Юрий Чередник: «Тренер должен получать не меньше игроков»


Юрий Чередник: «Тренер должен получать не меньше игроков»

Несмотря на небольшой тренерский стаж, Юрий Чередник — именитый наставник. Четыре года возглавлял один из грандов европейского волейбола — московское “Динамо”. Со столичной командой выиграл второй по значимости клубный турнир Старого Света Кубок ЕКВ и вышел в финал первого — Лиги чемпионов. Год назад возглавил красноярский “Енисей”. И сразу же вывел команду в Суперлигу. На днях Чередник продлил контракт с местным клубом ещё на сезон.

Волейбольный “Енисей” впервые за 15 лет вышел в Суперлигу. Были ли у вас сомнения по поводу продления контракта?

— Мы добились очень важного для клуба и города результата. Я благодарен игрокам за самоотдачу и руководству за поддержку. Этот результат дал мне огромную мотивацию. И, естественно, после таких побед грех куда-то уходить. Не скрою, я ждал, что клуб предложит продлить контракт. Никаких сумасшедших мыслей об уходе не было.

Вы сказали, что после победы с “Енисеем” у вас появилась мотивация. После ухода из московского “Динамо” были опустошены?

— Лукавить не буду, этот уход не был запланированным. Тренерская судьба такова: сегодня ты есть, завтра — уже нет. Хотя за четыре года в “Динамо” я получил огромный жизненный и профессиональный опыт. Я ни в коем случае не посыпаю голову пеплом. Жизнь продолжается. Судьба дала мне шанс после годичного “отпуска” приехать в Красноярск и сделать то, что я смог сделать.

Вы уже семью в Красноярск перевезли?

— В прошлом году я привозил сюда супругу. Недавно я вернулся из Санкт-Петербурга. У меня в семье случилось сумасшедшее событие — 21 июня родился сын Александр. Пока они в Санкт-Петербурге, потому что мы с командой улетаем на сборы в Хорватию дней на 20. Одной с ребёнком в Красноярске будет сложно, в Питере — чуть проще. Поэтому, когда вернёмся, естественно, я полечу за ними и привезу в Красноярск.

Чем Вы здесь занимаетесь помимо волейбола?

— Сейчас, наверное, времени будет ещё меньше. В Суперлиге у игроков и тренеров очень высокая занятость. Когда начнётся чемпионат и Кубок Победы, уже сложно будет что-нибудь придумать. Но хобби у меня есть. Мама однажды сказала, что я родился с удочкой. Как только начал ходить — начал ловить рыбу. Для меня это сильное хобби, которое поддерживает, успокаивает и даёт эмоциональную помощь. Особенно когда очень тяжело, преследуют какие-то неудачи. Полдня на рыбалке — для меня важная терапия. И, конечно же, удовольствие.

У нас уже рыбачили?

— Да, несколько раз. Хотя все советуют ехать километров за 300—400 от города, чтобы поймать что-то интересное. Но я не располагаю таким временем. Довольствуюсь тем, что есть под боком.

Улов был?

Был-был. Подлещики, плотва… День на день не приходится. Но даже когда улов небольшой — рыбалка даёт свои результаты.

Ещё несколько лет назад Вы играли на самых больших аренах Европы, с самыми лучшими командами Европы, за самые престижные трофеи Европы. А буквально недавно боролись за выход в Суперлигу. Как ни крути, шаг назад. Переживаете по этому поводу?

— Нет, честно вам могу сказать. Я прекрасно понимал, что после ухода из “Динамо” процентов на 90 придётся начать всё с начала. Я имею в виду, что разница между таким именитым клубом, как “Динамо”, и клубом Высшей лиги, пусть и очень хорошим, существенная. Но психологически я был готов к этому. Знал, что начинать нужно именно отсюда. Образно говоря, я перелистнул эту страницу в своей жизни.

Вы легко согласились на предложение “Енисея” год назад?

— Вы знаете, оно было единственным на тот момент. Я без доли сомнений принял его. Ждать, пока клубы выстроятся в очередь, наверное, было бы неправильно. К тому же я знал, что “Енисей” — клуб с амбициями. Клуб, который хочет дать результат. А это моё! Я не могу тренировать бесцельно. Я не мог играть бесцельно. Мне нужна задача. Пусть она будет завышенной, но без неё я не представляю себе свою работу. Руководство “Енисея”, связавшись со мной, сразу озвучило: “Нам нужна Суперлига”. Великолепно! Я знал, куда я еду, что нужно делать и, главное, что в клубе все будут работать на одну цель. Это произвело хорошее впечатление.

Психологически тяжелее тренировать именитую команду?

— Везде есть свои нюансы. Но, наверное, соглашусь с вами — в топ-клубе работать сложнее. Одно дело из Высшей лиги попасть в Суперлигу. А другое — выиграть Лигу чемпионов. Абсолютно разные соревнования, подготовка, давление. Но в “Динамо” и игроки более опытные, звёзды, как сейчас их любят называть. Хотя у меня в команде тогда игроков с таким статусом было немного.

Где Вам интереснее тренировать?

— Грубо говоря, больше тренировочный процесс нравится в “Енисее”. Красноярским игрокам я могу дать очень многое из своего жизненного и профессионального опыта. Они, что самое интересное, это схватывают. Им это нужно. Гораздо сложнее научить волейболиста очень высокого уровня ещё лучше играть. Понимаете, да? Плюс в нашем волейболе у многих игроков есть звёздочка в голове: “Я самый сильный, самый лучший. Чему ещё меня может научить этот человек?”. Это тоже прослеживалось у некоторых игроков. Это есть везде, во всех командах, поверьте мне.

Конечно, я не хочу сказать, что в Высшей лиги мне интереснее работать, чем в Суперлиге. Но у работы здесь есть свои плюсы. Весь свой опыт я стараюсь передать этим игрокам. И я вижу в их глазах взаимность. Этот момент для тренера наиважнейший. Если есть взаимопонимание и диалог — жизнь становится ярче и интереснее.

Самый счастливый момент в Вашей тренерской карьере — победа в Кубке ЕКВ?

— Если брать отдельно взятый турнир, то, наверное, да. Впервые в истории “Динамо” выиграло этот трофей.

А самый неприятный момент — поражение в финале Лиги чемпионов? Сидит в Вас занозой? Могли бы выиграть самый престижный турнир Европы.

— Знаете, да нет. Поражения забываются. Я всё время пытаюсь, пусть и сложно получается, и сам скорее забыть, и до игроков донести. Любое поражение — негатив, который откладывается тяжёлым грузом внутри. С этим трудно идти дальше. Груз давит, не даёт возможности расти, как игроку, так и тренеру. Эмоции нужно убрать. Но, разумеется, необходимо анализировать причины неудачи и делать выводы, на основе которых можно строить подготовку команды.

Вы карьеру игрока завершили в 2007-м. А “Динамо” возглавили в 2009-м. Это был Ваш первый тренерский опыт?

— Нет, первым опытом была студенческая сборная России, с которой в 2009 году мы поехали на Универсиаду в Сербию. Возглавлял команду Борис Николаевич Колчин. Я был его помощником. Мы выиграли Универсиаду. Затем был турнир имени президента Казахстана Назарбаева, куда я поехал в качестве главного тренера студенческой сборной. Мы его тоже выиграли. После этого я был помощником главного тренера в Ярославле. Работал и переводчиком, и тренером по общефизической подготовке, и так далее. Очень интересный опыт. К сожалению, у команды появились финансовые проблемы.

Предложение от “Динамо” было неожиданным?

— Я три месяца тренировал молодёжную команду “Динамо”. Было интересно. Появились победы, которых от нас никто и не ждал. И в один прекрасный день поступило предложение. Я был ошарашен, когда генеральный директор клуба подошел: “Что ты думаешь?”. Я был немного не готов к этому: “Я вам скажу завтра утром”.

Очень интересная ночь была у меня. С человеческой и с профессиональной точки зрения. Многое переварил. Наверное, я был бы глупцом, если бы отказался от такого предложения. На следующее утро я дал положительный ответ. И четыре года тренировал московское “Динамо”.

Говорят, что хорошие тренеры получаются из спортсменов, которые недоиграли. Вы доиграли?

— Нет. Я бы мог ещё поиграть. Были силы, было здоровье. Но так сложилась ситуация, что мне из России нужно было возвращаться в Италию к своей первой семье. Дети росли. Без родительского контроля начались проблемы. А в Италии сложнее, это уже была не та волейбольная страна, что 10—15 лет назад. И так закончил карьеру.

В Италии футбол как религия. А волейбол?

— Первая яркая победа итальянцев была на чемпионате Европы 1989 года в Стокгольме. Наша сборная заняла третье место. В 90-е Италия выиграла все возможные турниры, кроме Олимпийских игр. В стране был волейбольный бум. Наверное, все мировые звёзды играли в итальянском чемпионате. Они предлагали хорошие контракты. Но в конце 90-х — начале 2000-х уровень чемпионата стал падать. В какой-то степени это связано с введением евро и концом существования лиры.

К сожалению, в Италии сейчас осталось три-четыре клуба, которые до сих пор держат тот уровень волейбола. И посмотрите, что стало с национальной командой. Они уже несколько лет не могут подойти к каким-то финалам. У меня есть своя мысль. Мне кажется, в своё время сильно отпустили лимит на иностранцев. Когда я приехал в Италию, в каждой команде разрешалось играть только двум легионерам. Как у нас сейчас. Сейчас посмотришь на площадку — играют по четыре-пять человек иностранцев. Где плацдарм для роста молодых игроков?

Какое у Вас самое яркое воспоминание об итальянском периоде карьеры?

— Это мой приезд в Италию. Никогда не забуду. 92-й год. Тяжелейшее для нашей страны время. И тут человек из России переезжает в хорошо экономически и политически развитое государство, да ещё и с приличным контрактом. Это, конечно, шок. Италия казалась раем. Очень яркий эпизод в моей жизни!

Ещё один особенный момент — первая индивидуальная награда: в сезоне 1992/1993 меня признали лучшим игроком чемпионата Италии. Незабываемые ощущения!

Ваш контракт в “Автомобилисте” и первой итальянской команде — разница большая?

— Даже несопоставимо. Сложно сравнивать. Здесь ничего, а там вот столько (широко разводит руки). Примерно так.

Сборная России проиграла десять из десяти поединков в Мировой лиге. У Вас есть этому объяснение?

— Сложно судить. Даже если тренер вёл какой-то неправильный тренировочный процесс, она не может проигрывать всем подряд. Одну-две победы на том опыте, на том багаже, который заложили в прошлом сезоне, должны были зацепить.

Если бы что-то подобное случилось в российском футболе, то сказали бы, что игроки “сливают” тренера.

— Может быть. Почему бы и нет? Хотя это непорядочно. Это недостойно со стороны игроков.

С Вами такое в “Динамо” случилось?

— Не хочу об этом говорить. Хотя всё и так понятно, когда это случилось. Я считаю, что не важно, какого ты уровня и полёта человек. Всё равно ты должен оставаться человеком. Строить интриги и козни — это подло.

Причин подобных ситуаций несколько. Главная — в разнице зарплат тренера и игроков. Это о многом говорит. Спросите любого человека, даже не разбирающегося в волейболе: “Кого легче выгнать — игрока, который получает 500 тысяч, или тренера, который получает 100—150?”. Конечно, проще выгнать тренера. И взять за те же деньги другого. Мне кажется, когда-то должно наступить равноправие.

Очень интересный момент в жизни был. Выдающийся волейбольный тренер Вячеслав Алексеевич Платонов говорил: “Тренер должен получать больше, чем игрок. На один доллар”. Я лично видел этот доллар. Он взял купюру, на которой вся команда поставила свои подписи.

Многие считают, что игроки вкалывают, тяжело работают, тратят здоровье больше, чем тренеры. Я бы с этим не согласился. Если некоторые думают, что сидеть часами и разбирать игры соперника, проводить и разрабатывать тренировки, работать над техникой и тактикой проще, чем 2—2,5 часа в зале отработать, то эти люди сильно ошибаются. Просто надо просидеть с тренером 12 часов в зале, тогда станет понятно, что это тяжёлый, напряжённый труд. Очень большая психологическая нагрузка. В “Динамо” бывало по две-три игры в неделю. И к каждому поединку нужно подготовиться персонально, и подготовить команду. И иногда от бесконечных видеопросмотров, информации голова ходила ходуном. И я думал: “Блин, я бы сейчас лучше часа три в зале отпахал и спокойно пошёл бы домой”.

Несмотря ни на что, я благодарен судьбе за работу в таком именитом клубе, как “Динамо”. Это — прекрасный опыт. Но все же я был рад работать по 12—14 часов в сутки. Это моё. Будучи игроком, мне часто снился сон, будто я тренирую команду. И этот сон сбылся.
0
Комментарии (1)
Фарид
1 сентября 2015 г. в 12:22
“Кого легче выгнать — игрока, который получает 500 тысяч, или тренера, который получает 100—150?”. Конечно, проще выгнать тренера. И взять за те же деньги другого. Мне кажется, когда-то должно наступить равноправие.

Если тренер руководит так, что команда показывает результаты - то его никто и не будет выгонять. И зачем кому-то выгонять тренера, который не грубит по зарплате? Кого проще выгнать - кто получает в 3 раза больше, и ничего не делает, или того, кто хорошо работает и при этом ЗАРАБАТЫВАЕТ в 3 раза меньше? По мне так ответ очевиден. А то, что платить за досрочное расторжение контракта "отступные" - так, извините, прописывайте в контракте условия соответствующие.

А тут выходит, что мы опять говорим, сколько кто должен получать (забавно - не зарабатывать, а получать).
Ответить
Мария расправляет крылья

Мария расправляет крылья

В Екатеринбурге продолжается предварительный этап Кубка России по волейболу среди женских команд. Красноярский «Енисей», потерпев три поражения на старте,...

Наигрались вволю

Наигрались вволю

заключительном матче красноярской части предварительного этапа Кубка России по волейболу «Енисей» встречался с новосибирским «Локомотивом», действующим чемпионом страны. Кто-то,...

Лидеры в деле

Лидеры в деле

В Красноярске продолжаются матчи предварительного этапа Кубка России по волейболу. Во втором туре «Енисей» играл с «Югрой-Самотлор» из Нижневартовска.

Смешанные чувства

Смешанные чувства

Женский волейбольный «Енисей» перед началом сезона претерпел довольно значительные изменения. Это было неизбежно: ни результат, ни игра команды в...

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой
Хоккей с мячом

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой

После завершения предварительного этапа розыгрыша Кубка России полузащитник «Енисея» Максим Ишкельдин поделился своими впечатлениями о турнире и об игре...