Без винтовки


Без винтовки

Евгений Устюгов в апреле перенес операцию, в мае возобновил тренировки со сборной, а к сентябрю надеется полностью восстановиться. Павел Копачев специально для Biathlonrus.com откровенно поговорил с олимпийским чемпионом Ванкувера — о больном колене и непокорной стрельбе, Америке и «МакДональдсе», каникулах с дочкой и большой мечте.

Роллеры, колено и боль

Тьфу-тьфу, сейчас колено не болит. Правда, пока не могу делать ударную работу: кроссы, прыжки. Но меня врачи предупреждали, что процесс заживления будет долгим. Это если не тренироваться, а лежать на диване – тогда все быстро восстановится. Но так нельзя. А от нагрузки суставы, естественно, напрягаются. Но я занимаюсь с командой – катаюсь на роллерах, велосипеде, делаю специальные упражнения, которые рекомендовали  в США. К концу августа – началу сентября, надеюсь, буду работать в полную силу.

Проблемы с коленями дали о себе знать еще в 2008–м. Боль появилась, но через несколько дней прошла. Отдохнул, вроде как отпустило. До Олимпиады в Ванкувере ничего не беспокоило. А когда мы «подсели» на кроссовые тренировки, пошло-поехало. Бывало, дня два-три даже толком ходить не мог. Конечно, тренеры корректировали мою подготовку, да и сам я с головой подходил к здоровью – больше выполнял имитации, других нагрузок, которые бы не напрягали ногу.

Но в конце прошлого сезона намучился и понял: пора идти к хирургам. Боли стали невыносимыми – при ходьбе буквально подтаскивал ногу за собой. Откладывать дальше было опасно – так можно посреди сезона вылететь и уже не восстановиться. А так, перед Сочи еще год запаса. Если даже не в это межсезонье, то в следующее смогу полноценно тренироваться.

В России очень сильные врачи, но клиника в Нью-Йорке, специализирующаяся именно на таких спортивных травмах, славится на весь мир. Знаю, что Сергей Валентинович (Кущенко, исполнительный директор СБР, — прим Biathlonrus.com) очень беспокоился, чтобы мы оказались у самых опытных врачей и чтобы все прошло без серьезных последствий. Здорово, что наше руководство вообще нашло возможность отправить нас туда оперироваться и восстанавливаться.

В США мы были ровно две недели. Сначала сделали МРТ, сдали анализы, нас серьезно обследовали и только на четвертый день прооперировали. 10 дней выполняли специальные упражнения. До сих пор созваниваемся по скайпу с доктором Райли Уильямсом – я ему рассказываю о своих ощущениях, болях. И лечащий врач пока мне не дает добро на полную нагрузку.

Слепцова, шутки и МакДональдс

Через день после операции – то есть, 5 апреля – мы со Светой уже приступили к восстановительной работе. Нам дали курс упражнений и сказали: делаем до того момента, как появляется боль. Например, поднимаешь ногу и ощущаешь: все, дальше больно. Останавливаешься. И точно так же следующее упражнение. Главное – закачать мышцы вокруг сустава. Чем лучше они будут закачаны, тем быстрее все заживет.

Со Светой нас, кстати, оперировали по очереди. Сначала ее левое колено, потом – мое левое. За час управились. Я даже думал, что мне оба колена «прозондируют». Но правое пока терпит – Сочи еще с ним отбегаю:) Ходили вместе по городу на костылях, подшучивали друг над другом. Думаю, со стороны выглядели очень смешно. Особенно, когда однажды решили вдвоем проковылять по Манхеттену J

Нью-Йорк посмотрели в общих чертах. Ну, сколько вообще можно посмотреть за считанные дни. Все понравилось: ощущение, как будто нырнул в телевизор. Те же высотки, широкие улицы, вечерние огни, как в кино. До сих пор смотрю какой-нибудь фильм и вспоминаю: ага, вот тут я был. И тут был. Ба, да и здесь тоже.

Говорят, кока-кола в Америке вкуснее. Я, если честно, не заметил. Мне вообще показалось, что наш «МакДональдс» лучше. Может, просто привыкли уже к своей еде, своим продуктам.

Дочка, Бора-Бора и океан

После операции вернулся домой, в Красноярск. И целый месяц отдыхал, любовался дочкой, которой в сентябре исполнится два годика. Ехать никуда не хотелось – за сезон много попутешествовал, и с коленом много летать противопоказано (отеки). В общем, занимался домашней реабилитацией. А сейчас опять разлука – я на сборах, а семья на море в Турции.

У нас с женой есть мечта – как-нибудь выбраться в отпуск на остров Бора-Бора. Такое общее желание. Я, например, не люблю суету, публику, дискотеки. Я за спокойствие, красивый океан и уединение. Мне кажется, там мини-рай.

Дочка у меня умница. И очень любит папу :) Узнает по биатлонной форме… Вернее, по фирменному логотипу Adidas, который экипирует нашу команду. При виде этого логотипа Вероника сразу говорит «Папа». И по телевизору тоже никогда не ошибается. Всегда в толпе отличает.

Жаль, что самое интересное в жизни ребенка я не вижу. Как он растет, удивляет, учится говорить первые слова… Наверстываю упущенное только в отпуске. Вот как раз был момент – жена приболела, я ей дал возможность отлежаться. Ну и дочку с собой взял, чтобы она не подцепила вирус. Ездили целый день на машине – я по своим делам, она со мной. И ни разу не хныкала, не капризничала. Наоборот, ей даже было интересно с папой.

В общем, я не совсем плохой отец:) Накормить могу, поиграть…  Разве что спать не уложу. Она все-таки к маме привыкла и засыпает только с ней.

Стойка, ложе и пульс

Стрельба стоя… Ух. Конечно, я хочу стрелять идеально. И специально точно не промахиваюсь :) Но есть один нюанс. После Олимпиады я поменял ложе. И, видимо, потерял те ощущения, которые годами откладывались в мышечной памяти. Причем, мне много раз переделывали ложе. И вот недавно опять… Не буду ничего говорить, чтобы не сглазить, но пока, тьфу-тьфу, справляюсь на своем пульсе.

Ложе меняют по разным причинам. Мое, олимпийское, было немного устаревшим. А так обычно все дело в физиологии: кто-то набирает массу, а кто-то, наоборот, худеет. Настройки приходится корректировать, подстраивать под тело. И зимой, кстати, опять придется заново регулировать – наденем комбинезоны, изменится натяжение ремней. И так каждый год. А вообще масса нюансов влияет на стрельбу – вплоть до жесткости лыж.

Если не получается, злюсь на себя. Но стараюсь долго не «убиваться». Лучше спокойно сесть и разобрать ошибки, отбросить в сторону лишние эмоции. Пока сам не поймешь  — ничего не изменится. Тренеры могут хоть три года говорить и будут правы… Но важнее – найти ответ самому. Докопаться до истины своими мозгами.

Когда бегал первый сезон на этапах Кубка мира, меньше заморачивался и напрягался. А сейчас стало больше ответственности, больше знаний. Я не скажу, что это мешает. Скорее, просто идет процесс взросления. Все через это проходят.

После двух не самых удачных сезонов сложно что-то загадывать. Придет декабрь – и все увидим. Главное, что у нас дружная команда. Кто-нибудь обязательно выстрелит.
0
Комментарии (0)
Золотом делиться отказались

Золотом делиться отказались

Так получается, что в этом биатлонном сезоне традиционные соревнования на призы двукратной олимпийской чемпионки Ольги Медведцевой пройдут дважды. Старты,...