Евгений Попов: "Может быть, я вернусь"


Евгений Попов: "Может быть, я вернусь"

Многие спортсмены меряют свою карьеру четырехлетними циклами. Олимпийскими. Каждое четырехлетие – маленькая жизнь. Знаменитый красноярский бобслеист Евгений Попов прожил четыре таких «жизни». Будет ли пятая? Спросим у него самого…

- Евгений, вы заявили о завершесвоей карьеры. Но ведь 34 года – это расцвет для пилота.
– Расцвет не расцвет, но сейчас у меня травма. Надрыв крестообразной связки. Я и на Олимпиаде бежал травмированным. В мае-начале лета буду делать операцию на колене, затем год уйдет на реабилитацию. В течение этого года буду заниматься тренерской работой. А потом, может быть, и вернусь. Все зависит от того, как пройдет операция и восстановление.

- Вы считаете, в руководстве бобслеем нужны перемены? И может это повлиять на ваше решение?
– Я не вижу смысла в смене руководства. Зачем что-то менять, когда люди стараются, вкладывают душу. В этом году, например, было приобретено очень много техники. Теперь с ней должна проводиться работа. Чтобы не было таких неожиданностей, вроде оторванных ручек, как это было на Олимпиаде. Чем больше мы с этой техникой будем работать, тем лучше будут результаты.

- А качество техники вас устраивает?
– Да, сама техника устраивает. Плохо то, что бобы были приобретены только в этом году. Если бы они пришли за два года до Олимпиады, а в идеале – за четыре, а не непосредственно в олимпийский сезон, намного легче было бы выступать.

- В вашей карьере было четыре Олимпиады. Какие впечатления от каждой из них?
– Конечно, самые большие впечатления от первой Олимпиады в Нагано. Во-первых, потому что первая. Во-вторых, прекрасная организация, японцы очень доброжелательные люди и очень любят спорт.

- Бобслей ведь там не особенно развит?
– Не особенно, но тем менее зрителей пришло очень много. Больше чем на каких-либо других соревнованиях. В Америке организация была на высшем уровне, но они отдают предпочтение «своим» видам спорта: американский футбол, бейсбол, баскетбол. А Олимпиада проходит – ну и хорошо, ну и ладно. В Турине было много недочетов…

- Организационных или по трассе?
– Организационных. По трассе вопросов нигде не возникало. Единственное, в Канаде были проблемы. Там очень скоростной трек был. И многие пилоты, не привычные к такой скорости, не справлялись. Поэтому много было падений. На самом деле, на этой трассе еще пару лет покатаются – и проблем не будет. Как в свое время говорили: в Лейк-Плэсиде ездить невозможно. Провели несколько этапов Кубка мира, «разобрали» всю трассу, и теперь практически все доезжают.

- В 2007 году вы добились самого значимого успеха – победы в общем зачете Кубка мира. За счет чего он был достигнут и почему его не удалось развить?
– Ну, в дальнейшем не удалось развить успех, потому что поменялся состав команды. У нас проводились отборы. Я проиграл Зубкову из-за своего тогдашнего физического состояния – тем самым, моя команда перешла к нему. У нас такой принцип: лучший пилот получает лучших разгоняющих, лучшую технику, лучшие коньки.

- А что, на всех не хватает?
– Если бобы еще можно примерно одинаковые купить, то коньки – нереально. Из ста комплектов все равно одни самые быстрые. Другие будут автоматически проигрывать. Не знаю, почему так, вроде бы у нас и единый металл ввели. Но вот как у нас один-два комплекта, уже давно купленных, были самыми быстрыми, так самыми быстрыми и остаются. Хотя после этого уже много коньков приобреталось.

- Сергей Смирнов считает, что все оборудование можно изготавливать на красноярской производственной базе.
– Да, это все реально. Но здесь должно быть государственное финансирование. Это очень дорого! Если санки для саночников можно собрать за три тысячи евро, то приемлемый боб – от 60 тысяч евро, хороший – более 100. Если начинать свое производство, то чтобы собрать первый боб – на всю разработку, на чертежи – потребуется приличная сумма. В дальнейшем, да, можно говорить о серийном производстве, о бобах для учеников, и это будет дешевле, чем за границей покупать. Но нужная первоначальная сумма. Выделить ее способно только государство. Мы с вами вот так сколько угодно можем разговаривать, ничего от этого не изменится.

- Бобслейная четверка – это такой коллектив, который должен быть слаженной командой. Как выстраиваете отношения внутри четверки?
– Люди подбираются по характеру, чтобы друг другу подходили. Допустим, если двое между собой хорошо ладят, а третьего не воспринимают, у них даже не будет желания с ним бегать. Кроме того, все трое разгоняющих должны быть примерно равными по силе. Тогда они будут друг другу помогать.

- Считают, что большой ошибкой было в Ванкувере разделить дуэт боковиков Орешникова и Труненкова.
– Не мне об этом судить. Пусть выводы делают тренеры, решают, имеют такие эксперименты право на жизнь или нет. Но в любом случае это нужно было делать до Олимпиады. Хотя я понимаю наших тренеров, они хотели собрать в одну команду самых лучших разгоняющих. Потому что без разгона не выиграть. Вот как у меня получилось, вроде бы и хороший коллектив, всё, но мы на старте проигрывали десятку, а дальше догонять уже нереально.

- Со стороны кажется, что существует некое бобслейное братство. Это на самом деле так или только видимость?
– Нет, это на самом деле так. Все друг к другу хорошо, тепло относятся. Мы занимаемся далеко не детским видом, небезопасным. Все желают друг другу удачи, если случается падение – все переживают, потому что это может произойти с любым пилотом, с любым экипажем. Мы конкуренты на треке, а по окончании соревнований – друзья, прекрасно общаемся.

- С кем особенно тесно общаетесь?
– Прежде всего, с русскоязычными. Это поляки, чехи, латыши. С немцами у нас хорошие отношения, но мешает языковой барьер. Они хотят с нами поговорить, мы с ними хотим поговорить, но не всегда получается.

- Какое качество для пилота – самое главное?
– Пилот должен уметь рисковать, но рисковать грамотно. Чтобы не привести к травмам. На нем ведь ответственность за весь экипаж. Хотя не всегда получается. На соревнованиях падения не так часто случаются, а вот на тренировках падаем много. Пытаешься все это анализировать, делать выводы.

- Есть пилоты очень эмоциональные, как Александр Зубков, например. Вы кажетесь более сдержанным.
– Стараешься контролировать свои эмоции. Вот разгоняющие у нас специально заводятся перед стартом, потому что им нужно полностью выложиться в несколько секунд разгона. А пилот должен пробежать и уже через секунду переключиться на езду, быть полностью сконцентрированным, чтобы ошибок не допустить.

- Самый яркий, самый эмоциональный момент в вашей спортивной биографии?
– Наверное, в 1999 году в Монако, когда по боб-стартам (это летний вид, когда мы только бегаем) заняли призовое место. Тогда еще только начинали, мне было 23 года, и на чемпионате мира мы выиграли серебро. До этого у России с начала 90-х никаких медалей не было. Вот тогда эмоции захлестывали.

- Когда вы только начинали, ничего толком не было, ни техники нормальной, ничего. Сейчас что-то начинает появляться. А карьера подходит к концу и не так много возможностей еще что-то выиграть. Переживаете по этому поводу?
– Так прелесть ведь необязательно в том, чтобы выиграть самому. Можно воспитать учеников, которые будут выигрывать. Получать удовольствие от того, что твои опыт и знания не ушли в никуда, а ты их передал, вложил. А если ученик превзошел учителя, это, я считаю, гораздо приятнее.

- Вот эти гонки с ледяной горы – это же дикий выброс адреналина. Чем будете компенсировать?
– Буду на квадроциклах с друзьями кататься, на водном мотоцикле хочу попробовать. Да мало ли способов! На охоту ходить, на рыбалку – там тоже адреналина хватает.

- То есть спокойной тихой жизни себе не желаете?
– А не получится уже. Адреналин – это же наркотик. Ну, два-три месяца ты просидишь, а потом все равно будешь искать таких приключений, чтобы этот выплеск произошел.

- Удачи вам! И без травм обойтись!
0
Комментарии (0)
Мы удовлетворили большинство исков и задолженностей. Директор ФК «Енисей» рассказал о текущей ситуации в клубе
Футбол

Мы удовлетворили большинство исков и задолженностей. Директор ФК «Енисей» рассказал о текущей ситуации в клубе

Директор футбольного клуба "Енисей" Алексей Ивахов на пресс-конференции, посвященной выходу команды из отпуска, рассказал о текущей финансово-экономической ситуации. Руководитель...

Волевая победа с оранжевым отливом
Хоккей с мячом

Волевая победа с оранжевым отливом

В очередном матче чемпионата страны хоккеисты «Енисея» сыграли на выезде с «Уральским трубником». Если красноярцы ведут борьбу с московским...