Валентин Киреев: "Сила — в движении"


Валентин Киреев: "Сила — в движении"

В далёком 1959 году тридцатилетний Валентин Киреев впервые вышел на старт марафонского забега, а уже через три года выполнил норматив мастера спорта СССР. Дважды красноярский марафонец был близок к попаданию на Олимпийские игры, но не сложилось.

Удивительно, но и сегодня в свои 85 он тесно дружит со спортом — ежедневные зарядки, прогулки на свежем воздухе летом, бег на лыжах зимой позволяют Валентину Петровичу сохранять отличную форму. На недавних городских соревнованиях, к примеру, он сумел подтянуться на перекладине 22 раза, для многих молодых людей в самом расцвете сил это недостижимый результат.

— Детство я провёл в селе Бородино. Много мы трудились руками. Кололи дрова, покосы, ухаживали за скотиной. Время тогда было тяжёлое, голодное. В четырнадцать лет я был главой бригады по уборке сена. Кроме меня в ней были девушка, пенсионер и совсем маленькие дети, работали слаженно — от рассвета до заката. Уверен, что деревенская закалка помогла мне в занятиях бегом. Частенько бывало так, что все с того же покоса едут на повозке, а я бегу рядом.

Зимой вставал на лыжи. Даже на соревнования ездил в Заозёрный. Правда, лыжи у меня были не ахти, крепления самодельные, в одной из гонок, помню, порвались застёжки, но я всё равно занял третье место.

Из прорабов в плотники

Когда приехал в Красноярск и поступил в железнодорожный техникум, занятия спортом не бросил. По-прежнему любил пройтись на лыжах, летом занимался бегом на разные дистанции. Как-то пришёл на лыжные соревнования. Один из заявленных спортсменов не смог выйти на старт, мне тренер и говорит: беги, мол. А я никогда в настоящих креплениях до этого на лыжах не бегал, первый раз попробовал, и сразу на соревнованиях, но всё прошло удачно.

После техникума работал в бригаде. Сначала плотником, затем мастером, а после и прорабом. В бригаде у меня было два мастера и около 12 человек рабочих. Я смотрю, прораб-то и не нужен, кем руководить-то? Перевёлся в мастера. Параллельно занимался бегом. Как-то задержался на работе, а вечером нужно было уезжать на соревнования, бежал сломя голову на железнодорожный вокзал, но немного не успел, поезд ушёл без меня. В тот раз всё обошлось, сумел всё-таки добраться без опоздания на чемпионат, но выводы для себя сделал. Вскоре из мастеров я ушёл, стал обычным плотником, причём по собственной инициативе. Причина проста. Плотник своё отработал и свободен, он только за себя отвечает. А мастеру надо было проверять, контролировать — уйти с работы пораньше никак не получалось.

Марафонец

Первый раз на старт марафона я вышел в тридцать лет. Соревнования проводились в Подмосковье. Бегали тогда кто в чём, я — в тоненьких кедах, которые делали в Ленинграде. Мне посоветовали стельки приклеить к подошве, чтобы бежать было удобнее. Бегу, значит, жара страшная стоит, асфальт раскалённый, пятки огнём горят. Я думал это из-за погоды ноги обжигает, оказалось, что нет. На финише на пятках живого места не было, сплошные мозоли. Мне врач прямо на месте их и срезала. Ехал в Красноярск на поезде пять суток. На каждой длительной стоянке бежал в медпункт на перевязку — вот чем особенно запомнился мне первый марафонский опыт.

Через три года удалось занять шестое место на чемпионате СССР. За что получил звание мастер спорта. У нас тогда собралась классная команда. С Алексеем Саковым были знакомы давно, бегали вместе. На сборах в Подмосковье лежим с Лёшей на травке около беговой дорожке, отдыхаем между тренировками, разговариваем про Красноярск, подходит к нам парень — Толя Александров, он тогда учился в Татарстане в институте. Я, говорит, к вам в Красноярск по распределению переберусь. Ну сказал и сказал, мало ли что можно пообещать. Но потом действительно приехал в Красноярск. Вместе мы прошли множество соревнований, многие годы были практически неразлучны. Выигрывали медали всероссийских и всесоюзных турниров в командном зачёте. Дважды становились чемпионами РСФСР.

Олимпийский шанс

Были в моей карьере возможности поучаствовать в самом главном турнире современности — Олимпиаде. В 1964 году во время чемпионата СССР в Киеве надо было попасть в тройку сильнейших. Трасса сложная была, жара стояла невыносимая. Первые 15 километров лидировал. Затем чувствую, ноги не бегут, остановился, разминаю, нагнали меня соперники, я за ними пристроился и бегу. Ну, думаю, если совсем невмоготу будет, сойду километре на двадцать пятом. Но вот уже и тридцатку преодолел, а силы, чувствую, ещё есть. Но незадолго до финиша опять ноги свело, пришлось притормозить. В итоге уступил второму и третьему месту метров 150. Обидно, конечно, ведь это был шанс поехать в олимпийский Токио.

В 1968 году мне было уже 39 лет. Возраст для спортсмена критический, но чувствовал я себя замечательно. Тренировался всегда с умом, втягивался в нагрузки постепенно, никогда себя не загонял, поэтому и сохранил неплохие кондиции. Правда, в сборную уже не брали, думали видимо, что староват для больших свершений. Чемпионат СССР тогда проводился в Армении. Я туда поехал сам, на свои средства. Забег должен был проходить около озера Севан. Все участники жили на базе в горах, а около озера был разбит туристский палаточный городок. Я сначала в нём остановился, но понял, что в этом бедламе подготовиться не удастся. Поэтому поехал в горы. Понятно было, что места мне на тренировочной базе никто не предоставит, там только сборники жили. Смотрю, рабочие строят домики деревянные. Я подошёл: плотник, говорю, возьмёте к себе? Взяли, выделили мне деревянную пристройку. Сладил я себе топчан, дверь навесил, окна — там и жил, работал и тренировался.

Благодаря высокогорью быстро обрёл отличную форму, но в самом забеге многое не получилось. Вокруг беговой дорожки были проложены канавки, чтобы во время ливней вода быстрее уходила. За день до старта совершал тренировочный забег. А вдоль трассы тренировались толкатели ядра, что-то я засмотрелся на них, и нога попала в эту самую канавку. Потянул мышцу. На старт я всё равно вышел, первые километров пятнадцать пробежал неплохо, а потом нога как каменная стала, понятно, что никакого результата я не добился. Хотя чувствовал, что мог попасть в тройку призёров, а это принесло бы путёвку на Олимпиаду.

В 2004 году мог побывать на Олимпиаде в Афинах, но в последний момент решили, что есть более достойные ветераны, так что Олимпийские игры вживую посмотреть так и не удалось — ни как спортсмену, ни как зрителю.

Я к себе всегда трезво относился, понимал, что на Олимпиаду, если отберусь, поеду для участия, а не за медали бороться. Тогда царил Абебе Бикила, выигравший марафон в 1960 году в Риме босиком. Через четыре года он повторил успех. Да и остальные африканские атлеты были невероятно сильны, бороться с ними было невозможно.

После марафона

Активную карьеру завершил в сорок три года, в 1972 году, ровно через десять лет после того, как получил звание мастера спорта. Но бег не бросил. Собрали как-то нас, ветеранов, и предложили создать клуб любителей бега. Меня назначили председателем. Стали набирать народ — и молодых, и людей постарше. Я вместе с ребятами бегал всегда, следил, чтобы никто не загонял себя: пробежал определённую дистанцию, потом пешочком пройти, продышаться необходимо. Держал себя в форме.

Ещё когда активно бегал, работал параллельно учителем физической культуры, сначала в техникуме, где сам ранее учился, а потом в 121-й школе. Тогда там не было толковой площадки, где дети могли бы заниматься. Пошёл я по инстанциям, добился, что построили нам площадку — с беговыми дорожками, хоккейной коробкой, гимнастическим комплексом. Она, кстати, до сих пор функционирует.

Была у меня мечта. Поднять спорт в деревне. Приехал я в Субботино, что в Шушенском районе. Там практически ничего не было — ни лыж, ни коньков, только спортзал. Высотой чуть больше двух метров, в нём даже в волейбол играть было невозможно. За год сумел привить ребятам любовь к спорту. Мои подопечные выиграли районные соревнования.

Стихи для памяти

Никогда не жалел, что всю жизнь посвятил спорту. Хотя люди непосвящённые говорят, что колени у меня болят именно от бега. Действительно, сейчас хожу с костылём и тростью, но бег здесь, уверен, ни при чём — во всём виновата молодецкая удаль. Сколько себя помню, постоянно бегал и прыгал. Раньше на покос, на картошку ездили на грузовиках бортовых, я никогда из них не вылезал аккуратно: перемахивал через борт и спрыгивал, лестничные пролёты в один прыжок преодолевал, сил много, не берёгся. Вот колени и не выдержали. Когда люди видят меня зимой на лыжах, удивляются, как это мне, человеку на костылях, это удаётся. На что всегда отвечаю: что так две палки в руках, что этак — никакой разницы нет. С тридцати лет веду дневник, куда записываю все свои тренировочные нагрузки. Вот и сейчас отмечаю, сколько проехал на лыжах, сколько прошёл пешком.

Никогда на месте сидеть не буду. С самого раннего возраста усвоил, что сила в движении. Если держишь себя в форме, то и жить легче. В здоровом теле здоровый дух, эту истину никто не отменял. Другое дело, что с возрастом чего-то делать ты просто уже не можешь. Да и память бывает подводит. Чтобы её тренировать, учу стихи наизусть и регулярно их читаю вслух.

Каждое утро начинаю с зарядки, час-полтора делаю различные упражнения. Не зря же говорят, что под лежачий камень вода не потечёт: не будешь двигаться, заплесневеешь. Свой рекорд по подтягиваниям я установил в семьдесят лет, более 50 раз подтянулся. В прошлом году на чемпионате сумел подтянуться 27 раз. В этом году пока 22, но уверен, что на финальном этапе сумею больше — время есть.
0
Комментарии (0)
Первый снег, первый лед

Первый снег, первый лед

Красноярский край часто называют кузницей чемпионов именно в зимних видах спорта. А мы и не спорим и всегда с...