Наука приручения мяча


Наука приручения мяча

С появлением в Октябрьском районе города универсального спортивного зала “Рассвет”, игровая площадка которого стандартных гандбольных размеров, в Красноярске всерьез заговорили о возрождении некогда популярного у нас ручного мяча.

И от слов достаточно быстро перешли к делу — открыли отделение по этому олимпийскому виду спорта в СДЮШОР “Красный Яр”. Правда, пока сюда могут записаться лишь мальчишки. Объяснение тому простое: скоростное мышление и навык работы с мячом лучших воспитанников гандбольной секции при желании легко можно адаптировать к регбийным реалиям.

Хотя сегодняшний гость “Стадиона” — тренер-преподаватель отделения ручного мяча Олег Воронцов полагает, что возрождение дисциплины должно быть полным: в перспективе — со спортклассами, женскими и мужскими командами всех возрастов, полноценными состязаниями. Тогда в Красноярске появятся новые чемпионы Игр.

Олег Григорьевич, Вы в Красноярске работаете всего год. Расскажите немного о себе: откуда Вы, как стали тренером?
— Я из Кемеровской области, родился и рос в Новокузнецке. В детстве занимался многими видами спорта, правда никаких выдающихся результатов как атлет не достиг, максимум на региональных соревнованиях выступал. Начинал с дзюдо, легкой атлетики, но, становясь старше, понимал, что игровые дисциплины мне интереснее. В том же беге сильного удовлетворения не получал, потому как там не столько с соперниками борешься, сколько со временем. А в игровых видах много разных факторов и нюансов влияют на конечный результат: судьба матча напрямую зависит и от тебя лично, и от товарищей, и от противника — кто-то ошибается, другие спасают ситуацию или, наоборот, еще больше ее усугубляют… Столько эмоций, столько интересного!

Так я пошел на футбол и достаточно быстро попал в резерв команды мастеров — новокузнецкого “Металлурга”. Год там прозанимался. Но мне не понравились отношения в коллективе. Потом, когда уже отслужил в армии, я понял, что в команде была самая настоящая дедовщина. Заслуженные ветераны могли молодых крыть матом при всех, хотя сами ошибались через раз, и никто им слова не говорил — попробуй-ка скажи! Такая атмосфера была не по мне.

Тогда же мой лучший друг-одноклассник занимался гандболом, он позвал к себе в секцию. Вот я туда и записался.

А в Кузне был гандбол?!
— Конечно! Жалко, что мы его, как и многое другое, потеряли. Сейчас постепенно все это возрождается. В Красноярске молодцы, что окончательно не утратили традиции и поддерживают многие игровые виды: так держать, как говорится! А что касаемо гандбола, так его уровень очень высокий был и в Красноярске, и в Омске, и в Новосибирске, и в Барнауле, и в Новокузнецке. Сибирские команды сильны были в свое время, а наши игроки в ведущих клубах страны выступали всегда.

А тренировать Вы когда начали?
— После армии уже. Я в 1988 году демобилизовался, а товарищ мой — на год раньше. Тогда перестройка бушевала по стране, денег нет ни у кого, вот кто-то из наших заслуженных тренеров и бросил девчонок своих, которых тренировал. Примерно шестой-седьмой класс. А другу моему Андрею Степанову (сейчас — директор СДЮШОР по гандболу в Тольятти. — Прим. авт.) жалко их стало, и он их подобрал. Ну и меня сразу позвал к себе в помощники, когда я вернулся из армии.

Я вроде и не хотел с этим делом жизнь свою связывать, потому что учился на физмате, информатиком собирался стать. А Андрей мне как-то говорит: “Олег, я боюсь один не справиться — поехали со мной на соревнования”. Съездили, потом еще и еще — друг уже стал со мной советоваться, как сыграть лучше, конфликты, если возникали среди девчонок, тоже я всегда улаживал. Он мне и говорит: у тебя, мол, здорово получается — тебе надо однозначно тренером становиться. Вот так само собой и пошло-поехало...

Успехи серьезные были на тренерском поприще?
— Мы в Новокузнецке втроем вскоре стали работать: Андрей отвечал за детский гандбол, Сергей Кононенко за команду мастеров, а я вроде как начальником команды нашей стал, потому что мне удавалось договариваться с руководителями предприятий и организаций на предмет помощи перед соревнованиями. Хотя уже втянулся в тренерскую работу, и мне, конечно, больше нравилось заниматься с ребятишками.

Вскоре мы заявились на участие во второй лиге первенства СНГ женской командой “Запсиб”. За год выиграли эту лигу и вышли в первый дивизион. Там 22 клуба было, очень сильный подбор — коллективы из Алма-Аты, Минска, Киева… И все за две путевки в высшую лигу борются. Мы и здесь сходу заняли призовое второе место, причем набрали одинаковое количество очков с победителями, свердловчанами. И все своими силами тянули! Там уже, конечно, огреблись в плане судейства по полной…

“Прибивали” вас арбитры?
— Не то слово. Считаю, это одна из причин, почему мы олимпиады сейчас проигрываем, — часто сталкиваешься с круговой порукой и судейским произволом. Когда я начинал работать, в детском спорте еще не было грязного судейства, а вскоре и туда зараза эта пробралась! Трудно своим ребятишкам потом объяснить, почему они играли лучше, а выиграли, допустим, москвичи. Мне же важно, чтобы мои воспитанники потом порядочными людьми стали. Я за оскорбления друг друга на тренировке знаете какую взбучку могу задать! Дневники регулярно проверяю перед занятиями — чтобы перекосов не было в развитии. А тут такое… Все твои лучшие доводы на глазах рушатся.

Команда “Запсиб”, я так понимаю, имя спонсора носила — главного промышленного предприятия города?
— Поначалу нет. Просто это для каждого жителя Новокузнецка почти родное название. Вот и назвались так. А потом случай был интересный, когда мы уже в вышку пробились. Директором завода работал тогда Борис Александрович Кустов — жесткий такой мужик, но справедливый. Принесли ему как-то свежую газету “Советский спорт”, где на первой странице наша девчонка в игре заснята, с надписью “Запсиб” на груди (мы москвичей тогда сенсационно долбанули). Он спрашивает у подчиненных: “Что это у нас за команда такая, а я ни сном ни духом о ней?”. Меня нашли, вызвали к нему в кабинет. Прихожу, там спортивные функционеры города сидят. И им Борис Александрович говорит: “Вот вы у меня столько-то машин и квартир для своих футболистов-хоккеистов просили, я дал — результата ноль. А здесь ребята ни копейки с меня не получали, и смотрите, что творят”. Мне как-то даже неловко стало. А он мне говорит: “Сынок, ты, если что-то нужно, приходи и говори — не стесняйся”. Два автобуса купили нам — один для команды мастеров, другой детям. Садик был свой, офис.

Хорошая жизнь!
— Золотое время. А потом мне нужно было по семейным обстоятельствам в Барнаул уехать, и мне предложили там открыть филиал команды! Я два года работал в Барнауле, а зарплату получал из Новокузнецка. А через два года — смена власти, рейдерские захваты и т. п., в общем, сместили Кустова. И команда прикрылась. А я спорткласс организовал к тому времени в Барнауле — способных детей со всех школ города набрал. Мне Степанов звонит и предлагает ехать с ним в Тольятти, где мэр активно взялся за гандбол. А я ему отвечаю: “Как же я здесь ребятишек брошу и уеду? Как родителям и детям в глаза смотреть: извините, мол, мне больше денег в другом месте дают?!”. Собрал я родителей и объяснил им ситуацию: дескать, сейчас будет трудно, но прорвемся.

И было тяжело на самом деле. Потому что Алтайский край такой — там нет крупных заводов и предприятий, спонсоров не найти своими силами. Короче, еле-еле дотянул я своих ребятишек до десятого класса, а потом уже пристроил многих из них по стране — в Питер двоих взяли, в Екатеринбург, в Тольятти... Не все, конечно, но несколько человек есть, которые поиграли на хорошем уровне. Зарплаты у них не такие большие, как в хоккее или футболе, но знаю, что некоторые помогли потом родителям своим квартиры купить.

Из Барнаула в Красноярск перебрались?
— Нет, я поехал домой, в Новокузнецк: просто учителем физкультуры в обычной школе работал. А потом звонят из Красноярска и говорят, что у вас гандбол собрались возрождать. Мол, не хочешь попробовать? К Анатолию Вениаминовичу Басалгину пригласили. Я приехал, познакомился — он на меня очень хорошее впечатление произвел. Ну, думаю, чего не попробовать? Пробую. Уже год здесь.

Как Красноярск встретил?
— Нравится мне политика ваших руководителей спортивных — много делают полезного. Мне есть с чем сравнивать. Сейчас я работаю в СДЮШОР “Красный Яр”. А вообще хотел бы в Красноярске полноценный спорткласс организовать — чтобы действительно самых талантливых ребятишек собрать воедино. Это ведь совсем другой уровень подготовки! Всегда со своими воспитанниками участвовал и продолжаю участвовать в соревнованиях по гандболу, баскетболу, легкой атлетике, другим дисциплинам, в лагеря отдыха обязательно выезжаем на каникулах, потому как терять летние месяцы в таком возрасте нельзя.

За ребятишками какого возраста будущее красноярского гандбола?
— 1999—2000 годов рождения. Пользуясь случаем, хочу обратиться к родителям: приходите, приводите своих детей — пообщаемся, сами все посмотрите и узнаете. Ведь в гандболе перспективы стать чемпионом и поиграть на серьезном уровне объективно выше, чем в большинстве других игровых видов спорта. 12-го, 13-го и 14 апреля в школе № 19 (Железнодорожный район, улица Толстого) пройдет ряд игр — к нам с ответным визитом приедут команды различных возрастов из Новокузнецка. А вообще, я в этой школе и тренирую — по нечетным будним дням с шести часов вечера.
0
Комментарии (1)
andron8, г. красноярск
8 апреля 2010 г. в 07:45
А ПРО 96 -97 ГОДА ЗАБЫЛИ!
Ответить
А всё-таки она ловится!

А всё-таки она ловится!

Любителей подлёдного лова самых разных возрастов сумело объединить открытое первенство и лично-командные соревнования Советского района по зимней спортивной рыбалке,...