Галина Сагнибеда: "Небо полюбило меня с первых секунд"


Галина Сагнибеда: "Небо полюбило меня с первых секунд"

Наше знакомство с Галиной Сагнибедой произошло при довольно примечательных обстоятельствах. Не так давно журналисты «Городских новостей» организовали уборку свалки в центре Красноярска, пригласив жителей поучаствовать в этой акции. Галина Ильинична единственная, кто откликнулся на наш призыв.

Вооружившись граблями, она с лёгкостью забиралась на крутой склон, давая фору даже трудотрядовцам. Уже после выяснилось, что она мастер спорта по прыжкам с парашютом. В документах чёрным по белому значится 5230 прыжков. Галина Сагнибеда - парашютистка, без преувеличения, с полувековым стажем.

Тайна школьницы

- Начиналось всё с детского любопытства, - рассказывает Галина Ильинична. - Мы шли с подругой по улице родного Комсомольска-на-Амуре, и тут она мне шепнула: «Слушай, а ты знаешь, в этом доме в подвале занимаются парашютисты». Я засмеялась и предложила за ними подглядеть. И вот мы уже пристроились к замочной скважине: смотрим - расстелен огромный парашют, много тряпочек-верёвочек, вокруг увлечённые ребята. Парни нас быстро разоблачили, разрешили подойти поближе, а вскоре даже взяли с собой на аэродром.
 
Не знаю даже, чем я будущему мужу понравилась. Уж столько было других красавиц. А он за мной стал ухаживать: помогал парашют укладывать после прыжка, стропы поправлял.

Первый раз я прыгнула с парашютом в пятнадцать лет. Мне было совсем не страшно. К новичкам приставили инструктора из Прибалтики - трёхметрового мужчину, у которого волосы спускались ниже лопаток. Уже после первого прыжка он выделил меня из всей толпы и как-то так небрежно кинул в мою сторону фразу: «А из тебя выйдет парашютистка». Дело в том, что когда другие выпрыгивали из самолёта, то начинали в небе как попало кувыркаться, а я умудрялась сразу ложиться на воздух ровно. Видимо, небо полюбило меня с первых секунд, а я - его.

Я вставала в четыре часа утра, потихоньку одевалась и бесшумно проворачивала ключ. На улице, как сейчас помню, меня уже ждал грузовик, заполненный юными парашютистами. Домашним о моём увлечении рассказывать было нельзя. Мама работала в прокуратуре, отец на военном заводе. Воспитывали меня и двух моих братье в строгости, сильно не забалуешь. Как-то раз, когда мама чистила картошку, я её невзначай спросила, а что если прыгнуть с парашютом? Она тогда так грозно вскрикнула, что я подумала: «Нет, признаваться во всём ещё рано». Правда, вскоре неладное заметил старший брат, я ему открылась, а он разболтал всем. Поворчали немного и смирились.

Бах - и звёздочки в глазах

- В Комсомольске-на-Амуре всегда дули ужасные ветра, особенно весной. В один из дней, когда я совершала прыжок, погода стояла солнечная и тихая, ветерок был ласковый, ничто не предвещало ураганного порыва. Но вдруг меня в воздухе резко относит в сторону, я приземляюсь достаточно жёстко и далеко от стадиона, к тому же парашют несколько метров протащил меня по земле. Помню только, как открываю глаза, а надо мной стоит испуганный доктор. Он уже пожилой, всю войну прошёл, видел разное. Но тут у него такое лицо было, как будто он ничего страшнее прежде не переживал. Спрашивает: «Галочка, у тебя воздух дрожит?». Я отвечаю: «Дрожит. А почему?» - и опять провал. Опомнилась только в больнице. Ко мне снова подбегает доктор и кричит: «Ты почему сидишь? Ну-ка сейчас же ложись». Смотрю, несколько врачей меня ловко переложили на носилки и куда-то со мной побежали. Заносят в кабинет, где на меня таращатся студенты. Оказалось, что у меня брали пункцию из позвоночника. Слава Богу, сотрясение мозга было лёгкое. Видимо, при приземлении я поставила ноги правильно.

Рукопожатие Гагарина

- Представляете, как мы радовались, когда в Комсомольск-на-Амуре приехал Юрий Гагарин. По этому случаю все ребята из аэроклуба готовили для него показательные выступления. Стадион в городе был просторный, но старенький, по периметру его огородили досками. На трибуне сидел Гагарин с остальными членами делегации и военными. Я на тот момент практически не имела опыта, однако прыгнула очень удачно. Но так повезло далеко не всем. Одного нашего парашютиста так отнесло порывом ветра, что он разломил ограждение трибуны, на которой сидели высокие гости...

Понимаете, мы ведь очень волновались. И хотя делали вид, что являемся профессионалами и тоже своего рода героями, в итоге перестарались и немного опростоволосились перед кумиром всего мира. Несмотря на такой ляп, после выступлений нас всех построили, и Гагарин каждому пожал руку. В ладонь я потом как в зеркало смотрела. Пожалуй, это был тот переломный момент, когда я решила, что свяжу свою жизнь только с парашютным спортом.

Грузинская сказка

- Раньше в Советском Союзе всегда было много аэроклубов. и между ними постоянно проходили соревнования. Вспоминаю историю, которая случилась в шестидесятые годы. К нам пришёл один подполковник, Эдуард Торощенко, и объявил не просто о какой-то спортивной встрече, а о чемпионате военно-воздушных сил. Этого военного я уже встречала не раз, он часто наблюдал за тем, как мы занимаемся. На тот чемпионат он отобрал трёх девчонок, в том числе и меня. Я испугалась, при этом новость восприняла несерьёзно, мне всего-то было около шестнадцати лет. Но ведь что-то этот военный в нас углядел...

Ну что ж, пришлось ехать. Чемпионат проходил в Грузии, в городке Телави. Это было сказочное место: солнце, уютные улочки, вьющиеся цветники, - очаровавшие меня, девчонку, на всю жизнь. Мы с подружкой ходили и поражались - под ногами валялись яблоки, а все их пинали. А я хватала с земли сразу по несколько яблок и обтирала их подолом платья. Прохожие кричали: «Вы что делаете! Возьмите с дерева!».

Помню только, как приземлилась. Открываю глаза, а надо мной склонился испуганный доктор. Он уже пожилой, всю войну прошёл, но тут у него такое лицо было, как будто он ничего страшнее прежде не видел.

На чемпионате мы делали высотные прыжки, нас подняли в небо на четыре километра. Вертолётчики все молодые, красивые… Мы с ними заигрываем, смеёмся и подзадориваем: «Давайте ещё выше, выше!» Смелые, ничего не боимся, прыгаем… Обычному человеку, конечно, представить сложно, но когда выпрыгиваешь в небо и ложишься, воздух держит тело так же, как и вода, только теперь вы - птица. Правда, всю романтику на земле пресекал тот самый начальник, строго нас отчитывая: «Я же вам говорил, не поднимайтесь выше!» А мы, теребя косичку, ему так виновато отвечали: «Ну… Эдуард Васильевич, мы же только немножечко, совсем чуть-чуть…» Кстати, тогда наш аэроклуб выступил блестяще. Вообще, казалось, что на соревнованиях собралась самая лучшая молодёжь Союза. Все горели общим делом.

Ну и где твоя парашютистка?

- После того чемпионата меня официально зарегистрировали как военную парашютистку. Это и стало моей профессией. Я объездила весь Советский Союз - от Ленинграда до Дальнего Востока. Испытывала на себе парашюты, которые шили для лётчиков, постоянно тренировалась, покоряла высоту и продолжала ездить на зональные соревнования. Сейчас в парашютном спорте их практически не организовывают. А жаль, ведь на таких чемпионатах удавалось отточить мастерство. Более того, именно на подобных соревнованиях в Хабаровске я познакомилась со своим будущим мужем. Сразу отметила этого спокойного, деликатного и доброго человека. К тому же он был первоклассным лётчиком, великолепным инструктором и замечательным парашютистом. Не знаю даже, чем я ему понравилась? Уж столько там было красавиц. А он за мной стал ухаживать: помогал парашют укладывать после прыжка, стропы поправлял. Здесь же, в Хабаровске, мы и поженились. А потом его родители сказали: «Привози уже свою парашютистку к нам в Красноярск!» Так мы и переехали. Мужа, лётчика-парашютиста, перевели по военной службе, а я устроилась в красноярский аэроклуб инструктором. Вскоре родился наш сынок Михаил. Только он окреп, сразу вернулась в спорт.

Скромность в банке

- Позже в Красноярске меня пригласили преподавать в кадетском корпусе, где я работаю и по сей день. Показываю кадетам, как устроен парашют. Одна стропа может порваться от 125 килограммов, но на парашюте их 28, то есть запас прочности огромен. К тому же всегда есть запасной парашют. Но мальчишки берут эту стропу и тянут в разные стороны. Тянут, пока все бордовыми не станут, - так проверяют, всё ли надёжно. Иногда, конечно, развлекаются, и я им позволяю выплеснуть все свои эмоции. На выходных поедем с кадетами на аэродром. Тем, кто отпрыгает, вручат удостоверение, с ним можно будет попасть в любые солидные силовые структуры.

…Вот такие штучки у меня есть (так рассказывает Галина Ильинична о своих наградах и почётных документах, которые лежат в заржавевшей баночке)... Вот у меня международный сертификат по парашютному спорту, удостоверение мастера спорта СССР и судьи всесоюзной категории. Ну… это уже неинтересно (убирает значки и медали поглубже). Ой, чего здесь только нет! (Смеётся.) Всё-таки всю жизнь под куполом неба провела.

Конечно, в последние годы у меня стали болеть ноги, но я никогда не ною и всё равно люблю свою профессию. В прошлом году съездила в военный санаторий - подлечилась, в этом году тоже хотелось бы. В любом случае следующей зимой снова хочу прыгнуть. Ну а что? Зимой на большой снег приземление всегда мягкое, это равносильно тому, как на перьевые подушки упасть.
0
Комментарии (0)
Никто не замерз, все доплыли

Никто не замерз, все доплыли

В Красноярске в открытом бассейне реки Енисей состоялся краевой фестиваль по ледяному плаванию, в рамках которого прошел и открытый...

Когда мороз не помеха
Горные лыжи, сноуборд

Когда мороз не помеха

В Красноярск на чемпионат СФО по горнолыжному спорту съехались спортсмены из Кемеровской, Иркутской областей и Алтайского края. Соревнования прошли...