Сергей Смирнов: "Москва только ворует спортсменов"


Сергей Смирнов: "Москва только ворует спортсменов"

Бобслейно-скелетонный сезон завершен. Впечатлениями о нем делится старший тренер сборной Красноярского края Сергей Смирнов.

НЕПЛОХОЙ СКЕЛЕТОН, НО НЕ ЧЕМПИОНСКИЙ

– Этот сезон венчал собой четырехлетний цикл подготовки после Турина. Мы рассчитывали на олимпийскую медаль Саши Третьякова в скелетоне. За его подготовку отвечал Анатолий Васильевич Челышев. Он с Сашей занимался все эти четыре сезона, выезжал на все соревнования – вот только на Олимпиаду его не взяли. Но свой участок работы – эстакаду – он выполнил, все возможные рекомендации дал. Вот только скелетон, на котором Саша выступал, он хоть и качественный, но не высшего уровня. Не был специально под Сашу сделан.

- На подготовку олимпийцев выделяются огромные средства. Так неужели под потенциального призера Игр нельзя было сделать индивидуальный скелетон?
– Приходится постоянно ужиматься. Надежды на своего производителя нет. Перед ним даже задачи такой не ставилось. А вообще пути решения задач выбираем не мы. У руководства же сборной по скелетону поставили человека, который, скажем так, непрофессионал. Поэтому ему проще закупить скелетоны за границей. Повторюсь, неплохой, качественный скелетон получился. Их закупили на всю команду. Зато коньки, которые для него приобрели, не выдерживают никакой критики.

- То есть, несмотря на посредственное снаряжение, Третьяков все равно боролся за самые высокие места.
– Да, исключительно за счет своих спортивных качеств. Я считаю, что если сделать хорошую программу, которая будет финансироваться, мы здесь, на производственной базе Красноярского края, можем сконструировать скелетон высшего уровня. Именно здесь, потому что можно следить за процессом. Ведь кроме нас никому ничего не надо. На российскую федерацию в ее нынешнем составе надежды никакой нет. Увы, она вряд ли претерпит изменения. Наш президент Никита Музыря обещал две медали – две медали и получили. Какие претензии? Другое дело, что он, по-моему,  даже и не знает, как Третьякова зовут.

ДИСБАЛАНС В ЭКИПАЖАХ

- Как оцените выступление наших бобслеистов в Ванкувере?
– Рассчитывал, что несмотря на отвратительную подготовку, результаты будут лучше – за счет мастерства спортсменов, за счет заложенного потенциала. Не хватило. В двойках, я считаю, Саше Зубкову повезло. Рядом с ним ехал очень везучий человек – Алексей Воевода. Он еще за месяц до Олимпиады говорил: «А мне сон приснился, что я стою на пьедестале, так что я спокоен». Так и вышло. Другое дело, если бы остальным разгоняющим, а в четверках (красноярцы были во всех экипажах) дали бы возможность отдохнуть перед Ванкувером, как Воеводе, старт у нас был бы получше. Считаю, тренеры сделали большую ошибку, разбив пару разгоняющих Труненков – Орешников. Именно пара боковиков определяет старт, сзади можно ставить любого быстрого. Заметьте, не каждый из них определяет, а именно пара. Труненков с Орешниковым могли усилить разгон любого экипажа. Кроме всего прочего, важен психологический климат внутри команды и внутри каждого экипажа. А здесь, насколько я знаю, был мощнейший дисбаланс. Возможно, это и повлияло на психику Александра Зубкова, который перевернулся. Небольшая ошибка – и они легли, выбыли из борьбы.

НА БОБАХ, ТО ЕСТЬ БЕЗ БОБОВ

- Евгений Попов объявил о завершении карьеры. Карьера долгая и славная, но, наблюдая со стороны, не отделаться от ощущения, что ему не повезло. Мог бы добиться и большего.
– Он очень талантливый спортсмен. Возможно, ему не хватило целеустремленности. Были периоды, когда он сильно разбрасывался. Много энергии отнимала семья, кому-то это помогает, кому-то – нет. Жизнь у всех по-разному складывается. Вообще, я считаю, что он и дальше способен продолжать карьеру. Может, и передумает. Возможно, на его решение повлияло то, что в этом сезоне Женя испытал большое разочарование. Он ведь выступал параллельным зачетом с Московской областью. Когда приглашали, пообещали квартиру. Но квартира, это ладно. Бог с ней. Самое важное, ему пообещали новые боб-четверку, боб-двойку, соответствующие коньки. И ничего не дали! Новое руководство федерации сказало: кто деньги вкладывает, тот бобы и получает. И не важно, что ты член национальной сборной, боб ты получишь по остаточному принципу. Естественно, Женя понимал, что в таких условиях он не может нормально соревноваться даже с молодыми московскими пилотами. У них есть все лучшее, а он будет на тазике гонять. Там вообще темная история. Бобы, которые для него купили, Мособласть продала Москве. А Женя опять остался на бобах, то есть без бобов. Это наша главная проблема в крае: ничего своего не имеем.

ВЛОЖИТЬ ДЕНЬГИ В РЕГИОНЫ

- Допустим, Женя завершит карьеру, Абрамович переезжает в Москву. В Красноярске могут появиться спортсмены уровня сборной? И откуда они вообще у нас берутся при отсутствии базы, при отсутствии трасс, инвентаря?
– Раньше была такая тенденция. В бобслей приходили бывшие саночники. Оттуда Попов с Абрамовичем. Оттуда, например, молодые пилоты Касьянов, Захаров. Это экономно. Не нужно 10 лет учить, достаточно специальной подготовки. Хотя сейчас в мировом бобслее другая тенденция. Берут сильных разгоняющих и переучивают их на пилотов. Они, грубо говоря, задней точкой уже прочувствовали все виражи, им проще адаптироваться к трассе. Этим мы и занимались в этом году после чемпионата России. Пробовали на роль пилота Диму Труненкова, Романа Орешникова, скелетониста Сашу Мутовина…

- То есть, будущее у вашего вида спорта в крае все-таки есть?
– Да. Тем более, нам пообещали купить бобы, построить ледовую эстакаду. Это уже хоть какая-то база. А вообще наша мечта, чтобы трассу здесь построили, пусть учебно-тренировочную, пусть она будет не 1500-1600 метров, пусть 1000 метров. Это бы «закрыло» сразу три олимпийских вида спорта: сани, бобслей, скелетон.

- А вот московская трасса в Парамоново,  которая  прошла  лицензирование, это  реально трасса международного уровня, на ней можно проводить этапы Кубка мира, например?
– Можно. Но бобслеистам она неинтересна, для саночников – опасна. Вот сейчас чемпионат России проводили не с мужской эстакады, а с женской. Потому что реально опасно. А повторения ванкуверского инцидента никто не хочет.

- Зачем  тогда  ее  строили,  тратили огромные средства?
– По-видимому, там преследовались другие цели, неспортивные. Вообще у нас в стране ситуация уникальная. За Уралом нет ни одной трассы, а все пилоты – из Сибири. Откуда они берутся? Возможно, у нас талантов больше. У нас ведь уникальные кадры, мы живем только за счет людских ресурсов. Москва-то не воспитывает никого, только ворует спортсменов. Так вкладывайте деньги в регионы – через несколько лет будете с олимпийскими медалями.

РАЗРУШЕНИЕ СТЕРЕОТИПОВ

- Бобслей, скелетон – такие виды спорта,  которыми  с  детства  не  занимаются. Как подбираете кадры?
– Ну, вот Третьяков пришел к нам, когда ему лет 14-15 было. Да с 10 лет можно заниматься.

- Это ж опасно для жизни?
– Что ж мы сразу с самого верха парня будем запускать? У нас есть промежуточные точки старта. Накатается с юниорской эстакады – будет подниматься выше. А главное, у нас есть специалисты, которые могут готовить спортсменов с любого практически возраста.

- Возможно, проблема еще и  в том, что такой  вид  спорта  не  может  быть массовым, по определению?
– Да может он быть массовым! Раньше, помню, в Бархатово работал. Проводили соревнования по санному спорту между цехами. Определяем безопасную точку старта, даем сани, обучаем азам – и катались, и обходилось без травм. Вопрос грамотной организации – вот и все. А желающих заниматься такими видами достаточно, экстремалов сейчас много.

- У вас сын занимался скелетоном, выигрывал этап Кубка Европы…
– Он и сейчас занимается. На Кубок Европы отобрался, но его не взяли. Взяли москвича. Я и ему, и все нашим ребятам говорю: ты должен не сотую, не десятую секунды выиграть, а быть на голову сильнее. Тогда никуда не денутся. А так можно вильнуть в любую сторону. Вон даже Третьякова давно хотели убрать со сборной…

- Сейчас  во  многих  федерациях  происходит смена руководства…
– А в нашей господа давно подстраховались. В частности, создали липовые федерации в регионах, где никакого бобслея отродясь не было. Ну, проголосуют Красноярск, Иркутск, Уфа против – и что? Все красиво делается. Так что менять нужно систему. Чтобы федерации не управляли финансами. Федерации – общественные организации, а расходуют бюджетные деньги. И не отчитываются ни перед кем. Понятно, их оттуда палкой не вышибешь.
0
Комментарии (0)