Александра Ниценко и Мария Матюшенко: «Мы белые и пушистые, но можем и сдачи дать»


Александра Ниценко и Мария Матюшенко: «Мы белые и пушистые, но можем и сдачи дать»

С серебряными призёрами первенства мира по вольной борьбе Александрой Ниценко и Марией Матюшенко мы встретились сразу по их возращении из Сараево, где проходили соревнования. Девчонки, несмотря на завоёванные награды, результатом недовольны и уже приступили к тренировкам, жаждут новых поединков и побед.

Девчонки, серебро первенства мира — награда, в общем-то, достойная. Почему же вы недовольны этим результатом?

Александра: — На самом деле мы могли и золото завоевать и очень хотели этого. Но, наверное, где-то чуть перегорели. Одно дело — когда ты сидишь один в комнате в ожидании финала и представляешь свой триумф, другое — когда выходишь на ковёр, и реальность, увы, не совпадает с твоими желаниями. В финале я совершила грубейшую ошибку. У меня травма правой ноги, и чтобы соперница не проходила мне в эту ногу, я выставила вперёд левую. Оппонентка сразу же и пошла мне в левую ногу и положила меня.

Мария: — А у меня самым тяжёлым вышел первый поединок. До соревнований гоняла вес, всё отекло, да и ещё и жарко было. Я с трудом передвигалась, тяжело дышала. Тем не менее одолела мексиканку со счётом 8:0. Затем одержала победу над итальянкой со счётом 10:0, такой же результат показала в следующей схватке с соперницей из Казахстана. А потом финал… (тяжело вздыхая, Мария сжимает кулаки). Настрой, если честно, был боевой, я вообще ничего не боялась, уже хотела отбороться как можно быстрей. Ещё до схватки, когда меня настраивали, мне велели поначалу вообще ничего не делать и просто стоять. Ну, я и не делала ничего, за что получила “пассив”. После этого пошла в ноги, а соперница провела свой коронный приём и положила меня.

Я смотрю, вы до сих пор негодуете.

Александра: — Конечно, ведь видно же было, что соперницы не на голову нас сильнее. В своём весе мы были первыми номерами и проиграли, подставили тренеров.

А как тренер оценил ваше выступление?

Александра: — Сказал, что по молодёжке отыграемся.

Мария: — Мы сейчас как раз готовимся к переходному первенству России. Соревнования пройдут в ноябре. Для нас там вообще всё будет новое, другая весовая категория, соперники — уже молодёжь.

Вы переходите категорией выше?

Мария: — Да, тренер сказал нам вес набирать.

Ну, набирать, это не сгонять.

Мария: — Да, согласна. Я перед первенством мира согнала 6,5 килограммов. Последние 400 граммов вообще никак не хотели уходить.

Александра: — Если не наедаться и в течение всех сборов придерживать вес, то всё нормально.

Мария: — Когда по две тренировки в день, а в столовой шведский стол, сдерживать себя трудно. У нас на сборах были очень хорошие условия. Когда совсем тяжело было двигаться, а вес нужно убирать, шли в одежде в сауну, потели. Правда, мне это не помогало. Я заходила в парилку, потела, выходила, а у меня даже пятьдесят граммов не убавлялось.

Мальчишкам в этом плане проще. Они на взвешивании снимают плавки, чтобы не гонять эти лишние пятьдесят граммов.

Мария: — Так и мы тоже снимаем (смеётся). Бывает даже волосы приходится стричь.

Александра: — Да у нас недавно такой случай был. Девочка просто не хотела сгонять пятьдесят граммов, взяла и обрезала себе волосы. Хотя решение странное. Я бы ни за что на такое не пошла.

Как правило, когда в единоборства зазывают девчонок, в качестве одного из аргументов приводят возможность научиться приёмам самообороны. А для вас какой аргумент стал решающим, когда вы выбрали вольную борьбу?

Александра: — У меня подруга занималась вольной борьбой, постоянно ездила по разным городам, выступала на соревнованиях. Мне стало интересно, тоже захотелось славы и перспектив, вот я и пришла в вольную борьбу. Поначалу моя мама к такому выбору относилась несерьёзно, ругала меня за то, что приходилось где-то школьные уроки пропускать. А когда я стала показывать результаты, она изменила своё отношение в корне. Теперь уже на меня смотрит с уважением как на профессиональную спортсменку.

Мария: — А у меня всё гораздо проще и банальнее. Мой брат-двойняшка начал заниматься вольной борьбой первым, а я следом за ним. Соответственно, наши родные восприняли это нормально. До борьбы занималась бальными танцами пять лет, но ушла, потому что не было партнёра. Танцевала лучше всех, а вот на соревнованиях выступать не с кем. Потом для себя занималась плаванием, на лёгкую атлетику ходила, увлекалась туризмом и горными лыжами. Я и сейчас, если есть время свободное, на лыжах катаюсь.

А приходилось использовать приёмы вольной борьбы в качестве самообороны?

Мария: — У меня такой случай был. Пришлось обороняться. Правда, вышло это случайно, можно сказать, на автомате. Дело было в школе, мальчики хотели пошутить, ну я и сделала проход в ноги… Всё, не шутят больше мальчики (смеётся).

Мальчишки вас, наверное, побаиваются?

Александра: — Нет, они же знают, что мы профессионально занимаемся вольной борьбой, поэтому нас уважают. Больше смотрят на нас уже как на девочек.

А как девочки, вы белые и пушистые? Или всё-таки, как и подобает настоящим борцам, отличаетесь крутым нравом?

Мария: — Мы белые и пушистые, но можем и сдачи дать!

Александра: — Поэтому в качестве спутника хотели бы видеть с собой всё же спортсмена. Человек, далёкий от спорта, вряд ли будет относиться с пониманием к тому, что нас по полгода дома не бывает.

Про борцов довольно часто сочиняют разные анекдоты, которые любит травить между собой как раз молодёжь. Вас такие анекдоты не обижают?

Александра: — Смотря какие. Если про то, что все борцы тупые, то это неправда, потому что столько комбинаций, сколько знаем мы, не запомнит даже заядлый шахматист. Нужно знать каждую завязку, плюс мышечная память. Надо продумывать каждую схватку и с каждым соперником правильно подбирать способы борьбы, иначе можешь травмироваться либо проиграть. Что касается анекдотов про сломанные уши, с одной стороны, смешно, а с другой — мне даже страшно подумать, что такое со мной может случиться. Я сколько лет борюсь и проходы разные в схватках использую, но ни разу даже ухом не ударилась, не то что сломала.

Мария: — Да, у нас, слава Богу, уши целые. Хотя другие девчонки действительно уши ломают. И это очень больно. Вы только представьте, ухо воспаляется, и тебе каждый день шприцем откачивают из него жидкость, а потом стягивают тугой повязкой.

Александра: — У нас недавно на сборах три человека уши себе сломали. В конце сборов мы делали фото, и вот они стоят там все перемотанные бинтами.

Часто спортсмены в своих интервью признаются, что они не суеверные. Но есть и те, кто верит в приметы, берёт с собой на соревнования талисман. Вы к какой категории относитесь?

Александра: — Мне перед первенством мира мама сшила платочек. Я взяла его с собой на взвешивание, положила под трико, и жеребьёвка у меня прошла просто шикарно. Соперницы подобрались не очень-то и сильные. Думаю, платочек помог.

Мария: — А у меня не было с собой никакого платочка, ничего с собой не было. А что надо было брать? (Смеётся.) Я не знаю, почему, но у нас принято считать, что синее трико — счастливое. Я вот все первые встречи боролась в синем трико и выигрывала. А в финале вышла в красном и проиграла. Хотя красный цвет, говорят, цвет чемпиона.

Александра: — Да, это так, но почему-то все интуитивно на соревнованиях первым надевают синее трико. И даже когда мы разогреваемся перед состязаниями, тоже синее трико надеваем.

В обычной жизни какой стиль одежды предпочитаете?

Александра: — Классический. Я учусь в университете на первом курсе, Маша в одиннадцатый класс перешла. И в школе, и в вузе дресс-код обязывает ходить в классике. Мы уже привыкли к этому.

Мария: — Да и вообще, одно дело, когда ты на сборах в спортивной форме, другое — когда по городу идёшь. В спортивном костюме уже как-то неудобно, мы же девушки.

Этот год у вас непростой. У Саши первый курс университета, тебе, Маша, ЕГЭ предстоит. При этом вас по полгода дома не бывает. Учебную программу с репетиторами нагоняете?

Мария: — Да, и с репетиторами, и самостоятельно. Берём с собой учебники на сборы, правда, ни разу их там не открываем. Когда после трёх тренировок приходишь к себе в комнату, то просто падаешь без сил и лежишь. Какие там учебники…

Александра: — Даже на смску ответить сил нет, читаешь, телефон в сторону — и спать. Мы сейчас полтора года работали очень плотно, без отдыха. Вернулись все измотанные, даже эмоций ноль. Мне тренер Александр Васильевич Сучков дал два дня на отдых, и всё — снова за работу.

Мария: — А мне и двух дней не дал. Мы когда с первенства мира летели, тренер говорит: “Ну что, Маша, в понедельник жду тебя в спортзале”. Я обомлела. Прилетели-то мы в воскресенье ближе к обеду. Это мне вещи постирать, лечь поспать и снова в спортзал. Ну так же нечестно! Саше хотя бы два дня дали. Я ещё перед первенством мира хандрила, усталость накопилась, вот я за четыре дня до окончания сборов и говорю главному тренеру сборной: “Всё, не надо мне никакого первенства мира, купите мне билет, хочу домой. Вообще больше тренироваться не буду!” Но потом справилась со своими эмоциями. А теперь дело чести, золото надо. Ну и, как все спортсмены, мы мечтаем об олимпийском золоте. Думаем, что к 2020 году нам это будет по силам!
0
Комментарии (0)
Максим Ишкельдин: Очень хочу домой
Хоккей с мячом

Максим Ишкельдин: Очень хочу домой

После завершения предварительного этапа розыгрыша Кубка России полузащитник «Енисея» Максим Ишкельдин поделился своими впечатлениями о турнире и об игре...