Максималист Прохоров


Максималист Прохоров

Как уже сообщал «Спорт на Енисее», недавно Красноярск посетил президент Союза биатлонистов Михаил Прохоров. Сегодня предлагаем интервью с ним.

В качестве президента СБР Прохоров посетил Красноярск впервые. Конечно, не обошлось без посещения Академии биатлона. Комплекс еще не открыт, но уже на 99,9% готов. Двухметровый руководитель российского биатлона был явно в хорошем расположении духа, впрочем, как и сопровождавший его губернатор Лев Кузнецов. А чего не радоваться? Красноярск, один из центров развития этого вида спорта в России, получает новую тренировочную базу, да такую, что и соседи позавидовать могут. Современные стрелковые установки, лучшие лыжи и патроны, экипировка по полной, питание и гостиница тут же, полное медицинское сопровождение…

ПОДДЕРЖКА ГУБЕРНАТОРА – БОЛЬШОЙ ПЛЮС

- Вы посмотрели комплекс. Соответствует он вашему представлению о том, каким должен быть региональный центр биатлона?
– На самом деле комплекс очень хороший. Мы уже обсуждали с вашим губернатором, как улучшить специфические моменты. Например, как сделать эффективной медицину. В нашей стране большая проблема: нет связи между тренерами и врачами. Я всегда говорю, что хороший тренер должен быть на 80% тренер, а на 20% – врач. А спортивный врач, соответственно, наоборот. Мы договорились с главой региона, что на опыте красноярского спорта и опыте Союза биатлонистов мы эту смычку обязательно сделаем. Причем наладим медицинское сопровождение от уровня детского спорта до спорта высших достижений.

- Насколько продуктивно, на ваш взгляд, сегодня работает красноярская школа биатлона?
– Красноярский край является одним из ключевых для Союза биатлонистов России. У вас большие традиции. Но сейчас нам здесь, как и везде, надо внедрять новейшие технологии. Если мы не поднимем материально-техническую базу, не поднимем уровень наших тренеров до мировых стандартов, не сделаем справедливой систему отбора, чтобы любой мальчик или девочка знал: «достигаешь результата – попадаешь в первую сборную», то ничего у нас не получится даже с самыми сильными традициями. Наши чемпионы должны знать, что после завершения карьеры можно престижно работать, в том числе в детском спорте. Сейчас мы выстраиваем эту систему. Красноярский край в этом смысле не лучше и не хуже других регионов. Единственное, у вас серьезная поддержка идет со стороны губернатора, а это большой плюс.

КРАСНОЯРСКИЕ ПЛАНЫ СБР

- У Союза биатлонистов особые планы на красноярскую Академию биатлона?
– Меня и так всегда упрекают за слишком теплое отношение к Красноярскому краю в вопросах развития биатлона. При прочих равных условиях я всегда поддерживаю этот регион, но, тем не менее, не могу позволить, чтобы другие регионы были несправедливо ущемлены. Мы сегодня считаем, что каждому центру нет смысла готовить спортсмена от нуля и до первой сборной. Центры должны поделить между собой этапность. Где-то детский спорт, где-то юношеский, где-то первая сборная. Не нужно «задваивать» систему.

- А как же быть с зачетом на тех же Олимпиадах? Кому лавры достанутся?
– Это одна из проблем. Есть зачет, «галочка» региону за того или иного спортсмена. Но мы для этого и выстраиваем сегодня новую систему, чтобы тренеры и регионы получали материальный стимул за подготовку спортсмена, а не просто за его покупку на определенном этапе.

- Комплекс в Красноярске рассчитан на проведение серьезных соревнований. Есть ли планы у Союза биатлонистов?
– Все непременно хотят, чтобы сразу же приехал этап Кубка мира. Но Кубок мира у нас один, он проводится в Ханты-Мансийске. Могу обещать, что сделаю все возможное, чтобы Красноярск получил для проведения качественные соревнования российского уровня. У вас есть свое предназначение – подготовка спортсменов, это будет главным направлением деятельности Академии биатлона, а мы постараемся обеспечить вас последними разработками в этой области.

- Не секрет, что вы достаточно часто катаетесь в Красноярске на горных лыжах. А на беговых нет желания прокатиться по новым трассам?
– В последний раз я на таких лыжах бегал в институте. У меня был первый разряд. Только мы тогда бегали на «дровах»! Когда вижу современные лыжи, мне, на самом деле, даже страшно, настолько они быстрые. Почему нет? Может быть, и попробую именно в Красноярске вспомнить, что это такое.

СПОРТСМЕНОВ ПРОСТО «ЗАКАЛЫВАЛИ»

- Российский биатлон в определенный момент «прославился» чередой допинговых скандалов. Есть мнение, что в юношеском спорте с «чистотой» тоже проблемы. Так ли это?
– Сегодня на всех детских и юношеских соревнованиях работают специалисты по допингу. Они обслуживают 100% соревнований. Проблема решается, но она все еще есть. С чем связано? С несовершенством системы, которая действовала до сих пор. За подготовку спортсмена-юниора тренер получал такие же деньги, как за подготовку спортсмена первой сборной. Спортсменов просто «закалывали». Мы по юниорам все выигрываем, а до уровня сборной никто не доходит. Чтобы цепочка от талантливого мальчика до великого спортсмена стала гладкой, должна быть правильная система материальной стимуляции. Теперь тренер получает вознаграждение за подготовку «большого» спортсмена. Их задача, чтобы биатлонист выступал в первой сборной.

КЛЮЧЕВОЕ ЗВЕНО - РОСТОВЦЕВ

- В сборной теперь работает один из красноярцев – Павел Ростовцев. Почему пригласили именно его, ведь тренерского опыта у Павла не было?
– Я в этом смысле всегда максималист. Есть только одно место – первое. Поэтому всех наших спортсменов мы настраиваем именно на этот результат. Но я еще и реалист. По некоторым позициям в подготовке мы серьезно отстали от соперников. Приглашение в женскую сборную Вольфганга Пихлера – пример, как можно вовремя и правильно взять иностранного специалиста. Я благодарен вашему губернатору Льву Кузнецову, что он отпустил Павла Ростовцева, который сейчас является заместителем Пихлера. Я думаю, что через несколько лет Павел будет одним из сильнейших тренеров мира. Человек очень способный! На базе школы Пихлера мы должны создать нашу школу биатлона. Павел Ростовцев является ключевым звеном в этой системе.

ОЛИМПИЙСКАЯ УВЕРЕННОСТЬ

- И все-таки какие задачи перед сборной на этот сезон и на предстоящую Олимпиаду?
– Ставятся реальные задачи. В адрес Союза биатлонистов было большое количество критики. В последний раз мы брали «Хрустальный глобус», кажется, в 99-м году, еще был шанс у Пылевой в 2001-м зацепить, но стала второй. «Глобус» – это и есть отражение стабильности. Если вы посмотрите на результаты, то увидите: мы выигрываем отдельные этапы, но каждый год все больше и больше проигрываем «ногами». И почему-то никто не хочет этого замечать. Мы выигрываем медали только за счет воли спортсменов.

Я решил менять систему. Знал, что будут крики, что будет много критики. В некотором смысле скажу крамольные вещи: я был даже рад, когда девочки в прошлом году на чемпионате мира провалили эстафету. Потому что, возьми они золото, была бы вполне приличная картина – золото и три серебра. Изменения, которые запустили, дали спад результатов в прошлом году, ожидаемый спад. В этом точно пойдет подъем результатов.

Тактика очень простая. На сегодняшний день у нас нет биатлонистов уровня Нойнер или Бё. Но это совершенно не значит, что у нас все плохо. Мы делали ставку на подготовку 6-8 равноценных биатлонистов высокого класса. Наша задача, чтобы каждый из них, выходя на дистанцию, боролся за призовое место, в том числе за первое. Минимальная ошибка нашего конкурента должна приносить нам победу. Поэтому установка такая: на каждой гонке бороться за подиум.

В идеале мы стремимся к модели: у нас мощная команда без слабых мест, и каждый способен «выстрелить» на любой гонке. Это правильная стратегия. Когда мы говорим об олимпиаде, где разыгрывается 11 комплектов медалей, то должны брать медаль в каждой гонке. А какая медаль – золотая или серебряная – не так важно. В современном биатлоне решают доли секунд и часто распределение мест в тройке зависит от удачи.

Наш козырь, когда вся команда готова войти на подиум. Такого запаса прочности, как в мужском, так и в женском биатлоне, нет ни у одной сборной мира. У немцев есть сильная женская команда, но провал в мужской, у норвежцев наоборот. Смешанная эстафета – наш вид. Поэтому там, где сложились обстоятельства, мы обязаны побеждать, где не хватило удачи – брать медаль. Это очень четкая и взвешенная позиция.

- Вы так уверены в результате?
– Да. У нас в команде сейчас много молодых и сильных. В этом году сделали интересную вещь. Раньше на летнем биатлоне каждый спортсмен выступал на своих лыжероллерах, а они разного уровня, разная скорость. В этом году мы закупили одинаковые лыжероллеры. И все бежали только на них. Сразу было видно, кто лучше готов. Мы ведем системную планомерную работу. Критики не боимся.

- Вы говорили о новых разработках. Можно поподробнее остановиться на какой-либо?
– Например, детская винтовка. Ее вообще не было. Бедные дети, выступали на всероссийских соревнованиях – у них пулька не долетала до мишени. Как можно соревноваться, когда пулька не долетает? Мы разработали эту винтовку с нуля. Теперь, начиная с 9-10 лет, можно стрелять. Мы будем поставлять ее в регионы. И также мы разработали учебник по биатлону, который сейчас бесплатно распространяем по школам.

***

Уходя, Михаил Прохоров произнес золотую для красноярцев фразу: «Я сам житель Красноярского края, так что сам Бог велел мне лоббировать интересы этого региона». А как мы знаем, Прохоров – человек слова.
0
Комментарии (0)
Золотом делиться отказались

Золотом делиться отказались

Так получается, что в этом биатлонном сезоне традиционные соревнования на призы двукратной олимпийской чемпионки Ольги Медведцевой пройдут дважды. Старты,...