Двадцать лет спустя


Двадцать лет спустя

В Красноярск вернулись зимние трековые автогонки.

Обычные спортивные автомобили, на первый взгляд. В кабинах те же пилоты, шлемы, комбинезоны, механики. Ездят в ту же сторону (в нашем крае – это против часовой стрелки, все повороты при таком движении – левые). Различия становятся видны при ближайшем рассмотрении. В автокроссе стартуют колонной, расставляя машины рядами в шахматном порядке. У первых – априори преимущество. Зимой стартуют из одной шеренги. Шесть заездов для каждого гонщика. Если экипажей в одном классе больше шести, количество заездов увеличивается. По правилам зимних трековых гонок каждый автомобиль должен стартовать с каждой дорожки по разу, встретившись с каждым из своих соперников не менее двух раз.

Здесь мы сталкиваемся с таким понятием как «зацеп». Зацеп –  это квадратные сантиметры трассы, проглядывающие сквозь ледяное покрытие. Любой гонщик моментально запоминает их на первом же круге. Зачастую вся архитектура заезда может быть выстроена, в прямом смысле, отталкиваясь от этих погонных сантиметров суши. Посередине ехать не каждый захочет, поскольку с этой дорожки тебя может снести как вправо, так и влево. Следуя же вдоль бруствера, ты едешь как ребенок, который еще учится ходить: по стеночке – всегда есть на что опереться. Поэтому крайние дорожки всегда более протоптаны, чем середина.

На протяжении всех соревнований царит полная демократия: сейчас ты стартовал удачно, придя раньше других, в следующем заезде станешь на вторую дорожку, где елозил в прошлый раз колесами твой соперник. Стартовый коридор. Первые 30 метров гонщик обязан проехать по своей дорожке, не мешая соперникам. За невыполнение этого требования аннулируются результаты всего заезда. За малейшее смещение задней или передней оси (юз), зафиксированное судьями, гонщик рискует потерять весь заезд. За любой контакт с соперником, который покажется судье на трассе умышленным, – то же самое.

По сути, исход заезда может зависеть от того, кому удастся первому удачно войти в первый после старта вираж. Не получилось – лови машину на скользком повороте рулем, жди пока освободится траектория и пробуй настичь своего более удачливого (или опытного) соперника на прямике. Не успел – он еще дальше оторвется от тебя на втором вираже. И так до следующей, как говорят математики, итерации. Четыре отведенных на заезд круга пролетают неумолимо.

БОРЬБА МУЖЧИН, А НЕ МАШИН

Ледовые гонки уравнивают моторы и кошельки, выставляя на первый план навыки и выдержку. Пилоты со стажем говорят, что 60, а то и 80 процентов победы в зимних трековых гонках – это нервы. Дашь волю эмоциям – лед это почувствует пуще любого детектора лжи. Малейшее колебание, смятение – и ты на бруствере. В лучшем случае – потерял драгоценные секунды… Вот где мужские качества проявляются в их чистом виде! Хотя и прекрасному полу красный свет в эти гонки никто не включал. У кого первыми сдадут нервы (не мотор с резиной), тот и освободит траекторию остальным. Практика показала, что зимой выигрывают не те, кто триумфально отъездил лето, а наоборот, летом хорошо ездят те, кто показывал результаты зимой. Хотя опытные спортсмены знают, как перекрестить траекторию ледового виража так, чтоб перекрыть дорожку сопернику, раньше вошедшему в поворот, подрезав на взлете, образно говоря. Внимательный же гонщик прочитает такие намерения в зеркале заднего вида и начнет, в свою очередь, крыть траекторию преследователя в ответ на его атаки.

Поскольку контакты строжайше запрещены правилами (речь об умышленных столкновениях), чистая езда – еще одно ключевое требование зимних трековых гонок. Ярость здесь более чем обузданная.

Те, кто впервые видит эти гонки, задают вопрос о безопасности. Насколько, дескать, это все безобразие смертельно? Смотря для кого. Спортсмен, в каркасе и шлеме, намертво пристегнутый к ковшу – спортивному сиденью с шейной поддержкой 6-точечными ремнями безопасности, отряхнется и дальше пойдет, покинув на своих ногах даже всмятку измочаленный автомобиль. В котором, кстати, нет ничего свободно лежащего или перемещающегося. Даже огнетушитель жестко пристегнут металлическими креплениями. Нерадивому же зрителю, без спроса прорвавшемуся с фотоаппаратом со своего места на трек или даже обочину, грозят неприятности от испуга до травм различной степени тяжести. Строжайше следить за безопасностью зрителей призваны судьи на трассе, грозным голосом возвращающие на место не в меру пылких болельщиков.

ЖАРКИЕ ЗАЕЗДЫ НА МОРОЗЕ

Красноярский ипподром 5 января не поскупился на содержание. Зрители увидели более 30, едва уместившихся в световой день, заездов передне-, задне- и полноприводных автомобилей. Без жаркой борьбы не обошлось ни в одном классе. Любопытно, что главным судьей выступил советский гонщик Валерий Боков, ныне уже ветеран автоспорта, железногорец, выступавший здесь же на последних гонках в 1992 году. Немало ветеранов было и на трибунах. Мужчины вспоминали массовость и популярность этого вида спорта в нашей стране, увлекавшуюся молодежь, радовались возрождению традиции. На гонки во времена «Москвичей» и «Жигулей» приезжали по 30 и более машин в каждый класс. Из которых к заездам допускалась едва ли половина. Не прошедшие строгий предстартовый отбор смотрели на борьбу счастливчиков, сидя на валах – окаймляющих трек снежных брустверах. В те времена не то что запчасти – 76-й бензин являлся дефицитом. Бесспорно, в таких условиях гонки казались едва ли не чем-то сверхъестественным, притягивая и маня в этот вид спорта.

Был даже особый ритуал, при соблюдении условий которого гонки в принципе могли попасть на кольцо ипподрома. Проходили они под патронажем Минтранса. Переговоры, проводившиеся на высоком уровне, как правило, упирались в разной сложности препятствия. Преодолеть их удавалось лишь транспортному ведомству, откапиталив, в условиях тотального дефицита, двигатель какой-нибудь штатной транспортной единице ипподрома, а то и вовсе заменив его на новый.

5 января победы так просто даваться не собирались – шесть положенных заездов заканчивались перезаездами за призовые места. Это уже дуэль между двумя гонщиками, когда на старт выезжают только они, и никто им не мешает. Как и не помогает, отвлекая более сильного или удачливого. Интрига не ослабевала до самого конца гонок: обогнал – попробуй удержись.

В Д2-2500 (задний привод) молодой, выступающий второй сезон пилот Павел Маркушев, «словивший крышу» в четвертом заезде (переворот автомобиля), не сдавался до последнего. Однако победил опыт – гонщик со стажем Валерий Мушкарин оказался хладнокровнее, оставив за собой третье место.

В заднем приводе победил Денис Самсонов из Ачинска. Неудачно стартовав с самого начала, он сумел к концу гонки опередить на одно очко красноярского чемпиона по трековым гонкам 2012 года Александра Щетинина. Первые места в переднем приводе увезли пилоты Хакасии и Томской области в города Абакан и Северск, оставив известным красноярским гонщикам, ветеранам автоспорта Вениамину Пушкареву и Николаю Максимову серебро.

В полном приводе золото осталось в Красноярске, в руках отличившегося уже второй год подряд молодого пилота, чемпиона края по зимним трековым гонкам 2012 года Андрея Землянко, представлявшего ООО «КрасноярскТрансСтрой-М» (городские пассажирские перевозки, маршрут № 88, моторист-агрегатчик) и обогнавшего в том числе своего начальника и наставника – главного инженера этого же предприятия, обладателя второго места Александра Староватова. Андрей вернулся на старт после вылета своей машины в четвертом заезде за пределы трассы через двухметровый снежный бруствер. Оставшись без трех стекол на 25-градусном морозе, он принял решение не сходить с дистанции и, продолжив борьбу, выиграл первое место. Бронзу завоевал пилот техцентра «Орион-моторс» Алексей
Шимановский.

Следующие два этапа зимних трековых гонок пройдут на ипподроме 2 и 23 февраля.
0
Комментарии (0)
На крутых поворотах

На крутых поворотах

Одним из самых зрелищных автомобильных событий уходящего лета стал Кубок города по автокроссу и картингу. По традиции на эти...