Владимир Александров: "Шесть сотых - это кошмарно много"


Владимир Александров: "Шесть сотых - это кошмарно много"

Эти февральские события, случившиеся в жизни Владимира Александрова, во многом, наверное, из области символических. И сочинская зимняя Олимпиада, стартовавшая 7 февраля, в день его рождения. И приглашение отправиться на эти Игры, которое он получил как особо почётный гость - призёр другой зимней Олимпиады, состоявшейся в 1984 году в Сараево. Тогда, тридцать лет назад, советский бобслейный экипаж-двойка, в составе которого разгоняющим выступал красноярец Владимир Александров, добыл для страны первую олимпийскую медаль в этом виде спорта, бронзу, которая была сродни золоту.

Наши беседа с Владимиром Петровичем состоялась накануне отъезда красноярской делегации в Сочи, поэтому просим не особо строго оценивать отдельные олимпийские надежды, которые были озвучены нашим собеседником ещё до начала сочинских стартов.

- Олимпийский год для спортсменов - более значимый, чем для людей обычных?
- Я уверен, что его наступления всегда с одинаковым нетерпением ждут, наверное, абсолютно все - и болельщики, и спортсмены. Но для последних он действительно особенный. Тем более для олимпийцев, ведущих атлетов, от чьих выступлений все ожидают не просто новых рекордов, а олимпийских подвигов. Готовясь, действующие спортсмены испытывают очень серьёзные нагрузки, и не только физические, но и психологические, поэтому олимпийский год для них, конечно, особый. Это и очень сложный этап для спортсменов, особенно для зимников: в этот период следишь за собой гораздо пристальней, бережней относишься к здоровью, смотришь, чтобы на ровном месте где-то ненароком глупую травму не получить. К Олимпиаде все стараются обрести пик спортивной формы. А это значит, что нагрузки только увеличиваются, и твой организм из-за них ослаблен к внешним факторам. Спортсменам-зимникам всегда сложнее готовиться к олимпийским стратам: недосмотрел, недоберёгся, заработал обидную простуду, и ты уже за бортом - прощай, Олимпиада…

- За кого будете больше всего переживать на сочинской Олимпиаде?
- Так как на Игах выступят сразу несколько красноярцев, конечно, в первую очередь - за них, за земляков. Ближе всех из них мне Женька Устюгов. Мы с ним давно и очень хорошо знакомы. Начало сезона у Жени получилось каким-то скомканным, но сейчас, ближе к Олимпиаде, я смотрю, наша биатлонная сборная начинает что-то показывать, очень надеюсь, что ребята добьются чего-то и на Олимпиаде. Болеть буду и за нашего скелетониста Сашу Третьякова. Уверен, что этот парень обязательно заявит о себе, и очень громко. Не знаю, как в итоге решится в бобслейной сборной судьба у нашего Труненкова. Потому что, смотрю, туда подтянули Алексея Воеводу, а вот Труненкова с двойки убрали. По опыту знаю, что накануне Игр начинают появляться всяческие подводные течения: каждый регион пытается правдами и неправдами запихать своего спортсмена, сильнее он или слабее. Печально. А вам я назвал тех спортсменов, которых знаю не понаслышке, которые могут претендовать на призовые места и даже на чемпионство. Главное, как ребята настроятся на свои старты психологически. Ну и везуха, конечно, не последнее дело. Фортуна у спортсмена должна стоять за спиной или где-то сбоку, но рядышком.

- Вы сами по натуре болельщик?
- Повышенной эмоциональностью я, бывает, страдаю даже чересчур. Порой самому себя приходится останавливать, мол, надо бы потише выражать все свои чувства, когда болеешь. А болельщик я разноплановый, болею за ту же свою регбийную команду, за ребят, которых теперь тренирую. Очень нравится волейбол, тоже эмоции порой захлёстывают, особенно когда матч насыщенный. Когда нет борьбы, накала, игру в принципе и смотреть неинтересно, но волейбол сам по себе очень стремителен, так что заскучать на нём трудно.

- Давайте попробуем перечислить те спортивные игры, дисциплины, в которых Вы были не просто болельщиком, а непосредственным участником.
- О-о! Тут даже и знаю, с чего именно следовало бы начать. Если с детства, с него ведь у человека всё и начинается, то тогда, наверное, всё же с лапты, с самого юного моего спортивного увлечения. Рос я в деревне, где только какая лужайка более менее подсыхала по весне, мы и начинали играть. В ту пору лапта была игрой вневозрастной, мячиком и битой увлекалась не только ребятня, но и взрослые подключались. И нам, пацанам, помню, всегда было интересно сыграть не со сверстниками, а именно со взрослыми. С лапты, наверное, для многих из нас и началось приобщение к спорту. Потом, когда стали повзрослее, в шестом-седьмом классе, уже больше соперничали в лёгкой атлетике: кто быстрее бегает, кто более вёрткий. Конечно, футбол, как без него. Тот же волейбол мне очень понравился. Зимой гоняли в хоккей: расчищали на речке лёд от снега и рубились дотемна. Такие занятия, конечно, давали многое, закаляли. Когда закончил 10-й класс, у нас в Сухобузимо устроили районные соревнования. В программе было семь состязательных видов. В шести я занял первое место, а вот в метании гранаты стал вторым. И то только потому, что сделал всего одну попытку. Метнул гранату, а мне кричат: «Беги на прыжки в высоту!» Я и побежал, посчитал, что никто меня не переметнёт, и к гранате больше не вернулся. До сих пор, если честно, обидно за то второе место.

- А когда пришла пора серьёзных занятий спортом?
- Когда поступил в пединститут, на физвоспитание. Здесь уже занятия пошли действительно серьёзные. Метал копьё, ядро толкал. Кстати, хотя ядро было как бы попутной дисциплиной, официально я числился копьеметателем, но первые мои спортивные достижения были всё-таки в толкании ядра. Наверное, потому, что это был менее техничный вид спорта. Копьё - более сложное, но опытного, знающего тренера, который бы следил, направлял, не было. Потихонечку занимался бегом, бегал дистанции, кроссы. Кстати, потом, когда меня пригласили в бобслей, получилось, что бегать я успел научиться хорошо, хотя целенаправленно этим, если честно, вовсе не занимался.

- Скромничаете. Тренер по бобслею Сергей Бирюков о Вашем таланте бегуна до сих пор отзывается исключительно восторженно, уверяя, что более мощного атлета, чем Александров, он по жизни не знал.
- Что ж, отзыв, не скрою, приятный (улыбается).

- А насколько приятными остаются воспоминания об олимпийском Сараево?
- Конечно, испытали эйфорию: бронзовые медали, всё прочее. Но потом пришли и другие чувства, ведь мы могли просто выиграть ту Олимпиаду! Сами же себе всё испортили. Накануне Игр нас попросту измотали. Перед Олимпиадой все стремились засунуть в сборную своих. У нас главным тренером был латыш, от страны в Сараево должны были поехать два экипажа, и он пытался сделать так, чтобы оба экипажа были латышскими. Я был в паре с латышом, но - русский. До последнего мы тогда зарубались с другими парами. Соревновались каждый день и каждый день устанавливали рекорды трассы - и в разгоне, и в конечном результате. Нам надо было доказать, что в Сараево должны отправиться именно мы. Доказали, поехали. Но на Олимпиаде - всё: сил уже не осталось, сожгли мы себя. У нас, бобслеистов, даже массажиста не было, своего специалиста нам дали конькобежцы. Пытался массажист привести меня в норму, но, поработав, сказал, мол, ё-моё, всё зашлаковано, забито… Даже сейчас обидно, что экипажу, занявшему второе место, мы в Сараево проиграли тогда всего шесть сотых! Было достаточно всего два шага сделать - жёстче, резче, и выиграли бы! А мы, выходит, уже были не способны и на эту малость, перетрудили нас. Это неприятно.

А так, конечно, здорово: первые олимпийские медали стране принесли. А для меня это было особенно почётно, ведь до меня красноярских олимпийцев в бобслее вообще не было.

- Чтобы стать болельщиками зимней Универсиады 2019 года, ни гостевых приглашений, ни перелётов красноярцам не понадобится, для них она пройдёт дома. Как Вы относитесь к этому событию?
- Я рад, что столицей Универсиады станет наш город. Красноярску это очень нужно, ведь Универсиада - это тот же аэропорт, дороги, современные спортивные сооружения, масса других самых различных объёктов. Конечно, хочется изменений. Красноярск, насыщенный достойными спортивными сооружениями, в дальнейшем сможет претендовать и на другие крупные зимние соревнования, чемпионаты мира, а может, и Олимпиаду. А что?! Но самое главное, если у нас будут расти спортивные ребята, будет и дополнительная мотивация на подобные претензии.

Чтобы пополнить тот же бобслей, скелетон, да и любые другие виды, нужны легкоатлеты - это я понял по собственному опыту. А сейчас с легкоатлетами, к сожалению, проблема. Конечно, похвально, что подтянулись наши тренеры, начинают грамотно подходить к подбору детей. И всё-таки лёгкая атлетика - это базовая подготовка для любого вида спорта. С самого раннего возраста, с пяти-шести лет, дети должны заниматься акробатикой, гимнастикой, плаванием, чтобы была координация, чтобы в них уже было заложено такое качество, как дисциплина. Со временем они сами сделают выбор: кто-то останется в лёгкой атлетике, кто-то перейдёт в другой вид, но их уже научат необходимому, азам.

- А поддерживается ли спортивная увлечённость в семье Александровых?
- Мы с супругой выросли в одном районе. Когда она училась в школе, тоже занималась лёгкой атлетикой, лыжами, в юности была весьма активной спортсменкой. С годами эта увлечённость, конечно, поубавилась, но человеком спортивным она всё же остаётся. А что касается сына Сашки, ему 12 лет, я сам начинал его знакомство со спортом с гимнастики, плавания. Определил на дзюдо, чтобы парень умел брыкаться и падать не как мешок - папа знает, что делать (улыбается). Не знаю, во что он ударится дальше, но, думаю, что получит первые спортивные познания, и выбор ему будет сделать проще. Сейчас он как раз в таком возрасте, когда очень важно не отбить желания заниматься. Знаю это, как тренер. Тут главное не принуждать. Этот урок в своё время был преподнесён мне моим первым тренером, которого помню и благодарю за то, что не переборщил и умело настраивал.
0
Комментарии (0)
Глазами волонтера

Глазами волонтера

В 1980 году в нашей стране впервые прошла летняя Олимпиада. Минуло 34 года, я вырос и попал на Олимпийские...