Экстремисты есть в каждом народе


Экстремисты есть в каждом народе

Главный тренер клуба «Енисей» Стеван Караджич о баскетболе, борще и национализме

Он научился играть в баскетбол в Сербии, говорить по-русски — в Сибири. Главный тренер клуба «Енисей» Стеван Караджич с трудом переносит наши морозы и восхищается фанатами баскетбола, которым всё нипочём.

Стеван, как вы себя чувствуете в Красноярске?
— Город красивый, люди как надо, в клубе хорошая атмо.сфера. Если я пережил минус сорок градусов, значит, думаю, будет всё хорошо. У меня немного времени для другой активности кроме баскетбола.

Местная еда не кажется вам менее натуральной, чем на родине?
— Да нормально! Обед — в ресторане, ужин и завтрак — дома, покупаю в магазине. Для старта сезона у меня много лишних кило. Толстый, как говорят по-русски. Я был много раз в Америке, там все тренеры каждый день бегают, гуляют. Когда хорошая погода, я тоже гуляю по улице Мира.

О славянской романтике

Какие-то блюда научились здесь готовить?
— Только яйца жарю. И то в последний раз у меня не получилось. Русский борщ — да, могу каждый день есть.

И как вы здесь без семьи?
— Тяжело! Жена приезжала перед зимой. Она понимает, что такая работа — я должен быть здесь.

Вы заметили общие черты у сербов, черногорцев с сибиряками?
— Менталитет такой же. Сербы, черногорцы, русские любят жизнь, кушать, пить, отдыхать. И не любят много работать. Это славянская романтика.

В Москве нередки конфликты между русскими националистами и мигрантами. В Сибири вам приходилось сталкиваться с проявлением национализма?
— Абсолютно нет. Но, думаю, что в каждом народе есть экстремисты.

Где вы были в гражданскую войну, в результате которой не стало Югославии?
— Был тренером в Белграде. Там войны не было. Югославия — европейская уния, где пять-шесть народов жили без границ. Самая хорошая страна была. Тито гасил межнациональные конфликты. И, когда Тито умер… Стали говорить: ты смотри, это хорват, он закладывал твоего отца, — или: это серб, он на твоего брата говорил. И так тлело-тлело, а как спичку поднесли — хоп, вспыхнуло! В Югославии было 20 миллионов человек. Пять миллионов — смешанные браки. У нас в команде были и хорваты, и сербы. Мой хороший товарищ играл в баскетбол, остался в Сербии, а его брат — в Боснии. И, когда сербы воевали с хорватами, товарищ однажды прицелился и там, на другой стороне реки, увидел в прицел своего брата. И сразу за ночь поседел. Такой шок…

Вы считаете, независимость, которую обрели Сербия, Черногория, Россия, — это этап развития или, наоборот, упадка?
— Когда спрашивали очень умных людей, что они скажут сейчас, после распада Югославии, интеллектуалы сказали: это большая ошибка. Я тоже думаю, что это плохо. Только 10% людей у нас живут сейчас лучше, остальные — хуже. В Черногории три семьи держат всю страну, всё богатство, бизнес. Остальные только работают или не работают. Дерипаска купил там комбинат, и люди стали безработными. Живут только те, что на море, где есть туристы.

О спортивном реализме

Какие черты характера помогают вам быть эффективным тренером?
— Когда я играл в баскетбол, был разыгрывающим. Это вождь на площадке, лидер. Игроки слушают и доверяют мне. Это самое важное условие. Не надо каждую тренировку кричать — таких тренеров много. И тогда игроки через месяц — два сникнут.

Однако приходится иногда покрикивать?
— Я кричу два-три раза в неделю, этого достаточно. Но главные условия успеха команды — хорошая атмосфера и одинаковое отношение тренера ко всем игрокам. У нас семь побед в сезоне, и атмосфера в команде такая же, как тогда, когда мы проиграли три игры подряд.

В вашей карьере были сбои?
— В 2001-м «Красная звезда» расторгла контракт со мной, и на следующий день я стал тренером кадетской и юниорской сборной Югославии. В 2008-м подписал контракт с «Гемофарм» на 18 месяцев, и, когда они расторгли контракт, позвонил мой агент и предложил Красноярск. В «Звезде» были большие финансовые проблемы, они продали лучших игроков НБА. У меня было много конфликтов, и они сказали: иди домой. Боль моя, что я девять лет играл в этом клубе и потом ещё девять лет работал тренером. Без малого два года без денег. И в конце — такая плохая ситуация…

Тренер обычно отвечает за всё?
— Пока в ЦСКА тренеры работали несколько сезонов, клуб был сильнейшим в Европе. А когда начали менять, появились проблемы. В Адриатической лиге с начала сезона шесть-семь тренеров покинули свои посты. В Самаре обновилась команда, пришли легионеры-американцы, а тренеру Михайлову не дали времени на адаптацию, чтобы команда сыгралась. Красноярску повезло. Петроковский — бывший спортсмен, он знает логику спорта; знает, что надо время для адаптации; что преемственность — самое важное. У нас только четыре легионера: Бакстер, Уильямс, Лабович, Райчевич. У других команд — по шесть-семь обычно. Да, легионеры будут показывать хороший результат, но через год — два уедут. Важно, чтобы русские хорошо играли. В «Енисее» первый год играет перспективный игрок Сергеев. Звали и других, они не хотят в Сибирь: лучше ближе к Москве, даже за меньшие деньги. Я думаю, этот сезон — большой шанс для «Енисея». Когда другие русские увидят, что здесь полный зал болельщиков и хорошая атмосфера, они поедут. А здесь — лучшие болельщики. При минус сорока в зал приезжают три тысячи человек. И ведут себя корректно. Это фантастика!

ДОСЬЕ

Стеван Караджич родился в 1960 г. в г. Никшич (Черногория). Играл в «Црвене Звезде» (Сербия), в которой затем работал главным тренером. Возглавлял сербский «Гемофарм», национальные команды своей страны по разным возрастам. В 2002-м ассистировал Пешичу, когда взрослая сборная Сербии и Черногории завоевала титул чемпиона мира. С марта 2010 г. — главный тренер баскетбольного клуба «Енисей».

Женат, дочь Тамара и сын Вук.
0
Комментарии (0)
Под знаком карантина

Под знаком карантина

Сезон завершился для мужского и женского “Енисея” привычно рано. Этот результат вряд ли можно назвать удовлетворительным, но если взять...