Виктор Грузенкин: «Не признаю термина “спортсмены-ветераны”»


Виктор Грузенкин: «Не признаю термина “спортсмены-ветераны”»

“Со спортом я знаком достаточно давно, если учитывать, что на те же лыжи встал ещё в трёхлетнем возрасте, — признаётся наш герой, спортивный педагог Виктор Грузенкин. — А вот первую в своей жизни спортивную грамоту я получил в 1963 году”.

Теперь она у Виктора Ивановича над кроватью висит. Разыскал он её всего года два назад и решил определить на почётное место.

— А вообще, у меня вот такая стопка всяческих грамот, — демонстрирует Грузенкин, подымая ладонь на полуметровую высоту над столешницей. Ни одной не выбросил. Хотел ими как-то дачу оклеить, но жена отсоветовала: “Ты сам над собой посмеёшься. Не делай этого”. Та самая первая моя грамота памятна особо — один метр 35 сантиметров в высоту прыгнул.

ОТЦОВСКОЕ “НЕТ”

— Заниматься лёгкой атлетикой я начал с 1962 года. Но до этого были и другие увлечения. Лет в девять начал с греко-римской борьбы, тогда её называли классической. Борьба мне нравилась, но вот отец оказался против. Я пришёл как-то домой с тренировки с забинтованной головой. Он спрашивает: “Что случилось?”. “Боролись, — говорю. — Ударился о батарею”. “А где же тренер был?”. — “Не знаю”. Дней через десять история повторилась. “Опять?! — изумился отец. — А тренер-то ваш куда смотрит? Всё, на борьбу больше не пойдёшь!”. Его слово для меня всегда было законом, и как бы мне ни нравилась борьба, тренировки я оставил. Отец у меня мужчина категоричный, фронтовик — сначала Великая Отечественная, потом Дальний Восток, в общей сложности шесть лет в действующей армии. Меня, кстати, ни разу пальцем не тронул, но я знал, что врезать он может так, что мало не покажется. (Улыбается.) Физически очень крепкий, ему сейчас 94 года, но когда жмёт тебе руку, всей ладонью ощущаешь его силу. Кстати, он у меня спортсмен известный. В этом году стал серебряным призёром первенства края по бильярду, его знают и помнят бильярдисты по всей стране.

Мы жили на Горького: вместе со взрослыми зимой заливали каток, вместе и играли потом друг против друга в хоккей. Ботинки с коньками я обувал чьи-то, абсолютно непонятного размера, приходилось вставлять в них книжки, чтобы были впору, не хлябали. Как-то предложили встать на фигурки. Попробовал. Раз упал, второй, третий. Падать наловчился, а вот кататься не получалось. Меня это заело: записался в секцию фигурного катания, научился за месяц, но как только освоил, сразу же и бросил — стало неинтересно.

КАЖДЫЙ ДЕСЯТЫЙ

— Помню, как однажды после каникул, по осени, когда мы пришли в школу, нас ждало неожиданное испытание. Как потом выяснилось, Исай Моисеевич Шмуклер обошёл все школы левобережья и убедил учителей физкультуры устроить своего рода тестирование. Физруки добросовестно провели между нами состязания по прыжкам, и тем, кто выиграл у своих сверстников, сказали: “В воскресенье вас ждут в 33-й школе”. Там и учительствовал, тренировал ребят Шмуклер.

От нашей 19-й школы к нему отправилось человек семь-восемь. А со всего левобережья нас набралось целых 350 человек — десяти-одиннадцатилетних ребят. Шмуклер разбил нас на группы. Занятия с нами ему помогали проводить его воспитанники-старшеклассники: прыжки с места, броски набивного мяча из-за головы. Исай Моисеевич был откровенен, предупредил, не скрывая, что после отбора останется лишь каждый десятый. Так в итоге и получилось: после двух месяцев занятий нас действительно осталось 35 человек. Какая же это была гордость оказаться в их числе! Из нашей школы таких счастливчиков набралось четверо.

Шмуклер, побывавший в Ленинграде на курсах повышения квалификации тренеров, собравших лучших преподавателей физкультуры со всей страны, вводил методику совместных тренировок, когда тренируются и новички, и те, кто занимается давно: разные виды — многоборная подготовка. Я у него был прыгуном в высоту. Выигрывал у своих сверстников, хотя подготовка у всех была одинаковая. В десятом классе даже рекорд края среди школьников установил. Я был очень маленьким, но прыгал намного выше своего роста: метр 91 сантиметр — таким был тогда этот рекорд. Помню, что установил его в зале “Динамо”, на деревянном полу… Сегодня лучшим считается результат два метра 13 сантиметров. Правда, теперь и десятиклассники на год старше, и готовятся они совершенно иначе, и техника прыжков совсем другая.

ПРОЩАЙ, ВЫСОТА

— Кандидата в мастера, прыгнув на 2 метра 8 сантиметров, я выполнил, уже учась в вузе. Шмуклера не стало в 1967 году, и тренировался я у приехавшего в наш город Николая Владимировича Медведева. Год он занимался со мной как с высотником, а как-то летом были соревнования и он предложил выступить в десятиборье. “Ты же и в длину умеешь прыгать, барьеры берёшь, ядро толкнуть тоже сможешь, стометровку бежишь хорошо. Смотрю и копьё ты тоже метаешь. Давай попробуем!”. Да я,говорю, прыжками с шестом пока что не особо овладел. “Как, ты и с шестом пробовал? Ну-ка покажи!” — вдохновился он.

Я действительно самостоятельно занимался этими прыжками, хотя и условий особых не было, но мне они нравились. “Да всё нормально, — оценил мои показы Николай Владимирович. — Выступай!”.

Выступил. После чего Медведев сказал: “Давай-ка заканчивать с высотой, будешь заниматься многоборьем!”. Так всё и началось.

Признаюсь, что я очень везучий человек — на наставников и просто отзывчивых людей. Декан факультета, например, на свой страх и риск оставлял меня со стипендией, несмотря на то, что я порой не успевал сдать зимнюю сессию. Он допускал к весенней, зимнюю я закрывал уже потом, но стипендию при этом получал. А когда стал кандидатом в мастера, меня устроили на полставки тренером, понимая, что десятиборца необходимо поддерживать. Везло мне и с тренерами. Идеология тренировок у Медведева, например, была такая: всё время увеличивать нагрузки, они у нас постоянно прогрессировали. И результаты это приносило: Толя Челышев и я выполняли такие упражнения, что, когда я попал в сборную страны, никто из ребят-сборников подобного делать не мог.

НЕЛЁГКАЯ АТЛЕТИКА

— Как это ни печально, но сегодня мы, пожалуй, единственный в России город с миллионным населением, где нет стандартного легкоатлетического манежа. Имеющийся на Центральном стадионе манежем назвать сложно. К тому же на этих площадях, рассчитанных для занятий полусотни человек, тренируются 150—200. Это и триатлонисты, и бобслеисты, и футболисты, и регбисты… Ограничены и оборудованные для легкоатлетов площадки на самом Центральном стадионе. Сектор для толкания ядра потеснён футбольным бортиком. Скамейку для запасных игроков-футболистов установили всего в 30 сантиметрах от края дорожки для разбега в секторе для прыжков в длину. И это при том, что здесь тренируется Александр Меньков, на сегодняшний день — один из лидеров среди мировых прыгунов. Если бы в перерыве между футбольными таймами предложили показательно выступить Менькову, более чем уверен, что зрителей на трибунах прибавилось бы в разы: увидеть вживую прыжки за восемь метров — это настоящая редкость.

Сектора для прыжков с шестом у легкоатлетов просто нет вообще, эти прыжки у нас не культивируются, как не готовится ни одного спортсмена в метании молота, диска. Это просто поразительно, что в таких условиях у нас сумела появиться достойная многоборка Кристина Савицкая. Рекордсменка России в семиборье, в девятнадцать лет выступившая на Олимпиаде в Лондоне и показавшая восьмой результат. Но ей, чемпионке России, ставшей восьмой на Олимпиаде, не позволяют метать копьё на Центральном стадионе. Проводить регбийные матчи, после которых травяной газон приходится восстанавливать, можно, а тренировки с копьём нет. Со своим копьём Кристине приходится ездить на “Локомотив” — больше у нас попросту негде метать ни его, ни молот.

В городе сегодня достраивается акробатический манеж, а вот строительство манежа легкоатлетического отложено до 2020 года. Раньше, чем город проведёт зимнюю Универсиаду-2019, к этому вопросу в Красноярске не вернутся. Кстати, при всей моей категоричности в отношении стратегии развития красноярского спорта я искренне рад, что Универсиада пройдёт именно у нас. Эти Студенческие игры не принесут плюсов лёгкой атлетике, но станут толчком для развития зимних видов. И, конечно же, только положительно отразятся на инфраструктуре города: наш Красноярск станет краше, улицы чище, дорожное движение более комфортным. Что поделаешь, легкая атлетика для миллионного мегаполиса — далеко не первейшая проблема…

И всё-таки радующие моменты есть. Это когда у нас, несмотря ни на что, всё же появляются такие атлеты, как Александр Меньков, Кристина Савицкая. Когда заявляют о себе другие молодые спортсмены — например, чемпионы России Тимофей Чалый, Наталья Аристархова. Есть кем гордиться.

НЕ ВЕТЕРАН, А МАСТЕРС

— Не признаю термина “спортсмены-ветераны”: если человек и с возрастом продолжает выступать, он остаётся действующим спортсменом. В мире, чтобы уйти от слова “ветеран”, ввели понятие “спортсмен категории “Мастерс”. А мы в своём языке пока, увы, не можем найти подходящего выражения, называем людей 35 лет и старше “спортсменами среднего и старшего возраста”. Какой может быть ветеран в 35 лет, если люди и в 40 побеждают на Олимпиадах?!

Мне 63. Два года назад в своей возрастной группе установил рекорд России в толкании ядра — 14 метров 54 сантиметра. А перед этим, выступая в категории легкоатлетов “45—49 лет”, стал автором мирового, официально утверждённого рекорда.

От многоборья сегодня, к сожалению, у нас осталось только метание. Но легкоатлеты-красноярцы потихоньку собираются, проводят соревнования. Надеюсь, что на ближайших, намеченных на сентябрь, участников опять будет немало. А мы, команда из восемнадцати человек, как раз вернёмся из Челябинска, где 27—30 августа пройдёт чемпионат России. Лёгкая атлетика не командный вид спорта, это не волейбол, баскетбол или футбол, и командным выступлением для легкоатлетов является лишь эстафета. Тем не менее и в наших соревнованиях тоже есть командный зачёт. И два года назад наша красноярская команда стала первой — чемпионом 2013 года среди городов России по лёгкой атлетике в категории “Мастерс”. Как выступим спустя два года? Будем бороться! Считаю, что состав у нас подобрался достаточно сильный, ничуть не слабее прежнего, и хорошо выступить способен вполне.

ДОСЬЕ

Виктор Иванович Грузенкин родился 19 декабря 1951 года.
Мастер спорта международного класса по семиборью и десятиборью.
Победитель матчей СССР — США (1976, 1979).
Чемпион СССР (1979).
Серебряный (1982), бронзовый призёр Кубков Европы (1979, 1981, 1983), чемпион открытого первенства Болгарии (1982—1984).
Герой документального телефильма “Мужские игры на свежем воздухе”.
Спортивный педагог, кандидат педагогических наук, доцент, профессор Сибирского федерального университета по кафедре физического воспитания…
0
Комментарии (2)
Евгений Кутаков, г. Красноярск
19 августа 2015 г. в 12:54
"Мужские игры на свежем воздухе" - не документальный, а художественный фильм, снятый на Рижской киностудии в 1978 году. Приятно было увидеть в нём Виктора Ивановича, который сыграл героя, списанного с него самого.
Ответить
+3
Егор
19 августа 2015 г. в 12:19
Здоровья Виктору Ивановичу!
Нужно гордиться такими людьми!
Ответить
+3
Бомбочка для ванной

Бомбочка для ванной

Многоборец Артем Макаренко: «Нужно заниматься развитием легкой атлетики внутри страны»

Взять роковую высоту

Взять роковую высоту

Легкоатлетка Екатерина Степанова о цели на сезон, кумирах и спортивном характере

Мы удовлетворили большинство исков и задолженностей. Директор ФК «Енисей» рассказал о текущей ситуации в клубе
Футбол

Мы удовлетворили большинство исков и задолженностей. Директор ФК «Енисей» рассказал о текущей ситуации в клубе

Директор футбольного клуба "Енисей" Алексей Ивахов на пресс-конференции, посвященной выходу команды из отпуска, рассказал о текущей финансово-экономической ситуации. Руководитель...

Волевая победа с оранжевым отливом
Хоккей с мячом

Волевая победа с оранжевым отливом

В очередном матче чемпионата страны хоккеисты «Енисея» сыграли на выезде с «Уральским трубником». Если красноярцы ведут борьбу с московским...