Владислав Антонов и Александр Денисьев: “Медали выиграли со злости”


Владислав Антонов и Александр Денисьев: “Медали выиграли со злости”

Саночники краевой академии зимних видов спорта Владислав Антонов и Александр Денисьев попали в олимпийскую сборную в самый последний момент, но в качестве первого номера они не рассматривались.

В итоге же красноярские парни показали пятый результат в Сочи в личных гонках, опередив своих партнёров-соперников по сборной Южакова и Махнутина, которые изначально котировались выше. Этот успех позволил нашим землякам выступить в командной гонке, и уже в ней Денисьев и Антонов, здорово проехав свой этап, поднялись на пьедестал. Серебро в санях — фантастический результат, фактически его можно приравнять к золоту, поскольку бороться с немецкими спортсменами просто нереально. Именно с этого и начался наш разговор с красноярскими олимпийцами.

Что такого в немцах, почему ни в мужских одиночках, ни в женских санях, ни в двойках, ни тем более в эстафете у них просто невозможно выиграть?

Владислав: — Почему же, можно, если только саночники из Германии допустят грубейшие ошибки. Мелкие помарки никак не влияют на конечный результат. Дело в особенных санях. Никто в России не может разгадать их секрет. Феликс Лох в одиночках, Натали Гайзенберегер у женщин, Вендль и Артль в двойках. Они доминируют.

То есть немецкие сани не такие как у всех?

Владислав: — Официально всё чисто, что и неудивительно. В международной федерации, в судейском корпусе доминируют представители Германии. Не будут же они валить собственных спортсменов.

Александр: — У нас тоже есть научные группы, разрабатывающие отечественные сани, различные типы напылений на лезвия коньков, но пока не нашли ничего космического, позволяющего осуществить прорыв на первые места. А у немцев и вправду на данный момент не выиграть.

Но ведь остальные немецкие экипажи вовсе не доминируют, или особенные сани только у лидеров?

Александр: — Сани для чемпионов сконструировал великий Георг Хакль, трёхкратный олимпийский чемпион. Его спортсмены и побеждают, а делиться своими секретами с остальными, пусть даже и с соотечественниками, он не намерен. В Германии, как и в России, идёт жёсткая конкурентная борьба между регионами страны. У нас тренер из одной области или края никогда не будет помогать спортсменам из других. И у них также.

Ну ладно, хватит о немцах. Давайте о Вас, ведь Олимпиада и вовсе могла пройти мимо дуэта Антонов — Денисьев.

Владислав: — По всем спортивным нормативам мы в сборную команду проходили, но в санях многое решается не на трассе, а в высоких кабинетах. Незадолго до Олимпиады нам дали понять, что мы пролетаем. Жили в одном номере с дуэтом из Москвы, и им практически на наших глазах вручали олимпийскую экипировку. Нас обуяла настоящая спортивная злость. Оставался чемпионат Европы, и на нём мы всё-таки доказали, что достойны поехать в Сочи, пусть и номинально вторыми номерами сборной. Но нам был дан шанс, и мы его использовали.

Александр: — После финиша на чемпионате Европы к нам подошли корреспонденты, и Влад рубанул им правду-матку про всё, что он думает об отборе на Олимпиаду. Хорошо, что в итоге мы туда попали. На старт в Сочи выходили спокойно. Вообще никакого мандража не было. На Кубках мира больше волновались. Может, потому, что все нервы потратили во время отборочных соревнований и заездов.

Владислав: — В Сочи не покидало ощущение праздника. Будто мы и не выступать приехали. Когда заняли пятое место в личных соревнованиях — обрадовались. Хотя могли в принципе побороться за бронзу, но мелкие ошибки не позволили. В команде было понятно, что на золото мы можем претендовать, если только у Германии случится форс-мажор. Все команды боролись за серебро и бронзу. Нам удалось стать вторыми. Отлично.

Вскочили на подножку уходящего олимпийского поезда, а вернулись с медалями, фантастика?

Александр: — Конечно. Очень помогло, что от нас, по большому счёту, ничего не требовали. Того же Альберта Демченко изначально позиционировали как звезду, на него надеялись, журналисты разрывали, а мы спокойно готовились. Злость копили.

Владислав:— Когда ступили на пьедестал, испытал огромную радость, а ещё облегчение, что всё прошло и закончилось хорошо. Пока, честно говоря, не осознали, что сделали большое дело.

С Демченко как отношения складывались?

Александр: — Нормально, он такой же член команды, как и остальные. Авторитет, конечно, у него колоссальный. Тренеры к нему прислушиваются.

Владислав: — Нормальный мужик, великий спортсмен, ворчливый немного, правда. Сам себя фактически сделал. Он начинал выступать, когда сани в России никто толком и не знал. А сейчас на своей седьмой Олимпиаде завоевал две медали, результат достойный уважения.

Олимпийское серебро Вас изменило?

Александр: — Нисколько. Кто был нашим другом, тот им и остался. Никакой звёздной болезни и в помине нет.

Владислав: — Никакого “звездняка”, Саша прав. На профессиональных спортсменов смотрят, как на каких-то особенных людей, тем более, если стали олимпийскими призёрами. Но это не про нас совершенно. Мы обычные парни. С обыкновенными увлечениями.

Когда сани появились в Вашей жизни?

Владислав: — В седьмом классе впервые пришёл на тренировку, потом Сашу подтянул, мы в одном классе учились. Поначалу выступали в одиночках. Затем стали вместе кататься.

Александр: — Вдвоём круче. Больше адреналина, да и вообще интереснее.

А почему вообще выбрали санный спорт?

Александр: — Когда впервые пришёл на тренировку, об этом вообще не задумывался. Мы, как и любые мальчишки, перепробовали много спортивных секций. В санях понравилось больше, остался. Со временем пришли первые успехи. Ну и, конечно, адреналин, который испытываешь при спуске, ни с чем не сравнить.

Владислав: — Я борьбой занимался, горными лыжами, многими другими видами — вообще не цепляло. А вот сани — это другое. Ощущение скорости на трассе словами не передать.

А Вам предлагали выступать за другой регион?

Александр: — Не один раз, но мы с Владом — конкретные патриоты Красноярского края. Всю карьеру планируем выступать за родной регион. Нас и переманивали, и разлучить пытались, с москвичами в пару поставить, мы ни в какую. Только вместе.

Приходилось слышать от довольно таки успешных спортсменов из других видов спорта, что сани, скелетон и бобслей — занятие довольно простое. Стокилограммовый мешок картошки до финиша спокойно доедет с неплохим временем.

Владислав: — Ну доехать, может, и доедет, но по времени мы его всяко обгоним. (Смеётся.)

Александр: — Просто прокатиться по трассе на санях и соревноваться на высоком уровне — разные вещи. Мы очень много времени потратили, прежде чем нас допустили к сложным профессиональным трассам. Так что про мешок картошки применительно к саням, это точно неправда.

В санях неизбежны падения, ледовые ожоги. У Вас они часто случались?

Александр: — Бывало, и не раз. Ожоги даже не так страшны, чем реальные падения, когда на огромной скорости плашмя ударяешься об лёд.

Владислав: — Трасса в Сочи раскатистая, там особых перегрузок нет на виражах. А вот в той же Латвии сумасшедшая центробежная сила, чуть-чуть ошибся, и всё, падения не избежать. Ну и перегрузки на поворотах те ещё. Уши закладывает конкретно.

Кто в паре лидер, от кого больше зависит успешное прохождение трассы?

Владислав: — Лидера как такового у нас нет. У меня свои обязанности, у Саши свои, но в любом случае мы должны работать на трассе синхронно, только тогда можно надеяться на успех. Постоянные тренировки, опыт доводят навыки до автоматизма.

Александр: — Если Влад ошибается, я пытаюсь исправить, потерять как можно меньше времени, если сам допускаю помарки, Влад старается помочь. Иначе никак, мы выступаем в паре и должны быть как единое целое.

Ваши родители имеют к спорту отношение?

Владислав: — Никакого, обычные рабочие люди.

Александр: — У меня также, поддерживают нас только в качестве болельщиков и переживают именно за своих сыновей, а так они от спорта далеки.

Владислав: — У меня девушка имеет отношение к спорту. С ней мы говорим на одном языке. Она и гимнастикой занималась, и лёгкой атлетикой. Скелетон пробовала, а сейчас фитнес-инструктором работает. Брал её с собой в Сочи, правда, наши выступления смотрела с закрытыми глазами, волновалась очень.

На Евгения Плющенко после Олимпиады посыпалось много критических стрел за отказ выступать в личном турнире, Ваше мнение?

Александр: — Не нам его судить. У человека была травма, с которой в принципе выступать невозможно. А он выиграл золото в командном турнире.

А Вам приходилось выходить на старт травмированными или больными?

Владислав: — Приходилось, и не раз. И с температурой 39 катались. Мы же вдвоём выступали. Если один заболел, подводит другого, так что на болячки мало внимания обращаем.

Александр: — Сложность в том, что температуру обычным аспирином не сбить. Многие эффективные лекарства нам в принципе нельзя. Но врачи находят выход. Используем и нетрадиционную медицину. А у нас как раз врач появился, иглотерапевт. Так он мне парочку иголок воткнул в ладонь, и всё как рукой сняло.

Сезон закончен. Чем планируете в отпуске заниматься?

Александр: — Я жениться планирую. А вообще, будем отдыхать. За границу, возможно, съездим, на солнышке погреемся, а затем летний подготовительный период начнётся.

Владислав: — Тоже хочется в жаркие страны слетать. А ещё отоспаться, усталость накопилась колоссальная.

Завершившийся сезон стал для Вас сказкой. Какие планы на следующий и вообще на весь олимпийский цикл?

Александр: — Мы долгоиграющих планов не строим. Всё по порядку. Для начала надо отобраться в сборную команду на следующий сезон. Выполним эту задачу, будем строить планы на соревнования.

Владислав: — Жизнь вообще учит, что лучше ничего не планировать, а просто делать своё дело. И тогда награда придёт. Мы все силы отдавали, чтобы попасть на Олимпиаду. Нас уже списали, а мы назло всем всё-таки прорвались и теперь с медалями.

0
Комментарии (0)