Евгений Устюгов: "Сибиряк – это не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается"


Евгений Устюгов: "Сибиряк – это не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается"

Главный герой уходящего сезона олимпийский чемпион Евгений Устюгов дал пространное интервью сайту СБР – о том, как изменилась его жизнь после Ванкувера, о планах на три сезона до Сочи, а также о весенних шашлыках и любимых шоколадках.

НОВАЯ ЦЕЛЬ

Женя, что чувствуете на финише такого трудного сезона – усталость или облегчение от того, что все закончилось?
– Вот именно сейчас чувствую усталость, потому что последняя гонка далась тяжело. Но в глубине души рад, что сезон завершился.

Для вас он сложился очень удачно.
– Это мой первый полноценный сезон в сборной, который я от начала и до конца прошел с командой, пропустив лишь одну гонку в Антхольце. Для спортсмена моего возраста, думаю, это очень хорошо.

Ну да. Вы еще и личное золото на Олимпиаде выиграли. К чему будете стремиться в следующем сезоне?
– В этом году я не выиграл Кубок мира в общем зачете. Возможно, это к лучшему: есть, к чему стремиться. Какой смысл бороться, если все сразу выиграешь? Может, это будет моя новая цель – победить в общем зачете.

В этом сезоне вы отлично выступали в масс-стартах. Лишь раз опустились ниже 5 места и взяли малый хрустальный глобус в общем зачете этих гонок. Можно ли назвать масс-старт вашей любимой дисциплиной?
– Не могу для себя объяснить такую стабильность. Наверное, в этих гонках мне больше сопутствует удача, везение. И масс-старты до Оберхофа, не соврать, года полтора-два я не вообще бегал. А моя любимая дисциплина – каждая. Мне кажется, можно любить все. К тому же многое зависит от трассы. На каждом этапе свои особенности дистанции, гонки чередуются, каждый год все разное. Первый-второй год на этапах Кубка мира – это все равно постоянное познание чего-то нового.

А вот тренеры говорят, что вам очень важно видеть впереди «жертву» для обгона. Может, поэтому контактные гонки – преследование, масс-старт – вам лучше удаются?
– В гонках с раздельным стартом тоже видишь спину соперника и интуитивно хочешь ее обойти. Спина есть спина. Каждый спортсмен, когда догоняет, старается прибавить.

Какая гонка на этапах Кубка мира этого сезона запомнилась больше других?
– Наверное, спринт в Хохфильцене, когда я впервые в жизни поднялся на пьедестал. Там были тяжелые погодные условия, тяжелая трасса, мы бежали три дня подряд, что было для меня впервые.

В РАМКАХ ПРАВИЛ

Уже спланировали, как проведете межсезонье?
– Сначала домой, в Красноярск: решить все дела, разобраться со всеми проблемами. А потом – уехать на море, где тепло, солнце, отключить все телефоны. Улететь дней на десять...

После Ванкувера удалось собрать всех друзей и отметить олимпийское золото?
– Все еще впереди. Очень хочу увидеться с родными и близкими. За все время, что я был дома после Игр, смог нормально посидеть с родителями только один вечер. У нас сложилась традиция: весной, после окончания сезона, мы встречаемся с друзьями, едем играть в пейнтбол. А после этого жарим шашлыки.

Сильно изменилась ваша жизнь после Олимпийских игр?
– Да, появилось много знакомых, которые раньше никак не проявлялись в моей жизни, а теперь все захотели в ней участвовать.

Чувствуете, что вокруг вас теперь новая атмосфера? Трудно привыкать к повышенному вниманию?
– Готов я к этому не был, это новое ощущение. Вообще это тяжело – и морально, и физически. Но это часть моей работы.

Спокойно прогуляться по Красноярску теперь, наверное, не получается.
– Спокойно – нет. Когда приехал домой, мы отправились с родителями по магазинам: я ходил в туфлях, джинсах, дубленке, то есть ничего спортивного на мне не было, а люди все равно останавливали меня, просили сфотографироваться. Как-то меня остановил гаишник, узнал и не стал даже документы проверять. Но я не нарушал правила: ехал в аэропорт, и машину просто остановили на посту.

На машине не гоняете?
– Нет, прошел уже тот период, когда хотелось выплеснуть эмоции, я стал ездить намного спокойнее. Мне даже супруга говорит, что моя манера езды полностью изменилась.

Президентский автомобиль уже дома?
– Машина сейчас в пути. Но я же вечно в разъездах – то сборы, то соревнования, так что автомобилем будет больше пользоваться супруга. И, думаю, большая и безопасная машина очень ей подойдет.

ДО 40 И МЛАДШЕ

Любимый биатлонный этап или стадион появился?
– Думаю, с первого раза пристрастия не появится. Нужно, наверное, раза три-четыре приехать в город, чтобы понять, подходит ли он тебе.

Нет желания поехать в Ванкувер – просто погулять, развеяться?
– Если честно, не особенно туда рвусь. Причем дело не в Канаде, просто пугают эти перелеты, трудные акклиматизации – все настолько тяжело, что реально туда совсем не хочется.

А ведь в следующем году в США пройдет два этапа Кубка мира. Как будете справляться с акклиматизацией?
– Никак. Просто привыкать будем. Наш врач Максим Елизаров придумал специальную систему. Во многом, наверное, поэтому акклиматизация в Канаде прошла сравнительно безболезненно.

Ванкувер остался в прошлом, теперь главное слово – Сочи?
– Ну вообще-то есть еще три сезона, три чемпионата мира, три общих зачета Кубка мира...

А у кого-то нет. В этом сезоне столько спортсменов завершили карьеру. Как вам кажется, сможете бегать до 40 лет, как Халвард Ханеволд?
– Каждому свое. Но я не могу представить, что буду бегать до 40 лет. Лично для меня стоит сейчас одна цель – до Сочи-2014. А там видно будет.

СИБИРСКИЙ ХАРАКТЕР

Вчера в масс-старте вы трижды промахнулись на первой «лежке». Не сделали поправку на ветер?
– У меня очень сильно замерзли пальцы. Я бежал в термоперчатках, все сделал по своей технологии: они были сухие, теплые, предварительно разогретые. Но на первом круге пальцы замерзли, все десять сразу.

Может, варежки стоит попробовать, как делал Иван Черезов?
– Может быть. Просто с непривычки не сразу сориентировался. И в Канаде, и в Финляндии, и в Норвегии – всегда была плюсовая температура. Если бы в холодное время стартовал чаще, думаю, было бы проще. Как говорится, сибиряк – это не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается.

А вы считаете себя сибиряком?
– Думаю, у каждого спортсмена есть какой-то свой сибирский характер. Я считаю себя коренным жителем Красноярска, и, да, сибиряком.

Смогли бы жить в другом городе?
– Нет, я в Красноярске всю жизнь прожил и никуда переезжать не хочу. Я даже из своего района не хочу переезжать.

Чья поддержка больше всего вам помогает?
– Моей семьи. Родители, супруга, брат – они всегда поддерживают и верят в меня.

Как вам кажется, есть спортсмены сильнее вас?
– Безусловно. Причем это не касается лыжного хода. Есть спортсмены, которые стреляют быстрее, точнее, четче.

И в чем вы видите свой резерв?
– Думаю, в опыте. Все-таки это первый мой полноценный сезон, который я отбегал «от и до». Думаю, надо еще многое понять, ценить каждый выстрел.

Часто у вас случаются чистые стрелковые серии?
– На соревнованиях я как-то не подсчитывал. А на тренировках у нас часто проводится конкурс, в котором разыгрывается шоколадка: надо пройти чисто восемь или десять рубежей.

И сколько шоколадок вам досталось?
– Штуки четыре-пять я, наверное, съел за подготовительный сезон.

И какой шоколад любите?
– Мне нравится «Милка» с орешками. А с изюмом – не люблю.
0
Комментарии (0)
Золотом делиться отказались

Золотом делиться отказались

Так получается, что в этом биатлонном сезоне традиционные соревнования на призы двукратной олимпийской чемпионки Ольги Медведцевой пройдут дважды. Старты,...

Миргазов – покер, «Енисей» – десяток
Хоккей с мячом

Миргазов – покер, «Енисей» – десяток

В первом матче нового года хоккеисты «Енисея» принимали дома кемеровский «Кузбасс». Последний раз кемеровчане побеждали в Красноярске 13 лет...

Неприятная серия оборвалась
Волейбол

Неприятная серия оборвалась

Волейболистки «Енисея» открывали 2021-й год домашним матчем с «Заречье-Одинцово». Соперники подошли к этой к игре, имея неприятные серии по...