Ирина Родина: "Главное - не пересолить"


Ирина Родина: "Главное - не пересолить"

Перечислить воспитанников заслуженного тренера России Ирины РОДИНОЙ, добившихся рекордных достижений в плавании, занятие непростое: ведь одних только мастеров спорта среди них более двух десятков. А ещё есть и призёры юношеских первенств России, чемпионы страны, мира, участники Всемирной универсиады, Олимпийских игр…

- Ирина Аркадьевна, давайте начнём с вопроса о главном: как люди становятся заслуженными тренерами, как это случилось с Вами?
- Откровенно признаюсь, что в начале моей карьеры не было и мысли о каких-либо званиях, эта цель абсолютно не преследовалась, я не жила мечтой стать признанным наставником. Она пришла, наверное, тогда, когда появился действительно талантливый ученик. Без этого ты не станешь заслуженным, а ученик-самородок - это подарок судьбы.

Звания заслуженных тренеров существуют только в нашей стране. Я ни разу не слышала, что за рубежом есть что-то подобное. У нас оно как своего рода оценка деятельности наставника. Причём, я хочу заметить, что есть очень грамотные тренеры, исключительные работяги, которым просто не попалась «золотая рыбка». А система у нас такова, что если «золотой рыбки» у тебя нет, ты просто тренер, может быть, тренер высшей категории. Поверьте, своё звание заслуженного я воспринимаю так, как будто его и нет вовсе: живу, продолжаю работу, тренирую своих ребят. Да, внутренне, конечно, ощущаешь какое-то чувство гордости, что появилось признание. Но в первую очередь это гордость даже не за себя, а за достижения ребят, твоих воспитанников. Заслуженный тренер - это вовсе не значит, что всё, что ты куёшь, это спортивный шедевр. Это просто эпизод в твоей тренерской жизни, когда тебе достаётся талантливый ученик.

- Тем не менее целая плеяда таких талантов прошла именно через Ваши руки.
- Порой это было просто дело случая. Как, например, с Алёшей Ковригиным. Был период, когда плавательные школы в городе закрывались, а наша продолжала работу. Алексей пришёл к нам из «Локомотива», где прекратились занятия, а мальчишке очень нравилось, хотелось плавать. Так что это не моё открытие, я в этом случае не ходила по плавательным секциям, чтобы найти такого спортсмена - десятилетним он пришёл сам. Об его трудолюбии следовало бы, конечно, сказать особо, всю необходимую работу он делал от и до, что в итоге и позволило вырастить из него известного спортсмена, члена сборной, участника двух Олимпийских игр.

- И всё же, выходит, именно Вы стали для того же Алексея Ковригина проводником в большой спорт?
- В какой-то степени. Потому что большой спорт и то, чем заняты мы, - разные вещи. Большой спорт для спортсмена - это работа, источник дохода, специализированные центры профессиональной подготовки. А мы, «Энергия» - детско-юношеская спортивная школа. Но так как у нас нет другой структуры, то всё, начиная от начальной подготовки и до высоких результатов спортсмена, находится в одних руках, наших. Ну а дальше - сборная, тренерские наставники другого ранга…

- Ирина Аркадьевна, а часто Вы встречаетесь со своими бывшими воспитанниками?
- Особых дат для общих сборов у нас нет. Но обязательно где-нибудь пересекаемся, то просто случайно на улице, то кто-то наведается в гости. Во время таких встреч узнаём, что у кого в жизни изменилось. Зачастую бывает и так: только о ком-то подумаешь, а тут и телефонный звонок… А с семьёй Алексея, учитывая, что мы были вместе рука об руку с самого его детства, тесные отношения поддерживаем до сих пор.

- Скажите честно, а любимчики в Вашей тренерской карьере были?
- Знаете, любимчик - слово само по себе, на мой взгляд, какое-то ущербное. Среди моих воспитанников немало тех, кто, казалось бы, только и делал, что испытывал моё тренерское терпение, иногда устраивая такое, что просто с глаз бы его долой. А когда они взрослели, менялись, я вдруг понимала, что все эти годы я любила-то именно их, таких ершистых, непослушных, столько всякого устроивших. И эта любовь и теперь проявляется вовсе не в каких-то привилегиях. Просто ты с ними, наверное, больше, чем с другими, шутишь, вспоминая при всех про их прежние «каки».

- Вы сумели сделать вывод по собственному опыту: сколько времени необходимо тренеру, чтобы открыть очередную звезду?
- Не побоюсь признаться, что подавляющую часть нашей работы можно назвать рутинной: ты тратишь массу времени, с десяток лет, чтобы отыскать алмаз, огранить его. Набираешь ребят 8-10-летнего возраста, а свои лучшие результаты они могут показывать к 19-20 годам. Это в музыкальной школе ребёнок пришёл, отстучал мелодию, которую ему предложил преподаватель, и уже ясно: можно ли работать с ним, насколько он одарён в музыкальном плане. Понятно, что у нас всё куда сложнее. Пока мы их какое-то время не поучим, а это года два, любые выводы о способностях ребят делать рано. Причём замечено, что юные низкорослые пловцы овладевают всеми необходимыми движениями гораздо быстрее, и они, как правило, оказываются впереди. А что касается гадких утят, ждёшь-ждёшь, пока он подтянется, а у него то недотяг в одном, то в другом - организм растёт, а функциональные данные сердца, лёгких за этим ростом не поспевают. И вот вроде бы дождался этого гармоничного повзросления, когда твой воспитанник начинает хорошо переносить предлагаемые нагрузки. Но к этому времени то у него вдруг внезапная любовь случится, или вдруг разочаруется во всём. А разочароваться можно запросто, ведь работа ребятам предлагается монотонная. Если легкоатлеты, к примеру, могут во время бега оценивать пейзажи, даже обмениваться друг с другом мнениями, здесь всё иначе: лицом в воду, и от бортика к бортику. Это очень сильно утомляет, и не каждый это может психологически выдержать. Для ребят после тренировки норма - не разойтись по домам, а присесть кучкой на краю бассейна. И это вовсе не от усталости, а от необходимости, горячего желания пообщаться друг с другом.

- Как бы Вы определили самое главное качество пловца?
- Плавание - уникальный вид спорта, в котором нужны высокие координационные способности, тело должно быть растянутым, но в то же время и атлетическим. А самое главное качество, которое отличает пловцов от других спортсменов - чувство воды, умение оттолкнуться от этой жидкой массы, а не рвать её. Один оттолкнётся и скользит, он как лебедь, как будто его кто-то за ниточку тянет, вода даже не колышется. Природно это чувство заложено у единиц. А самые упорные способны его выработать.

- Очень переживаете за своих воспитанников на соревнованиях?
- На всех соревнованиях я как больная: плывёшь мысленно с каждым, а если их выступает много, то к концу выступлений можно попросту с ума сойти. И всё-таки защитная реакция включается: соревнования, как правило, начинают те, кто послабее, и когда наступает черёд основной группы, ты уже перегораешь, той стартовой дрожи в тебе уже нет. Все эти переживания, конечно, остаются абсолютно неведомыми для твоих подопечных - для них ты тренер, лицо у которого во время стартов всегда остаётся внешне спокойным.

- Кто способнее в плавании - мальчишки или девчата?
- Девочки, к сожалению, гораздо чаще, что называется, сходят с дистанции. Причина тут, в том числе, и физиологическая: они раньше взрослеют, созревают, поэтому и раньше уходят. Мышечный тонус у мальчиков физиологически держится дольше. Девчата это быстрее теряют. Но они лучше переносят нагрузки, они более выносливы.

- Вы родились в посёлке на Ангаре, с этой реки и началась для Вас наука плавания?
- Скорее знакомство с плаванием. А вот профессией, работой оно стало для меня благодаря мужу, тоже тренеру по плаванию. Он горел этой работой, ему это нравилось, но не мог найти себе партнёра. Профессия тренера связана с частыми поездками на соревнования. Но на них он брал лучших своих ребят, а с остальными нужно было продолжать работать, без всяких пауз. И он никак не мог найти себе помощника. Как-то исподволь начал меня к этому приобщать. А я, надо признаться, никогда не боялась круто менять свою жизнь. Работал он допоздна, я приходила в бассейн и с балкона наблюдала, как проходят тренировки. Дома обложилась литературой, перелопатила массу книг. Чувствую: да я же - тренер! (Улыбается.) Только одними книгами, конечно, не обошлось. Будучи уже взрослым человеком, в 30 лет, пошла учиться в пединститут на факультет физвоспитания. Надо признать, что никаких снисхождений в связи с возрастом для меня не было, училась наравне со всеми. Благо, что физическую закалку жизнь преподнесла мне с детства, справлялась, хотя, конечно, было очень непросто. Но это нужно было пройти, а если нужно - то, будь добр, сумей, как бы ни было сложно.

Перестроечные времена заставили мужа искать другую работу: семье из двух тренеров, в которой росли дети, иначе было бы не прожить. К такому выводу мы пришли на общем семейном совете. Муж ушёл из спорта, а я стала уже самостоятельным тренером.

- Женщине-тренеру, наверное, вдвойне сложнее, чем мужчине?
- Во многом да, но, с другой стороны… Знаете, есть у нас, женщин, не просто кулинарное, а такое житейское правило: главное - не пересолить. Попробовал, убедился, что это «вкусно», хорошо, - бери на вооружение, зная, что это срабатывает. Растёт результат у твоих ребят, значит, растёшь и ты, твой профессионализм как тренера. С опытом пришло и ещё одно правило: никогда резко не меняй системы подготовки. Это живой организм, и всё нужно делать небольшими, проверенными блоками. А применив блок, обязательно оцени реакцию. Это как с лекарством, где на упаковке указано не только то, от чего оно излечивает, но и возможные противопоказания. И главная забота тренера, чтобы никаких противопоказаний от твоего «лечения» не было.

1
Комментарии (0)
Есть полный комплект!

Есть полный комплект!

23 августа, соревновательную программу по плаванию на XXIX Всемирной летней Универсиаде в Тайбэе завершала женская эстафета 4х200 вольным стилем....