встает вопрос о приоритетах. Естественно, что одинаково достойно культивировать все существующие виды спорта в рамках одного города невозможно.

— Мы должны понять, что будем развивать на территории края, — озвучивает стратегию развития министр. — Например, говорим, что у нас будет биатлон. Федерация выделяет нам условно 100 миллионов, мы строим базу, здесь проводятся сборы национальной команды, проходит подготовку резерв и прочее. Все остальное на государственном уровне будет развиваться в других территориях. Для себя мы определяем, что будем поддерживать еще 10—15 видов спорта, в которых спортсменов доводим до уровня сборной команды. Плюс есть виды — футбол, хоккей, баскетбол, волейбол, которые являются фундаментом для массовости и зрительского интереса. Они у нас находятся в нормальном состоянии, хотя нельзя сказать, что в достаточном. В моем понимании достаточное — это когда у нас есть 60 муниципальных образований и в чемпионатах и первенствах края участвуют по шестьдесят команд. Тогда это полноценный вид спорта. Ну и есть виды, которым мы просто помогаем.

Если говорить о том, кто в Красноярске живет сравнительно в шоколаде, то на ум, безусловно, приходят биатлон и борьба. Удивляться не приходится: с 1996 года эти школы с каждых Олимпийских игр привозили медали — в общей сложности 14, из них десять золотых. Поэтому логичным выглядит и появление сначала школ высшего спортивного мастерства, а ныне — академий по этим видам спорта, где собраны лучшие тренеры и спортсмены со всего края.

На должном уровне планируется осуществление подготовки резерва и в других видах спорта. Основой должны стать спортивные интернаты, которые будут создаваться на базе училищ олимпийского резерва. Строительство одного из них уже должно начаться в этом году в Дивногорске. Появление аналогичных структур, где жили бы, учились и тренировались талантливые дети из глубинки с шестого-седьмого класса, планируется в Красноярске, Зеленогорске и Подгорном.

Поднять зарплату тренера

Но есть еще одна глобальная проблема — тренерские кадры. И это “в-третьих”.

— С советских времен мировой спорт ушел очень далеко, — рубит правду-матку Медведцев, — а наши тренеры работают и по сей день. Молодые спортсмены, которые имеют огромный опыт международных соревнований, не возвращаются на тренерскую работу из-за маленькой зарплаты. А те, кто возвращаются, не имеют возможности повышать свой уровень профессионализма.

— Сегодня средний возраст тренеров в муниципальных образованиях 48—50 лет, — вторит Медведцеву министр спорта. — Не хватает двух с половиной тысяч человек, чтобы закрыть потребность в тренерских кадрах. Учебные заведения готовят в год четыреста выпускников, но из них только 13 процентов приходят в отрасль, а из этих 13 процентов лишь половина остается после первого года работы. В этом году мы ставим задачей из образования в спорт перевести техникум физической культуры, который уже давноне выполняет своей задачи. На уровне губернатора мы получили поддержку, и с 1 июля техникум переходит в наше ведомство. Остается вопрос мизерной оплаты тренерского труда. Например, директор бородинской ДЮСШ Гарри Андреевич Эллер, чьими воспитанницами являются и серебряный призер олимпийского Нагано-98 Ольга Ромасько, и Ольга Медведцева, и юная звездочка Ольга Галич получают, по словам председателя краевой федерации биатлона Валерия Мухлыгина, около десяти тысяч рублей. В Красноярске же наставник среднего звена, чьи воспитанники показывают высокие результаты, такой, как тренер по фристайлу Виталий Глущенко, — кстати, один из немногих молодых спортсменов, кто после завершения спортивной карьеры занялся воспитанием резерва, — зарабатывает до двадцати тысяч.

— Основными критериями новой системы оплаты труда тренеров, — объясняет Сергей Гуров, — являются количество занимающихся и результаты. Как эксперимент, мы запустили эту систему в трех учреждениях. Если в течение года она себя оправдает, то мы ее будем внедрять не только в краевых учреждениях, но и в муниципалитетах. Там, к сожалению, маленькие зарплаты тренерских кадров — тема далеко не сегодняшнего дня, а многолетней давности. При этом вполне естественно, что и тренеры, и спортивные школы в муниципалитетах должны поощряться. Мы уже докладывали губернатору, что в краевом законе должна быть внесена статья, которая за попадание человека в сборную команду края предполагает компенсацию. То есть из краевого бюджета следует выплачивать деньги, чтобы у школы, у тренера был стимул заниматься со следующим ребенком.

Конечно, все эти проблемы за один день не решить. И даже не начать решать. Но лишь бы за обещаниями действительно крылись действия. Только бы слова не стали очередной ложной надеждой, пустым фантиком без конфеты.
Комментарии 0
Вы гость. Войти или зарегистрироваться
Еще