Сергей Бирюков: "Красноярский рецепт полезен до сих пор"


Сергей Бирюков: "Красноярский рецепт полезен до сих пор"

В фотографиях, разложенных перед нашим собеседником Сергеем Бирюковым, председателем городской федерации «Горные сани», директором спортивного клуба «Академгородок», ни много ни мало история зарождения красноярского санно-бобслейного спорта. Каждый снимок - настоящий раритет теперь уже почти сорокалетней давности. Рассказом-документом стали и словесные пояснения гостя «Стадиона».

- Знаете, кто стоял у истоков красноярского санного спорта? - спрашивает Сергей Вячеславович. - Как это ни удивительно, наши скалолазы! Первую команду энтузиастов-саночников создал скалолаз Анатолий Ферапонтов, случилось это в 1974 году перед зимней Спартакиадой народов РСФСР. Почему первопроходцами стали именно они? Во-первых, наверное, потому, что это люди, привыкшие к риску. Красноярская школа скалолазания отличается от общероссийской тем, что у нас всё тесно связано с природными Столбами, столбизмом, а это прежде всего действительно риск, покорение скал без страховки. Плюс ко всему как элемент подготовки красноярцы активно использовали горные лыжи, санки. Скорость, риск - так вот и получилось, что наиболее подходящими для освоения этого спорта стали именно они. К тому же скалолазание у нас в период 1970-х было на огромнейшем подъёме, сложилась целая плеяда чемпионов страны. Второй и третий эшелоны спортсменов-скалолазов отчётливо понимали, что двинуться вверх им будет непостижимо трудно. Я сам занимался скалолазанием, и на очень приличном уровне. Помню, в 1975 году на нашем Втором столбе был проведён чемпионат СССР - единственный, прошедший у нас в Красноярске. Так вот что касается конкуренции. Если, допустим, на ВЦСПС, чемпионатах Союза среди спортивных обществ, от Красноярска выступало 40-50 спортсменов, то на чемпионат СССР было допущено всего две мужских команды по три человека. Запас у наших ребят-красноярцев был мощнейший, но вот шансов продемонстрировать это на соревнованиях высокого уровня, пробиться на них исключительно мало. А в санном спорте, отчасти уже знакомом им, такие шансы появлялись.

ДВАЖДЫ ТРЕНЕР

- Осенью 1975-го я был студентом, выступал за ДСО «Буревестник». Вслед за Ферапонтовым мы тоже организовали свою студенческую команду саночников. Все мы тоже из скалолазов. Санной трассы не было, тренируясь, просто катались со склонов в Бобровом, Мокром логу. Оборудованную трассу наяву увидели и проехали по ней в том же году в Бакуриани, на своём первом выступлении, Универсиаде СССР. Для новичков показали, кстати, вовсе неплохие результаты. Я занял шестое место среди взрослых мужчин, достаточно высокий показатель. В призёры, конечно, никто из наших не попал - бесспорными лидерами тогда были имевшие собственные трассы москвичи и латыши.

Следующие два-три года прошли для нас в стабильном развитии, ребята выполняли первых мастеров спорта. А вот я в 1976-м очень сильно переломался. Случилось это на появившейся в Мокром логу санной трассе, построенной самими спортсменами, - откровенно слабенькой и, как оказалось, ещё и коварной. Года четыре после этого был на инвалидности, ходил с тростью. С карьерой скалолаза, саночника, конечно, пришлось расстаться. Но зато началась карьера тренера. Тогда спортсменов-саночников не хватало, а тренеров тем более, их просто не было. Так в свои девятнадцать я стал самым молодым из них - тренером и по скалолазанию, и по саням.

ПЕРВЫЙ БОБ

- Ключевым можно считать 1980 год, когда вышло постановление Спорткомитета СССР о развитии в стране бобслея. Представления об этом виде спорта мы, естественно, никакого не имели. Отбор и тестирование спортсменов взяли на себя латыши, первые отборочные сборы провели в Риге. Отправились мы туда из Армении, кстати прямо с чемпионата СССР по скалолазанию. Я был там с командой, повёз спортсменов на отбор в Латвию. Позвонил в Красноярск Сергею Смирнову, в то время нашему саночнику, а позднее тренеру сборной края, чтобы он, выезжая на сборы в Ригу, захватил с собой пару легкоатлетов: мы знали, что тесты предстоят легкоатлетические. В общем, собралось в Риге человек шесть красноярцев. Среди них были десятиборец Андрей Васильев и Володя Александров - копьеметатель. Очень крепкий, по-деревенски скроенный парень. По лёгкой атлетике он выполнил норматив кандидата в мастера, а вот продвинуть технику дальше оказалось сложнее - заниматься копьём начал явно поздновато. Однако мощь у него как у спринтера была просто огромнейшая. Как потом выяснилось, хотя и выбрали мы ребят скоропалительно, но зато настолько удачно, что этого даже ожидать никто не мог: по итогам тестового отбора их определили в сборную, в первый состав. К 1981 году в сборной СССР собралась целая фракция красноярцев-бобслеистов: Александров, Васильев, Шилкин, затем Лось, Архипенко, Аникин, Амосов…

РЕКОРДНАЯ БАРАНКА

- Техника поначалу, естественно, была слабой. Однако на первом чемпионате СССР все три наших экипажа попали в десятку лучших. Красноярцы заняли пятое, седьмое и десятое места, а экипажей было около 30. Это просто удивительно ещё и потому, что выступали новички-красноярцы на машине, о которой следует рассказать подробно. Если у москвичей был купленный, фирменный боб, то у нас просто сваренный из железа короб на полозьях. Благо тогда особых технических требований к конструкциям не предъявлялось. Эту машину мы изготовили на красноярских заводах - Сибтяжмаше и Сибстали. Вначале на бобе установили даже не тяги, а обычный руль-баранку. Потом руль нас всё-таки заставили снять. Конструкция боба самая примитивная: ось, на которую была нацеплена пара простейших коньков-полозьев, управляемых вручную. Но именно с него, боба, на котором мы выступили на первом чемпионате СССР в январе 1981 года, и начался красноярский бобслей.

Первая команда наполовину состояла из скалолазов и наполовину из легкоатлетов. И именно такая комплектация экипажей, впервые попробованная нами, красноярцами, до сих пор позволяет выигрывать старты, достаточно посмотреть международные соревнования по бобслею, скелетону. Как мы тогда сумели это ухватить? Конечно, совершенно случайно, по какому-то наитию, но попали в самую точку! Разгоняющих-толкачей, таких, как у нас, спортсменов-легкоатлетов, не было ни у кого. Ни на Западе, ни вообще в мире такой тенденции тогда попросту не существовало. Именно поэтому мы очень сильно выигрывали старты в международных соревнованиях - наш Александров был просто потрясающий толкач. А латыши, готовясь к Олимпиаде в Сараево, успели отлично натаскать своего пилота Яна Кипурса. Поэтому вполне естественно, что в Сараево их экипаж сумел отличиться - умудрились завоевать для страны первые медали в бобслее, олимпийскую бронзу, которая стала сродни золоту. После Олимпиады 1984 года в сборной Союза это достижение проанализировали и начали отбирать в бобслей не просто легкоатлетов, а тех, кто способен пробежать сотку на уровне мастеров международного класса, второго состава сборной страны по лёгкой атлетике. Поняли, какое ощутимое преимущество способен принести «красноярский рецепт».

АРЕНА - БАРХАТОВО

- Памятным для меня остаётся и строительство санной трассы в Бархатово. К нему мы приступили в 1979 году. Почему решили строить именно там? Абсолютно случайно. «Буревестник» после Универсиады, надо признать, сдал свои позиции по санному спорту, а вот в ДСО сельских физкультурников «Урожай» его решили развивать серьёзно. В результате в «Буревестнике» практически никого из саночников не осталось, фактически все, в том числе и я, перешли в «Урожай». Там меня, как тренера, и свели с руководством краевого сельхозуправления - Колотом и Вчерашним. Привёл меня к ним Константин Николаевич Тюкавкин, председатель крайсовета ДСО «Урожай». Представляя меня, он сказал: «Вот молодой энтузиаст, которому надо помочь, выслушайте его». Выслушали, прикинули и предложили: «Есть у нас отличный мужик-хозяйственник, тоже спортивный энтузиаст и сам спортсмен - Фёдоров, директор птицефабрики в Бархатово. Там и можно будет вам, саночникам, развернуться». В общем, и директор оказался нашим полным союзником и помощником, и управление сельского хозяйства, и краевой профсоюз работников сельского хозяйства в стороне не остался. Просто удивительно совпало, что сразу столько людей откликнулись и поддержали очень основательно. Тот же Колот упросил ректора сельхозинститута, чтобы мне выделили студентов, которые сдали экзамены, но пока оставались кандидатами на зачисление. Человек пятнадцать прислали, чтобы помогали в строительстве. Подчеркну, что все мы работали бесплатно, на энтузиазме. А трасса была задумана серьёзная, на ней даже Спартакиаду народов СССР собирались проводить, если бы вдруг не удалось запустить ту, которую специально решили построить для Спартакиады 1982-го.

Мы очень серьёзно рассчитали свою трассу. Строили несколько месяцев, закончили зимой, выходит, полгода работали на таком уровне, что все удивлялись. Это была единственная, наверное, в мире трасса, выполненная целиком из листвяка. Меня назначили её директором и даже отметили наградами: ЦК ВЛКСМ наградил почётным знаком и грамотой.

СПАСИБО, ТРАССА!

- На нашей бархатовской трассе оттачивало свою спортивную результативность поколение красноярских саночников, чей период становления выпал как раз на те годы. На ней мы провели чемпионат края. До Спартакиады 1982 года, прошедшей в Красноярске, это была трасса номер один - основная, на которой готовились и члены саночной сборной. К примеру, тот же Владимир Яковлев, Сергей Роженцев - наши красноярцы-международники. Опробовали её и бобслеисты. На появившейся спартакиадной трассе, чтобы не рушить её, бобы не запускали, и мы в 1982 году перестроили свою, бархатовскую, - удлинили её, и бобслеисты получили возможность для тренировок, когда в Красноярск приезжали наши сборники, тот же Владимир Александров. Трасса в Бархатово очень много сделала полезного. Я уже не говорю, какую пользу она принесла для развития детского санного спорта. Было очень мощное поколение, которое попало в сборную страны - как саночников, так и бобслеистов. Сформировалась школа, позволившая появиться и красноярскому скелетону, натурбану. Кстати, в ту пору я два года подряд, в 1982-1983 -м, становился первым и единственным из тренеров-зимников, которым удавалось войти в десятку лучших тренеров края. Определяли эту десятку по количеству медалей, завоёванных их воспитанниками. Этот тренерский список, естественно, возглавлял Дмитрий Миндиашвили. Гремели в те годы и красноярские хоккеисты, но по медальному зачёту оставались всё же далеко, как и биатлонисты, горнолыжники, лыжники-бегуны. А вот сани с бобслеем дали результаты действительно поразительные. И спасибо за это следует сказать в том числе и бархатовской трассе.
0
Комментарии (1)
Игорь Викторович, г. Красноярск
25 декабря 2013 г. в 08:57
Спасибо, Сергей Вячеславович, за интересный рассказ. А особенно за то, что вспомнили об Анатолии Ферапонтове. Ведь мы живы, пока о нас помнят.
Ответить
Они сошлись: в партере и стойке

Они сошлись: в партере и стойке

Первый в истории Красноярска турнир по смешанному боевому единоборству (ММА) получился зрелищным и ярким. Победитель матчевой встречи между Красноярском...