Владимир Грачев: "Летчиков" не догонять нужно, а подниматься выше"


Владимир Грачев: "Летчиков" не догонять нужно, а подниматься выше"

Эпоха, когда Владимир Грачев возглавлял тренерский штаб регбийного “Красного Яра”, была самой урожайной на титулы. Красноярский клуб под его руководством выиграл два последних союзных первенства, а затем еще восемь раз стал чемпионом России. На какой-то период Владимир Александрович отошел от активного участия в регбийной жизни, ограничившись ролью рядового болельщика. Но спустя четыре года бесценный опыт Грачева вновь был востребован в родной команде.

— В “Красном Яре” я, по сути, являюсь координатором взаимодействия клуба с городской регбийной СДЮСШОР. — Так сформулировал свой новый статус самый титулованный в истории отечественного регби тренер. — Сейчас занимаюсь вопросами, связанными с ее реорганизацией.

А она назрела?
— И давно. Меня и позвали-то в прошлом году для этого, поскольку ситуация складывалась достаточно критическая. Нужен был специалист, который со стороны клуба занимался бы этим конкретным направлением. Подготовка резерва главной команды и сама работа СДЮСШОР должны строиться иначе, чем это происходило раньше. Куда идти и что делать, нам в клубе сейчас понятно. В этом плане помог опыт новозеландских специалистов, которые провели для красноярских тренеров два очень полезных семинара. На них рассматривалась именно работа с детьми и юношами на различных этапах их становления как регбистов. Мы получили очень полезную информацию. Конечно, кое-что из услышанного не было для нас в новинку. Но даже для меня, долгое время работавшего с “Красным Яром” и со сборной России, человека, не раз бывавшего за границей, многие суждения иностранных специалистов были интересны. Эти семинары помогли точнее понять детали передовой новозеландской методики и системы в целом. А также точнее разложить по полочкам те изменения, которые необходимо привнести в работу у нас в СДЮСШОР. В том числе и с учетом того, что Сибирь — не Новая Зеландия.

Бригаду заказывали?

И куда мы “рулить” теперь с нашей молодежью будем?
— Я не изобретал велосипед, поскольку в игровых видах спорта, да и не только в них, еще с советских времен наработана система многоуровневой подготовки резерва. Говоря проще — бригадный метод. Если в двух словах, он заключается в том, что тренеры специализируются на различных уровнях подготовки спортсменов. Такая специализация важна, поскольку каждый возраст имеет свои особенности, которые надо учитывать. Со временем тренеры первой ступени обучения, как и в обычной школе, передают своих учеников коллегам, ведущим их на более высокий уровень спортивного мастерства. Как правило и квалификация тренеров второго, третьего уровня обучения тоже более высокая, и они сами обладают опытом выступлений на высшем уровне. То есть они не понаслышке знают, к чему надо готовить воспитанников, какие качества им следует развивать. И подобная система оправдана особенно в игровых видах спорта, ведь мы должны учитывать, что наш воспитанник должен реализовать себя не сам по себе, а во взаимодействии с партнерами. А тут без широкого тактического кругозора, без собственного игрового опыта трудно поднять игрока на высокий уровень.

А как же быть с тренерскими амбициями, здоровым честолюбием? Да и с той же зарплатой тренерской, которая зависит от его категории и базируется на достижениях команды его возраста на первенствах края или России?
— Принципы многоуровневой подготовки не отменяют перехода специалистов от уровня к уровню как снизу вверх, так и наоборот. И на муниципальном уровне — при желании — в системе оплаты тренерского труда или в нормативных требованиях по отношению к условиям работы тренера многое можно изменить. Готовя предложения по перестройке работы городской регбийной СДЮСШОР, я проанализировал множество различных документов. Одни вызывали улыбку — настолько они далеки от реальной спортивной жизни, другие же могут составить юридический базис для реализации наших предложений по совершенствованию работы СДЮСШОР, которые мы готовим для руководства Красспорта. Что касается тренерского честолюбия, то, как говорится, кроме амбиций должна быть и амуниция. Другими словами, наставник обязан обладать знаниями, умениями, педагогическим потенциалом, чтобы работать на том или ином этапе подготовки.

При этом очень нужна большая группа тренеров первого уровня. Это должны быть тренеры совершенно особенного типа — “рыбаки”. Им необходимо закидывать “сети” пошире да поглубже — и находить способных ребятишек. Да при этом делать все, чтобы ребята не уплывали на сторону. Вы думаете, что мальчишки приходят и остаются в том или ином виде спорта только потому, что тренер готовит чемпионов? Это родители могут заставить ребенка ходить к такому специалисту. Дети же выбирают личностей. Они тянутся — неосознанно, интуитивно, но безошибочно к тем, кто может стать Учителем, старшим товарищем.

А еще тренер с первых дней должен наладить контакт с родителями мальчишек. Чтобы не только ребятишки, но и их папы, мамы, деды и бабушки проглотили регбийный “крючок” и видели в нашем виде спорта опору для воспитания настоящего мужчины. Сильного и справедливого. А в тренере — одного из членов их семьи. Или, во всяком случае, не чужого для них человека.

Дело не в контракте

А можно ли стать Учителем, если у тренера под крылом 20—30 человек в одной тренировочной группе, и она у него не единственная?
— Доказано, что оптимальное число учеников — при различных по направленности видах обучения, включая спорт, — равно 8—10. У нас же многие нормативные документы в спорте требуют увеличить эту цифру, как минимум, до 20. А у новозеландских тренеров по регби с группой 15—16 учеников работают не менее двух тренеров — точно не один. Что особенно важно, поскольку у нас контактный вид спорта и за детьми нужен глаз да глаз. Еще за границей почему-то понимают, что уже от первых шагов ребенка в спорте зависит почти все — и зарплата детского тренера там пусть и не очень высокая, но вполне достойная. При нынешнем положении дел в России говорить о качестве работы детских тренеров, которые постоянно ищут дополнительные заработки, не совсем этично — последует ответ: “А жить-то семье на что?!”

Может быть, смогла бы помочь контрактная система, в которой прописываются задачи тренера на период его работы: нормативы по технике, физической подготовке, которые должны по окончании срока демонстрировать его воспитанники, а не занятые командой места?
— Боюсь, что контрактная система в нашей стране пока малоперспективна. Не очень-то люди приучены к тому, чтобы отвечать за результаты своей работы, и к обоюдной ответственности. Как работодатели, так и исполнители. Причем не только в спорте. И от этого тоже многие наши беды. Даже во времена Советского Союза сверху спускались, например, такие требования к командам высшей лиги по регби, что для их выполнения мы должны были жить на сборах по 300 дней в году безвылазно, а в остальные — проводить календарные игры.

В других видах спорта была примерно та же картина, в том числе и в индивидуальных. Но отчеты “о проделанной работе” писали все исправно. Сейчас, похоже, мало что изменилось...
— О том и речь. Все друг друга обманывают, и все довольны друг другом. Идет имитация деятельности. И это — самое страшное.

Как говорил персонаж Аркадия Райкина: “Личный покой — прежде всего!” И вы хотите посягнуть на самое святое — сколько же врагов вы себе наживете!
— Не думаю, что много. Президент “Красного Яра” Сергей Иванович Чупров, руководитель Красспорта Сергей Кочан, верю, понимают, что надо перестроить пирамиду подготовки резервов клуба таким образом, чтобы она работала с максимальной эффективностью.

Это подразумевает и то, что тренеры должны будут на регбийном поле пахать, а не на ромашках гадать. Не боитесь, что они разбегутся?
— Даже если будет положительно решен вопрос по достойной заработной плате тренерам, психологически перестраиваться будет тяжело. Не исключаю, что 30, а то и 40 процентов тренеров покинут школу.

Путча не боитесь?
— Риск есть. Но не это меня больше беспокоит, а то, что, сколько бы систем различных не пытались построить в нашем государстве, они не работают. А вот кадры, то есть люди, добивались многого. Приходит человек — дело расцветает. Приходит вместо него другой — результаты не те. Хотя, казалось бы, все условия остались прежними. На Западе же все говорят, что у них в регби, как и в других видах спорта, работает система. Все программы по подготовке спортсменов там отработаны до мелочей. И люди, которые работают внутри системы, соответствующим образом подготовлены. Думаю, что у нас никакая система не приживется, если мы не будем подбирать и готовить специалистов.

И еще. У нас в России мало стало людей, любящих свое дело. Вообще отвыкли мы хорошо трудиться, через труд добиваться успеха в жизни. Человек перед тем, как что-либо сделать, обязательно сейчас спросит: “А что я буду за это иметь?” И это желание получить бежит впереди человека и его дела.

Ну, не бесплатно же работать…
— Я о другом. В 1994 году, в мою бытность тренером сборной страны, мы были в Южной Африке. У нас здесь перестройка, все игроки живут какими-то своими бизнес-прожектами и прочими иллюзиями... Команда в то время имела шанс пробиться в финальную часть чемпионата мира, а кто-то из игроков поднимается прямо на общем собрании и заводит речь о том, что надо бы зарплату поднять, премиальных добавить, условия на сборах улучшить. Совершенно случайно на собрании нашей сборной присутствовал (он сидел чуть в стороне) один из членов Южно-Африканского Союза регбистов, которому потихоньку все это переводили. Мы с ним потом наши дела решили по спаррингам, и южноафриканец мне говорит: “Я пока России на регбийной карте мира не видел. Как люди, которые еще ничего не показали, не добились ничего относительно мирового рейтинга, ведут подобные разговоры? Перестройка, говорите? Да у нас другое воспитание, не такое, как вам кажется. Пока ты чего-то существенного не добился, никто с тобой даже разговаривать не будет на эти темы”.

К нам в клуб иной раз приходят после окончания вуза молодые ребята и первый вопрос у них: “Сколько вы мне будете платить?” Отвечаем. Они: “Мало”. Спрашиваем их тогда о том, что они умеют делать. Обычно слышим: “Я вообще-то не регбист, но хотел бы попробовать после вуза поиграть за “Яр”. Начинаем объяснять, что регби — спорт не из легких, советуем попробовать потренироваться хотя бы полгода, а потом решать, стоит ли на контракт идти. “Да что вы беспокоитесь, все нормально будет, — убеждают нас, — платите только!”

 Солонцы — почти столица

Хоть что-то в нашей регбийной жизни вас радует?
— Наверное, турнир на призы главы города “Будущие звезды овального мяча”, проходящий в Солонцах ежегодно. А также — рост его популярности в масштабах страны. Мы сейчас даже ограничиваем участие в нем красноярских команд. Наши мальчишки проходят сито отборочных соревнований, и из 15 команд Красноярска на турнир проходят только 6-7 коллективов. Радует, что от турнира к турниру растет мастерство ребятишек. Если на первых соревнованиях на поле порой была сплошная куча мала, воробьиная стайка, перемещающаяся от зачетки к зачетке, то сейчас рисунок игры просматривается гораздо четче. Мальчики демонстрируют неплохую технику, в их действиях появляется регбийная мысль. Жаль, демонстрируют это только команды Сибири, юга России и Москвы. По всему видно, что в других городах и регионах к регби относятся прохладно.

У нас же в Красноярске благодаря администрации города появился спортивный комплекс в Солонцах с несколькими полями. Он уже сейчас является той рабочей площадкой, которая помогает овладевать мастерством ребятам от 12 до 17 лет. Не случайно красноярские юношеские команды в минувшем сезоне выиграли соревнования первенств России по всем возрастным группам. В основном за команды победителей выступали воспитанники краевой регбийной спортшколы, в которой Владимир Кичайкин смог выстроить многоуровневую последовательную подготовку ребят и создать сильный педагогический коллектив. Пока СДЮСШОР “Красный Яр” получше выглядит, пожалуй, только в двух возрастах из девяти. Хотелось бы большего, но хорошо, что у нас существует здоровая конкуренция и в юношеском регби. Конкуренция, а не реклама — двигатель прогресса.

Как обскакать ВВА…

У вас есть ответ на вопрос о том, каким образом вернуть красноярским клубам лидирующее положение в стране?
— (После паузы) Наша большая ошибка состоит в том, что мы привыкли думать, будто человек может все. Со стороны многим кажется, что вот прикупим мы игроков на те или иные позиции, пригласим сильного тренера, свозим ребят на сборы, заставим их там хорошенько попотеть, да на матчи с “ВВА” разработаем супер-план игры — и все пойдет отлично. Вы знаете, даже в тех сезонах, когда “Яр” под моим руководством одерживал победы над “летчиками”, становился чемпионом страны, то намеченное и предусмотренное планом на игру выполнялось от силы на десять процентов. Решающими были совершенно другие составляющие победы, а на поле происходили на 90 процентов не предусмотренные нашими домашними заготовками вещи. Помню, после того, как я принял команду, сезона два-три ничего у меня не склеивалось, хотя казалось, все делал правильно. Пытался разобраться в себе, в мире, в людях, меня окружавших. И пришел к Богу. Думаю, что вера дала мне правильное понимание моего места в жизни, научила любить, понимать людей. Она научила меня вместе с ними подниматься вверх. Появилось ощущение гармонии с миром. Поверьте, мне это давало огромную духовную подпитку и дает ее до сих пор. Вера помогает человеку избавиться от гордыни, самомнения, дает ему возможность точнее представить картину мира, оценить свои силы и возможности других. В Ветхом Завете в Книге Притчей Соломоновых говорится: “Коня приготовляют на день битвы, но победа — от Господа”. Нельзя запускать свою душу — это сразу же скажется на всем, чем ты занимаешься. Обратили ли вы внимание, что большинство великих тренеров — верующие люди. Хиддинк, например, хотя напрямую он этого публично нигде не говорит. Да успех иногда приходит и к тем, кто не обладает верой, — даже к неправедным людям. Но обычно это — кратковременный успех. Вспыхнула искорка — и погасла. Все благие дела делаются с Богом в сердце и с гармонией в душе. Кстати, именно после того, как я обратился к Богу, в команду пришли Закарлюк, Краснобаев, Куперман — люди, определившие лицо “Яра” на долгие годы.

Еще нельзя замыкаться только на себе, думать, что ты уже все знаешь, все можешь. Гордыня мешает не только увидеть картину мира такой, какой она есть на самом деле. Она же мешает одарить своей положительной энергией других и принять ее от них обратно, усиленной многократно. Дари добро, возвышай людей, а не макай человека в грязь лицом, пусть и за дело. Лучше после этого тот не станет, но ты его можешь потерять навсегда. Если упростить, то можно сказать, что все силы и помыслы свои следует направлять на позитив. На его создание и умножение. Наши красноярские тренеры — и Саша Первухин, и Юра Краснобаев, и Юрий Николаев, да и Сергей Чупров, мой президент, — делают очень многое для красноярского регби. Себя не жалеют. Но, повторюсь, не все в жизни зависит от человека, отсюда и наши заблуждения, ошибки. А всем моим ученикам я по-отцовски желаю того, чтобы они нашли гармонию с миром и внутри себя. Духовная составляющая — важнейшая составляющая успеха. Успеха с большой буквы, и на долгие годы!

Досье

Владимир Александрович ГРАЧЕВ, заслуженный тренер России (1997).
В 1970-1978 гг. игрок регбийной команды “Политехник”, участник чемпионатов СССР высшей лиги (1977-1978 гг.), чемпион РСФСР (1976) .
С 1973 г. на тренерской работе в ДЮСШ, с 1978 г. — главный тренер команды “Экскаватортяжстрой”, переименованной позднее в “Красный Яр”. С 1993 — главный тренер национальной сборной России (в 1995 г. “его” национальная команда выиграла чемпионат Европы).
Под руководством Грачева в 1990 и 1991 годах “Красный Яр” становился чемпионом СССР, а в 1992 выиграл первый чемпионат России. Затем грачевцы еще семь раз повторяли победный путь — ежегодно становясь победителями национального первенства в период с 1994 по 1998-й, а также в 2000 и 2001 годах.
0
Комментарии (0)
Гегемоны

Гегемоны

«Енисей-СТМ» в пятый раз подряд выиграл чемпионат России.